Примерное время чтения: 6 минут
85

ЧЕМ ЖИВЕТ СЛУЖИТЕЛЬ ЦЕРКВИ? Один из 15 тысяч

Не так давно в редакции одного из крупнейших советских философских журналов я стал свидетелем довольно необычного даже по нашим перестроечным временам диалога. Один из собеседников, судя по всему "пришлый автор", яростно защищал твердыни марксизма, в частности незыблемость ленинского определения "материи".

Казалось бы, что ж тут удивительного? Но все дело в том, что этот "автор" - священнослужитель и богослов по "призванию и образованию". Работает диакон Андрей референтом Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата, который располагается в древнейшем на Москве Свято-Даниловом монастыре.

- Отец Андрей, что привело вас в редакцию небогословского журнала?

- Пришел справиться о судьбе одной из моих статей, посвященной адекватной интерпретации философской категории "материя" и уже более 6 лет недвижно пребывающей в сей усыпальнице любомудрия.

- Из-за чего же вы так яростно спорили с редактором философского журнала?

- В своей статье я доказываю, что в настоящее время в советской философской науке существует недопустимый плюрализм взаимоисключающих мнений в трактовке классического ленинского определения фундаментальной категории диалектического материализма. В результате этого одни ученые называют "материей" физические объекты, другие - их свойства, третьи - отношения. Совсем недавно под это понятие стали подводить даже... стоимость. Одним словом, сколько философов - столько и "материй". Но ведь сколько "материй" - столько и философий!

Утешительным является то обстоятельство, что в настоящее время в ЦК КПСС принято решение развернуть в философских сферах широкую дискуссию по вопросу и подвести ее результаты на всесоюзной конференции.

- А откуда вы так хорошо знаете марксистско-ленинскую философию? Ведь в церковных учебных заведениях, насколько мне известно, не изучают специально этого предмета.

- Многим из того, что расширило мой кругозор, я обязан самообразованию.

- Вы где-нибудь работали до прихода в Церковь?

- После окончания в 1960 г. Ленинградского механического института несколько лет работал в области проектирования космической техники, аппаратов высокого давления, предназначенных для синтеза самоцветов. Параллельно учился на математическом факультете Латвийского государственного университета. До этого, в 1954 г. окончил Кавказское Краснознаменное Суворовское офицерское училище. Мое имя было начертано золотом на Доске отличников. Правда, потом его стерли...

- Простите за нескромный вопрос: что побудило вас столь резко изменить свою судьбу?

- Нескромных - как, добавим, и бестактных - вопросов не бывает. Соответственно тактичным почитаю и такой ответ: неисповедимы пути Промысла Божия.

- И вас взяли на работу в Церковь без специального образования?

- В 1967 г. я окончил Московскую духовную семинарию, в 1970 г. - Московскую духовную академию и в 1973 г. - аспирантуру при ней. Имею степень кандидата богословия. 20 лет тому назад рукоположен в сан диакона.

- Не было ли у вас проблем при поступлении в семинарию? Ведь вы были уже далеко не юношей.

- Были. Но совершенно иные. 60-е годы - это врем на, когда официально провозглашалось, что нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме и без Церкви. Теоретические лозунги получали и практическое преломление. В результате в семинарию мне пришлось поступать четырежды...

- А где вы живете? Каковы чертоги у референта одного из руководителей Русской Православной Церкви?

- Я занимаю комнату в коммуналке.

- Большая ли у вас зарплата? Какой продолжительности ваш рабочий день, ваш отпуск?

- Получаю я 250 руб. в месяц. Рабочий день, как правило, длится 12 - 14 часов. Отпуск - календарный месяц. Но уже 3 года, как я в отпуске не был.

- Являетесь ли вы членом профсоюза?

- Нет, так как имею церковный сан.

- Получается, что по достижении пенсионного возраста вы не будете получать пенсию от государства?

- Нет, мне ее будет выплачивать Церковь.

- И в каком размере?

- 35 руб. в месяц.

- Так мало?!

- Конечно, это очень мало. Но не хлебом единым жив человек.

Беседу вел П. ЛУКЬЯНЧЕНКО

***

ОТ РЕДАКЦИИ, Конечно, то, что можно сказать о диаконе Андрее, нельзя автоматически распространять на всех без исключения служителей культа. Как говорил в интервью "АиФ" митрополит Ростовский и Новочеркасский Владимир, "Церковь состоит из живых людей, подверженных всем человеческим слабостям. Злоупотребления бывают как со стороны рядовых верующих, так и со стороны духовенства".

Подтверждает это и наша читательская почта. Вот пример - письмо священнослужителя из Киевской области (приводим его в сокращении):

"В Киевской области мне дали служить в глухом селе за Белой Церковью. Благочинный К., который ныне послан служить за границу, требовал, чтобы я дал взятку уполномоченному по делам Церкви 1500 руб. и обещал бы давать ему в последующие годы службы. Иначе якобы митрополит не может направить меня служить в город без указания уполномоченного. Когда ж я отказался от дачи взятки, благочинный все же "благоустроил" мое дело. Зато потом вымогал с меня каждый год по 300 руб., приходилось делать ему подарки. Он просил также продать ему мой диплом и значок об окончании Духовной академии кандидатом богословия: "Тебе они ни к чему, ты не умеешь делать карьеру". Тогда я спросил его: "Не собираешься ли ты стать архиереем?". На что он ответил: "Это не проблема, с женой можно фиктивно развестись, принять монашество и стать архиереем". Сам он страстный любитель выпить, получить взятку и дать кому надо. Так и за границу он попал "на протяже". Я же не имею права поехать хотя бы единственный раз в какую-нибудь из социалистических стран. Где уж там говорить о других правах!

Вопиющая несправедливость не остановит меня ни перед чем. Я готов жертвовать собой ради торжества общечеловеческой цели.

С глубоким уважением гражданин СССР священник Русской Православной Церкви У. В.".

Мы не стали называть полных имен как автора письма, так и его бывшего куратора. И вот почему. Такие письма не редкость. Однако, когда заходит разговор о том, чтобы поднять эти вопросы на страницах газеты, слышишь: "Церковь отделена от государства, это внутрицерковные проблемы, светским журналистам совать сюда нос не следует. Пишите только о проблемах, возникающих между Церковью, и государством". Но ведь, по подсчетам, в нашей стране около 60 млн. верующих. Получается, что проблемы этих миллионов наших сограждан - вне сферы гласности. Даже для общественной печати. Но правильно ли это?

А каково ваше мнение, уважаемые читатели?

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно