Примерное время чтения: 12 минут
112

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ. "Я не скандалист"

"Я не скандалист", - признался Наталье ЖЕЛНОРОВОЙ заместитель министра обороны РФ, военный консультант МИДа генерал-полковник Борис ГРОМОВ.

ГРОМОВ НЕ СКАНДАЛИСТ

- Борис Всеволодович, скажите, зачем вам политика? Зачем вы хотите в Думу? Что конкретно вы собираетесь там предложить?

- В Думу я хочу попасть не для того, чтобы удовлетворить свои амбиции. У меня их не было и нет. Если бы они у меня были, я бы не ушел со своего поста, уподобившись тем, кому слишком трудно встать с того кресла, на котором они сидят. Для этого надо иметь свое мнение и надо не побояться высказывать это мнение. А в Думе я хочу через законодательство решить ряд вопросов, в которых считаю себя специалистом. Они связаны с военной и с экономической безопасностью страны, со строительством Вооруженных сил, помощью "афганцам" и, наконец, вопросами мира и дружбы между людьми.

- Вы все свои поступки совершаете обдуманно. Но то, что произошло с Рыбкиным, - непонятно. То вошли в его блок, то вышли...

- Я вошел в движение "Мое Отечество". А оно влилось в блок Рыбкина. Получилось, что и я автоматически вошел в блок Рыбкина. Потом у меня были две встречи со спикером. Я ему прямо сказал о всех своих сомнениях.

- Каких?

- Их было несколько, но главное, что блок Рыбкина проводил и будет проводить политику нынешней власти. На знамени этого блока написано "СССР", что расшифровывается как "Союз Социальной Справедливости России". Подумайте, как я буду смотреть в глаза своим офицерам и их женам, если они по полгода не получают зарплату! Интересно, за какую же еще "социальную справедливость" я буду биться вместе с Рыбкиным, если он уже сейчас у власти и может сделать все, чтобы эта справедливость соблюдалась?

- Вы сейчас, как тот жених, который выбирает из большой толпы себе невесту. Уйдя от Рыбкина, с кем вы будете объединяться?

- "Мое Отечество" ушло из блока Рыбкина не для того, чтобы войти в какой-то другой блок. Мы идем самостоятельно, но не строим "берлинскую стену" вокруг себя. Мы готовы и сами принять желающих, особенно тех, кто считает, что в стране должен быть порядок, что действия руководства и правительства должны быть под контролем народа.

- А почему бы вам, например, не объединиться с Лебедем? Тем более что он, наверное, не против пойти к вам в союзники.

- Вопрос совершенно правильный, но у него свои мысли, у меня - свои. И подходы у нас разные. Он решил пойти в Конгресс русских общин со Скоковым. А я связал свою деятельность с движением "Мое Отечество". Это движение возглавляет В. Мишин. В него входят академик Шаталин и большой коллектив экономистов. Люди умные и серьезные.

- Громов - фамилия громкая. Но из генералов вы ведете себя тише всех. Почему?

- Я не из тех, кто любит голосом воздействовать на общество. Я высказался по Чечне, до того выступал против применения войск в столкновении с "Белым домом". По принципиальным вопросам я открыто выражаю свое мнение. Но я не скандалист.

- Вас выдвигают то в МВД, то в МИД, и вы ничему не сопротивляетесь. Может, для вашего имиджа вам лучше бы уйти в отставку?

- Скажите, ради кого и ради чего мне надо увольняться? Ради Грачева я увольняться не хочу. Я намерен служить Вооруженным силам. И на тот период, пока Грачев в МО, мне там не место. Я не хочу быть с людьми, которые воюют против своего народа, ничего не делают против развала Вооруженных сил. На перевод в МИД я сам дал согласие. В Министерстве обороны я занимался вопросами, связанными с ближним зарубежьем. И здесь я ими занимаюсь.

ГРОМОВ НЕ ХОЧЕТ, ЧТОБЫ НАСТАЛА ЭРА "ЧЕРНЫХ ПОЛКОВНИКОВ"

- В чем наши ошибки по Чечне?

- Здесь у нас одна ошибка - зачем мы влезли в эту Чечню?! Других ошибок я не вижу. Там надо было наводить порядок. И, конечно, надо было принимать меры по отношению к Дудаеву и его окружению. Но меры-то бывают разные!

- А какие из этих ошибок, совершенных и в экс-Югославии и в Чечне, - ваши?

- Своих личных ошибок я не вижу ни в Чечне, ни в Югославии, поскольку у меня не тот пост, чтобы коренным образом влиять на принятие решений.

- А где вы влияете?

- Я могу повлиять на умы людей, тех, кто принимает и предлагает решения, только своим примером и опытом. А начало войны было скрыто от всех. Все, что там творилось, было скрыто.

- Но вы же были замминистра обороны!

- Ну и что? Вся коллегия об этом не знала. Все было сделано тихо. Громким стало только теперь.

- Мирный договор по Чечне - это предательство по отношению к военным, которые там воевали, или благо для них?

- Если рассматривать варианты прекращения войны, кровопролития, то мирный договор - это благо. Но сама ситуация, когда ведутся мирные переговоры с частью территории или с республикой собственной страны, вызывает полное недоумение. В любом случае я бы немедленно вывел оттуда все войска, оставив лишь МВД, чтобы поддерживать порядок. Надо успокоить людей, дать туда деньги, материалы, которые необходимы, чтобы народ подготовился к зиме. Первые шаги к миру должны делать те, кто начал войну. То есть мы.

- Как вы думаете, что сейчас самое страшное для армии?

- Самое страшное для армии, когда у нее нет (или люди не видят) перспектив, когда отношение к армии неуважительное. Страшно, если у руководства армии будут стоять те же люди и принимать решения, подобные прежним. Тогда армия завязнет во внутренних разборках и станет противна обществу.

- Вы выводили войска из Афганистана, вас называют лидером "афганцев". Но им с каждым годом живется все хуже. Может, и вы их предали?

- "Афганцы" - моя большая боль. Надо что-то решительное сделать для всех, кто участвовал в "интернациональной помощи" другим странам. Таких людей - огромное количество. На их беды закрыли глаза, сделали вид, что проблемы нет. А те, кто воевал в Чечне! Они вообще никому не нужны. У них - ни моральной, ни финансовой, ни психологической помощи. Этими людьми попользовались и выкинули.

- Как вы полагаете, настало ли в России время "черных полковников"?

- Иногда, когда бывает очень тяжело на душе, кажется, что такое время настало. Но понимая, что "черные полковники" приходят к власти для того, чтобы отомстить, я не хочу, чтобы настала их эра.

ГЕНЕРАЛ УВЕРЕН, ЧТО ДЕНЬГИ В СТРАНЕ ЕСТЬ

- У вас нет ощущения, что армия ждет своего Пиночета, который помог бы и ей, и ВПК?

- Когда видишь весь этот бардак, то невольно возникает мысль о том, что надо наводить порядок. И некоторые, я знаю, просто мечтают о таком человеке.

- И смотрят в ту сторону, где порядок должен быть как бы сам собой. А это армия. Не поэтому ли так популярны ныне генералы?

- Порядок нужен в лучшем понимании этого слова. Демократия в основе своей и предусматривает порядок, выполнение законов, подчинение им.

- Проблема всей нашей российской армии сейчас - просто физически выжить, не погибнуть от голода, а зимой - и от холода. Если нет денег содержать армию, может, ее надо сократить?

- Действительно, ситуация в армии тяжелая. Но армию нельзя рассматривать в отрыве от ВПК, от оборонной промышленности. Я уверен, что деньги государство имеет. Только надо сделать так, как и раньше делали: собрать определенных людей и решить, кто, сколько и откуда должен дать денег.

- Это кого собрать: министров, банкиров или генералов?

- Собрать надо банкиров, генералов, предпринимателей, некоторых министров, которые занимаются финансами, бюджетом. Есть кого, не волнуйтесь, собрать. Разве это не позор, что армия голодает? Нет формы, нет горючего. Конечно, армию можно сокращать, но если жить только одним сегодняшним днем.

- Соцопросы показывают, что в армии многие поддерживают Жириновского. Было бы естественно, если бы - генерала. Или все заключается в том, что на фоне вопиющей бедности солдат и офицеров генералы слишком хорошо живут?

