Примерное время чтения: 5 минут
88

ОКОЛО ПОЛОВИНЫ ПОТРЕБЛЯЕМЫХ НАМИ ПРОДУКТОВ - НЕДОБРОКАЧЕСТВЕННЫЕ. Поддельный сертификат

"Клюнула" я на эту шоколадку из-за обертки: посреди ярких "иностранок" мелькнуло что-то явно родное: "Три богатыря", "Охотники на привале"... Не иначе, наши кондитеры в конкурентной борьбе пустили в ход притягательную силу искусства великих русских художников. Но, повертев ее в руках, я так и не обнаружила названия кондитерской фабрики. Зато данные о содержимом и сроках хранения были явно несовместимы.

РАЗВЕРНУВ обертку, увидела смятую фольгу, в которую "нефабрично" была упакована шоколадка. Вернувшись к лотку, попросила показать сертификат, но продавщица заявила: "А кто ты такая?" Объяснять ей свои потребительские права смысла не имело. Не устроило ее и мое журналистское удостоверение. "А вы не боитесь неприятностей?" - спросила я. Она рассмеялась: "У тебя их будет куда больше".

Ах, так! И я отправилась в лабораторию Мосгорсанэпиднадзора. К счастью, шоколадки оказались вполне съедобны. Делают их в Бельгии, закупают в Ирландии. И все же продавать их Госторгинспекция запретила из-за отсутствия на этикетке информации об изготовителе, консервантах и явном мухлеже со сроком хранения. Фирма, закупавшая эти шоколадки, была оштрафована.

Закон восторжествовал. Стоит ли ворошить эту историю? Стоит. Ведь на шоколад был выдан сертификат, который должен удостоверять соответствие товара всем необходимым требованиям.

Почему "Ростест - Москва" "не заметил" отсутствия этого на этикетках и, более того, явного мошенничества со сроками хранения? Остается только догадываться.

В РОССИИ, КАК В ГРЕЦИИ, МОЖНО КУПИТЬ ВСЕ

ПОДОБНЫЕ истории явно подрывают доверие к сертификатам, которые, по идее, являются гарантами качества и безопасности товара. А если прибавить к этому признание одной заезжей торговки в ответ на просьбу показать сертификат: "Да ради Бога, у вас здесь что угодно купить можно", - то и вовсе грустно становится. В "Ростесте" и в Госторгинспекции подтверждают: поддельных сертификатов много. Что же делать потребителям? Нам рекомендуют слепить, чтобы даже на копии сертификата были "живые" подпись и печать - непременно синяя. Но чего стоят эти советы, когда на каждом столбе реклама обещает уже к вечеру сделать любую печать?

Конечно, лучше всего профессиональный контроль: торгинспекции, санэпиднадзора. Но когда я обратилась туда, рассказав о незаконных шоколадках, мне ответили: "Наше дело - магазины, за палатками и лотками пусть муниципалитеты следят". Но я настаивала. "Обратитесь на Петровку, - посоветовали мне, -если дадут сопровождение, мы пойдем, проверим". И рассказали о том, каким угрозам подвергаются инспектора санэпиднадзора. Случалось, их даже в холодильниках запирали...

В торгинспекции те же беды. Плюс малочисленность. На одного российского инспектора приходится около 1 тыс. магазинов. Это без палаток и прочих торговых точек.

Можно ли еще больше ослаблять контроль за качеством товаров? Судите сами. Вот результаты за первое полугодие 1996 г. далеко не тотального контроля Госторгинспекции. Забраковано отечественных мяса и мясопродуктов 11,3%, импортных - 22,8%, колбасных изделий -153% (58%), молочных -10%, рыбы - 25,4% (54,9%). А ведь все эти продукты имели сертификаты качества.

ГЛАВНОЕ, ЧТОБ НЕ УМЕРЕТЬ СРАЗУ

НО ПОЧЕМУ так плохи дела с импортом? Все дело в том, что оба закона, которые должны ограждать нас от некачественной продукции, - о стандартизации и о сертификации - предъявляют требования только к безопасности. Главное, чтоб не умереть сразу. А вот заявленных потребительских свойств они вам не гарантируют. И этим вовсю пользуются наши импортеры, закупая низкопробную продукцию, которую у нас реализуют как высококачественную. Йогурт молочный нам выдают за сливочный. Маргарин (да еще бутербродный, который можно употреблять только в холодном виде) - за сливочное масло. И несть числа - таким историям.

Сейчас многие отечественные производители обновляют свой ассортимент. Соответствует ли качество этих изделий заявленному? Бог весть. Органы стандартизации и сертификации должны бы, по идее, проверять это, но все отдано на откуп производителю. Он сам, что захочет о товаре, то и расскажет, какой захочет срок годности, такой и поставит.

Ввиду такой вольницы контроль за качеством тем более необходим. Но насколько он эффективен? Фирму, торговавшую бельгийским шоколадом, оштрафовали на 12 млн. 650 тыс. руб. Что такое 2,5 тыс. долл. для фирмы, наводнившей всю Россию своим товаром? Магазин можно оштрафовать на сумму от 3 до 100 минимальных зарплат. Но вот наказать за невыполнение своего предписания инспектор не может.

В странах, где потребителя уже давно привыкли любить, все обстоит иначе. Инспектор не выясняет, почему товар просрочен. Штраф следует мгновенно. Если нарушитель попадается во второй раз, штраф попросту разоряет его. Но самое главное - инспектор не имеет права выйти из магазина до тех пор, пока испорченный товар не уничтожат. В Госторгинспекции мне рассказали, как в одном из магазинов в США инспектор без всяких экспертиз забраковал машину яиц только за то, что они целые сутки хранились вблизи отопительных батарей и канализационных труб. И не ушел, пока их не ликвидировали. У нас же испорченный товар гоняют по всем городам и весям. Закон, который бы разрешал его уничтожить, где-то завалялся.

Трудно вычислить, насколько залежалые творог или колбаса сокращают нам жизнь. Но то, что некачественные продукты, заполонившие прилавки, внесли свою лепту в резко сократившуюся продолжительность жизни россиян, - несомненно.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно