Примерное время чтения: 12 минут
287

В 1993 г. ИЗ МИД РОССИИ УВОЛИЛОСЬ ОКОЛО 500 СОТРУДНИКОВ. Анатолий Адамишин: "Дипломат должен всем нравиться"

Хотя Анатолий АДАМИШИН является послом России в Великобритании всего несколько месяцев, в его актив уже записаны такие важные мероприятия, как визит Президента Ельцина в Англию и визит королевы Елизаветы II в Россию. Сегодня Анатолий Леонидович Адамишин - гость читателей "АиФ".

- Я ВРУЧАЛ королеве свои верительные грамоты, уже пробыв послом месяц. Королева в Англии - это символ государства. А раз она символ, то и все ее окружение, включая иностранных послов, должно "играть королеву", что требует поистине актерского искусства. Поэтому мне несколько раз устраивали репетиции, пока наконец в открытой коляске, запряженной лошадьми, во фраке, с сопровождающими в ливреях я не приехал в Букингемский дворец.

- А зачем репетиции?

- Чтобы не перепутать: что за чем делать. Там так: тебе открывают дверь в зал, где тебя принимает королева, а ты в это время считаешь "раз-два" и входишь, а пока ты считаешь, "сопровождающие тебя лица" должны одновременно сделать два шага. Потом ты делаешь кивок, еще шаг и еще кивок. После этого торжественно объявляют: "Его Превосходительство посол Российской Федерации!" Ты идешь к королеве, делаешь еще кивок и подаешь руку. Очень сложный церемониал. Послу, который вручал грамоты передо мной, англичане сказали: "Для вас самое главное - не сбить с ног королеву". Он страшно обиделся.

Зато, когда мы ехали обратно, так хорошо стало, как будто экзамены сдал: солнышко светит, люди вокруг коляски бегают, фотографируют нас, девушки красивые. Я гофмаршала двора спрашиваю: а подвезти нам никого нельзя? Он потом долго смеялся.

- Вы в ходе визита сопровождали королевскую чету повсюду. Какое, по-вашему, впечатление она произвела на окружающих?

- Мне кажется, что визит оставил очень хорошее впечатление. Потому что королева - женщина действительно незаурядная, выдающаяся. У нее исключительно сильный характер. В свое время взорвали ее родственника лорда Маунтбэттена, но она и после этого не изменила своим привычкам: по-прежнему ездила на лошади или в открытом экипаже. Однажды накануне ее прилета на аэродроме, где должен был приземлиться самолет, взорвали бомбу. Ей предложили сменить аэродром, она сказала - нет. И вместе с тем она очень душевный, добрый человек. С королевой англичанам повезло...

- Как воспринимают в Англии тот факт, что Россия перестала быть супердержавой, что мир стал монополярным?

- Ни в Англии, ни в Европе вообще никому не нравится, что американцы слишком раскомандовались в мире. Одни об этом говорят, другие нет, но ответ один: никому не нравится, что США не имеют теперь противовеса. В глубине души культурные, образованные англичане считают американцев неотесанными, и доверять им руководство миром они не хотели бы. Это во-первых. Во-вторых, в Англии четко осознают, что в одиночку мы американцам баланса составить сейчас не можем. Именно поэтому в Англии многие стремятся блокироваться с нами.

В-третьих, я считаю, что все разговоры о том, является ли Россия великой державой или нет, нам нужно прекратить. Никто ведь никогда не скажет о себе, что он велик. То же самое относится и к странам. Великой державой государство становится в силу объективных обстоятельств, а не потому, что, скажем, государственные деятели или пресса орут, что мы великая держава.

И, наконец, последнее: мы-таки действительно великая держава. Только никому об этом не говорите. (Смеется.) Мы велики своей историей, своей территорией, своей интеллигенцией. Не было во всей истории человечества большей соли земли, чем русская интеллигенция... Никто не думает о себе с большей гордостью, чем англичане. Но они никогда об этом не скажут.

- А что представляют собой англичане, так сказать, в быту?

- Они очень скромны в питании, я бы сказал, чересчур скромны в одежде. Особенно англичанки. Но вот на что они тратят деньги без счета, так это на образование своих детей, на поездки и, пожалуй, на хобби.

Вообще мне кажется, что англичане первыми поняли, как надо жить на этом свете. Первое правило: живи в деревне на свежем воздухе. Второе: живи не торопясь, со вкусом. Для англичан хобби важнее, чем работа. Настоящий джентльмен возможностью сыграть в теннис дорожит больше, чем возможностью сделать карьеру. Третье: от детей нужно как можно раньше избавляться. С 12 лет дети учатся вне дома, в закрытых школах и колледжах. Детей заменяют собаки. На собак и кошек распространяется вся английская нежность. И последнее, самое важное: четкая защита своего "прайвеси" - частной жизни. Никому нет дела, как я живу, и мне нет дела до того, как живут остальные. Соблюдая эти правила, англичане живут долго и счастливо.

- Скажите, Анатолий Леонидович, ваше перемещение с поста первого заместителя министра иностранных дел на пост посла в Великобритании - это понижение?

- Не думаю. Для России посольство в Лондоне - один из главных, если не самый главный дипломатический пост в мире. Конечно, будучи первым замом, можно сделать гораздо больше, чем на посту посла. Здесь какое-либо кокетство излишне. Но нельзя прожить всю жизнь первым замом. Как писал поэт Константин Симонов: "Бывает так, большевику вдруг надо съездить к лордам".

- Мы понимаем, конечно, что быть послом - это и престижно, и интересно, но жить в отрыве от страны долгие годы, да еще в замкнутом мирке посольства, - это могло быть привлекательным разве что в годы застоя, когда за границу никто не ездил. Недаром все члены Политбюро посылали своих детей учиться в МГИМО.

- Может быть, моя биография дает ответ на ваш вопрос. Я в Министерстве иностранных дел с 1957 г., после окончания экономического факультета МГУ. Из этих 37 лет я проработал за границей всего 8 лет, остальное время был "министерской крысой", проведя свои лучшие годы за письменным столом. Блатные уезжали, приезжали и снова уезжали служить Родине за рубежом. Приезжая, они удивлялись: "А ты все сидишь?"

- "Великим сидельцем", кроме вас, кажется, был и нынешний министр А. Козырев?

- Да. Но таких, как мы, было немного - людей с чистой биографией, но не имевших "волосатой руки". Я приехал в Италию послом в 1990 г. после 25-летнего беспрерывного пребывания в Москве. И должен вам сказать, что через два года не выдержал и на предложение вернуться в Москву фазу согласился...

- Каков, примерно, распорядок дня у дипломата вашего ранга?

- Я думаю, что у посла, который хочет заниматься своей работой серьезно, рабочий день с 9 утра до 11 вечера, причем работа разнообразна: он читает, пишет, ругает подчиненных, встречается с иностранцами, принимает русские делегации. Последних стало огромное количество, потому что ездят теперь все, кому не лень. И каждой делегации нужно уделить внимание.

- Давайте поговорим об искусстве общения на приемах. Туда вы приходите, часто никого не зная. У вас есть какие-то специальные приемы общения с незнакомыми людьми?

- Обычно хозяин дома представляет людей, не знакомых друг другу, указывая при этом, чем человек занимается и из какой он страны. От профессии и страны собеседника можно "танцевать". Дипломат, по моему представлению, должен иметь и целый ряд домашних заготовок. В "Герое нашего времени" Лермонтова сказано: "Я ответил фразой, которая у каждого человека должна быть припасена на этот случай".

Везде нужно вести себя естественно. Делай то, что тебе нужно. Нужно с кем-то познакомиться и серьезно поговорить - делай это, не стесняясь. Будешь стоять в углу - ничего не сделаешь. Каждый прием - это серьезная, трудная работа.

- На экспромт лучше не рассчитывать?

- Не стоит. Но что бы ты ни говорил, важно заинтересовать собеседника. Дипломату, как, я извиняюсь, и проститутке, важно понравиться. Если будешь сидеть с хмурым видом, то всех отпугнешь. А это значит, что твоя работа не пойдет: ты попросту не получишь нужной информации.

- Когда вас последний раз будили ночью?

- Я вам скажу, как на духу: поднимают большей частью по делам, по которым не стоит поднимать. Моя квартира находится прямо в посольстве, буквально в трех шагах от рабочего кабинета. Поэтому я на работе вроде как бы все 24 часа, и дежурный шифровальщик, получая телеграмму с грифом "срочно, секретно, перед прочтением сжечь", считает своим долгом немедленно разбудить меня. Такие телеграммы были и по Боснии (у нас с англичанами в этом вопросе тесное сотрудничество), и по Ираку - одним словом, где что горит, там у нас предмет для срочного разговора.

- Сколько получает сейчас посол?