- Армия живет не лучше, чем многие другие. Но все хотят жить лучше. И всякое обещание "райской жизни" воспринимается людьми как истинное. Меня удивляет другое - что много военных высшего состава поддерживает Жириновского. Это невзирая на то, что он их клянет и называет "нафталиновые генералы". Причем это он говорит про тех генералов, которые видели в жизни значительно больше, чем г-н Жириновский, и которые для государства сделали несравненно больше, чем он.

- В последние годы каждый рядовой и каждый генерал может говорить, что хочет, ни на кого не оглядываясь, не думая о единоначалии, на котором держится любая армия. Почему это стало возможным?

- Это зависит от того, какое руководство в армии. У государства нет уважения к армии, и у армии нет авторитета - в общественном мнении. Причины? Достаточно использовать армию один-два раза внутри своей страны, и это приведет к уничтожению армии.

- Или армия сама себя использует в политических целях?

- Может, и так. Человек, который принимает решение по армии, связанное с жизнью многих людей, должен думать о последствиях.

- За что сейчас люди пошли бы добровольно воевать - как, по-вашему?

- Думаю, часть пойдет воевать за деньги. И раньше-то это было, но не в таком масштабе. Сейчас количество наемников резко возрастет. Другая часть пойдет воевать за идею: на защиту Родины - России. И таких будет очень много. Остальные пойдут воевать, лишь бы остались живы родители, дети, родственники.

- Русских за рубежом надо защищать или пусть сами выживают?

- Безусловно, надо защищать. Особенно за тем рубежом, который только что образовался. Российское государство должно биться за этих людей. Всеми способами: экономическими и политическими, за исключением военного.

- А как же помогать экономически, если да же своим генералам, солдатам не платим?

- Я же говорю: в стране есть деньги.

ГРОМОВУ ПОМОГАЮТ ДРУЗЬЯ

- Не давая зарплату, вас, видимо, хотят уморить голодом -прямо "на корню"?

- Недавно я узнал, что было принято специальное решение заморозить финансирование группы генерала Громова.

- Голодным вы будете еще злее! Но как же вы все-таки живете?

- Помогают друзья. Еще спасибо МИДу.

- Во время предвыборной кампании вас разденут, вывернут карманы, словом, соберут большой компромат. Вы к этому готовы?

- А это уже началось. Генерал КГБ Стерлигов, бывший начальник ХОЗУ, дает оценку мне, прошедшему Афганистан, что будто бы я главный виновник развала афганского движения. Да он же понятия не имеет, что это за афганское движение!

- И что вы ему можете ответить?

- Мне бы не хотелось отвечать таким людям. Но я посмотрю, что и кто обо мне будет говорить. Про себя скажу, что я чист во всех вопросах, начиная от семейных и кончая государственными. Иначе бы я не пошел в политику.

- К сожалению, в политике одна партия собирает досье с компроматом на другие партии. Вы будете этим заниматься, если вас безжалостно припрут к стенке?

- По закону Божьему человеку нельзя так поступать. Но если меня припрут к стенке бессовестным образом, я тоже буду защищаться.

- Ну что ж, приступаем. На какие деньги вы строите дачу? Ведь даже свою зарплату в 1 млн. 300 тыс. вы не получаете уже полгода!

- В 1992 г. в Центральном банке я взял кредит 50 млн. руб. на десять лет. На эти деньги я купил практически все, что мне было нужно для дачи. А Центробанку я должен отдать квитанции для отчета за эти 50 млн. руб., что, естественно, и сделаю. Плюс семейные резервы, плюс продажа некоторых вещей, плюс гонорар за книгу.

- Какие изменения на месте нашего Президента вы бы произвели в области политики? Каковы были бы ваши первые шаги?

- Некоторые кадровые изменения. Немедленные меры для улучшения жизненного уровня людей. Разобрался бы с экспортом сырья за рубеж и восстановлением всего машиностроения. Без него страна становится колониальной. Преступность я отношу к факторам, определяющим жизненный уровень людей. Без этого не может быть разговора о безопасности страны. Все доброе для страны можно сделать. Надо только очень этого захотеть.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно