Примерное время чтения: 5 минут
215

"Я не рвала фотографии отца"

В "АиФ" N 1-2, 2005 г. была опубликована статья Николая Добрюхи "Женщины и ракеты Сергея Королева". Она вызвала неоднозначные читательские отклики. Одни писали, что мы вторглись в личную жизнь героя. Правда, большинство авторов отмечали, что узнали из статьи много нового, неизвестного про выдающегося ученого. Среди писем в редакцию одно не могло нас не взволновать - оно было от дочери Сергея Павловича Королева. Наталия Сергеевна (на фото она с мамой, Ксенией Винцентини), в частности, писала:

"СТАТЬЯ написана в неуважительном стиле в отношении моей мамы, меня и моего отца. На самом деле мои родители женились по большой обоюдной любви в 1931 г., развелись в 1949 г. В августе 1947 г. они торжественно отметили 16-летие своей свадьбы. Так что они были в законном браке, а не "встречались и числились в браке", как утверждает автор.
Возмутительной фальсификацией является заявление автора, что я разорвала все фотографии отца, что бросала трубку, когда он звонил с Байконура. Все до единой фотографии, в том числе с надписями его мне, приведены в моих книгах, а с Байконура он никогда не звонил никому из семьи - тогда это было невозможно.
Неверно и утверждение, что мы с отцом встречались "редко и как чужие". Мы виделись регулярно в доме и на даче моей бабушки, а затем дома у моего отца, куда я приезжала с мужем, а затем со старшим сыном, и встречи эти проходили очень тепло.
Как должно быть известно автору, издательство "Наука" в 2001-2002 гг. выпустило мою книгу "Отец" в двух томах, в которой подробно и, что особенно важно, документально описана жизнь нашей семьи. Я думаю, что было бы правильнее обратиться к первоисточнику, а не голословно порочить женщин, которых любил мой отец и которые любили его.

РЕДАКЦИЯ решила последовать совету Наталии Сергеевны и открыла ее книгу. Позволим себе привести несколько цитат:

"Вскоре... состоялся третий по счету суд (на первых двух мама отказывала в разводе), где мама, поняв бесполезность сопротивления, согласилась на расторжение брака. Это случилось 26 августа 1949 года... Ничего не подозревая, я приехала домой и увидела страшную картину: в кресле сидела заплаканная мама, плакали обе бабушки, грустными и расстроенными выглядели оба дедушки. Для меня известие о разводе моих родителей было подобно грому среди ясного неба.

На следующий после развода родителей день я вернулась на дачу и туда приехал отец с Ниной Ивановной (в скором будущем - вторая жена Сергея Павловича. - Ред.). Я все еще находилась в шоковом состоянии. И он, и она пытались говорить со мной, что-то объяснять - я молча слушала, ничего не воспринимая. Отец привез фотоаппарат и несколько раз снял меня. Несмотря на его просьбы, улыбаться и даже разговаривать я не могла...

Из письма первой жены С. П. Королева его матери. (Прим. ред.)

"Всю историю нашей любви вы знаете хорошо. Много горя еще до 38 года пришлось мне пережить... Я понимала, что разыгрывается что-то плохое в наших отношениях, я умышленно переехала к себе домой, стараясь всячески сблизиться с С., моим, как я думала тогда, С. - увы, уже делившим себя между мною и другими женщинами... Вы сами видели подчас странное отношение ко мне С., его разговор со мной при всех у вас на именинах, на нашей годовщине на даче в 1947 г., только любя его действительно большой глубокой любовью, можно было простить и позабыть все, даже свое собственное "я" и женское достоинство... Я так устала всю жизнь бороться и быть мужчиной. Ксения Винцентини. Москва 1 мая 1948 г.".

...Мама поставила мне условие: не встречаться с новой женой отца... Это была типично женская месть оставившему ее мужу.... Постепенно острота обиды на отца прошла. Я по-прежнему любила его и страдала от того, что наши встречи не были частыми.

Двенадцатого января 1957 г. отцу исполнилось 50 лет. Отец отмечал день рождения дома в Подлипках и пригласил свою маму, отчима... и меня. За мной была прислана машина. Я не знала, что делать. С одной стороны, мне хотелось поехать, с другой - я дала слово маме. Несколько раз я надевала свое нарядное голубое платье и шла к вешалке за пальто, а дедушка Максимилиан Николаевич, видя это, говорил мне, что мама будет расстроена и что я таким образом нарушу свое слово. После этого я, рыдая, снимала платье. В конечном счете, доведенная до истерики, я сдалась. Конечно, это было ошибкой, и я всю жизнь о ней сожалею".

В заключение приведем еще один отрывок, события в котором относятся к встрече Сергея Павловича и его дочери в 1956 г.: "Около трех часов мы гуляли с ним по лесу и разговаривали. Нам никогда еще не удавалось так долго быть вдвоем... Напоследок я задала ему вопрос, который с самого начала вертелся у меня на языке: почему они с мамой расстались. Он ответил, что отношения между мужчиной и женщиной - сложная область человеческих взаимоотношений и что я смогу это понять лишь тогда, когда сама выйду замуж..."


ЛУЧШЕ, пожалуй, и не скажешь. По прихоти Создателя мир устроен так, что даже гении, к которым, безусловно, следует причислить С. П. Королева, могут быть несчастны в личной жизни. Или делать несчастными своих близких. Или еще как-нибудь отличаться от наших лубочно-сусальных представлений о великих людях. Такое знание, конечно, спускает гениев с пьедестала, но одновременно делает их ближе нам, простым смертным.

Фото с сайтов www.rtc.ru, www.spacefame.org

Оцените материал

Также вам может быть интересно