- У меня зарплата - 2 тыс. долларов, хотя это, конечно, не все. Есть бесплатная машина, шофер, квартира, что фактически в несколько раз увеличивает зарплату. И все-таки денег, как и всем, не хватает. Твоя жена должна выглядеть не хуже, чем какая-нибудь мадам, чей муж получает в 10 - 20 раз больше, чем ты.

- Но в Англии, как говорят, все одеваются достаточно просто.

- Да, тут есть некое "диалектическое противоречие". Когда в Англию приезжает новый посол, его предупреждают: королева не хотела бы, чтобы ваша жена слишком тратилась на туалеты. Королева как бы дает санкцию на простую скромную одежду для королевского приема. Это говорится каждому послу. В то же время сама королева не надевает один и тот же туалет дважды. Да и все иностранные послы, аккредитованные в Великобритании, - это, как правило, представители очень богатых семей.

- Все ли вы едите на приемах? Не боитесь ли испортить желудок?

- Я взял себе за правило на приемах ничего не есть, потому что, когда ешь, не можешь разговаривать. То есть либо ты ешь, либо работаешь. И за то, что честно выполняешь свои обязанности, имеешь еще и тот плюс, что не получишь отравления, съев что-нибудь "не то".

- В англичанах нас всегда привлекал здоровый консерватизм. Они умудрились сохранять институт монархии даже тогда, когда монархия в мире вроде бы себя дискредитировала. Даже социалисты в Англии тоже по сути консерваторы, потому что сохраняют социалистические лозунги, когда они выходят из моды. И все партии стремятся соблюсти интересы державы. Почему же мы сначала проклинаем своих бывших друзей и союзников и безоглядно бросаемся в объятия бывших врагов, а когда понимаем, какие глупости натворили, то бывает уже поздно?

- Сам по себе поворот России от тоталитаризма к демократии не решает еще наши проблемы. Мы показали всему миру, что действительно изменились, но почему ради этого все остальные должны забывать о своих долгосрочных интересах только потому, что мы забыли о своих?

Эти обстоятельства привели к тому, что наша политика получила после августа 91-го слишком проамериканский, вообще прозападный крен. Но по мере того, как начнет расти и усиливаться наша национальная буржуазия, крен этот будет выравниваться. И наши шаги в Боснии, Ираке показывают, что "процесс уже пошел".

- Почему разворот нашей внешней политики в сторону защиты национальных интересов идет так медленно?

- Потому что у нас до сих пор вопросы внешней политики решаются келейно. А еще потому, что решения, принятые в высших сферах, совсем скоро будет некому исполнять. Из центрального аппарата МИД бегут, как крысы с тонущего корабля. У нас до 400 незаполненных вакансий, потому что платят до смешного мало. Я, работая первым заместителем министра, получал меньше, чем мой сын, работающий в коммерческой структуре. Хорошо, что мне уже и немного надо, но молодежь на нищенских окладах сидеть не хочет.

- Вы сказали, что вопросы внешней политики решаются келейно. Тогда правда ли, что вопросы Германии Горбачев и Шеварднадзе решили вдвоем?

- А вот это большая ложь. Думаю, что ее нам "подбрасывают" военные и КГБ. Я был заместителем Шеварднадзе в то время и знаю, как эти вопросы решались. Они решались совместно МИД, Министерством обороны, КГБ и Международным отделом ЦК. Записки Горбачеву уходили за четырьмя подписями. Под всеми бумагами о выводе войск из Германии есть и подпись маршала Язова. И если Министерство обороны растратило деньги на дачи генералам и маршалам, а не на дома для офицеров и казармы для солдат, то это его вина. Обвиняя во всем Горбачева и Шеварднадзе, нечестные генералы пытаются таким образом свалить с себя ответственность.

- Как вы оцениваете правление Горбачева?

- Я думаю, Горбачев нанес огромный урон стране, но не по злому умыслу, а потому, что не знал, что он делает. Я недавно прочитал высказывание Кромвеля: "Никто не заходит так далеко, как человек, который не знает, куда он идет".

- Не находимся ли и мы сейчас в такой ситуации?

- Вообще-то да. Все мы несем ответственность за то, что до сих пор не знаем, куда идет наша страна. Без идеи не прожить. Она может быть самой демагогической, но без нее нельзя. Что защищает американская конституция? Людей, территорию, образ жизни. Кто обидит американца, тому несдобровать. И нам нужно найти какую-нибудь формулу вроде той, что была до революции: самодержавие, православие и народность. Я думаю, что величайшая наша ошибка состоит в том, что патриотизм отдан на откуп крайним силам. Патриотизм должен стать государственной идеологией.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно