78

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ. Дорогая моя столица...

На днях состоялся пленум Московского городского комитета КПСС, который избрал Ю. А. ПРОКОФЬЕВА первым секретарем МГК КПСС. Сегодня перед городской партийной организацией, советскими органами стоят большие, сложные задачи. О некоторых проблемах нашему корреспонденту Л. НОВИКОВОЙ рассказывает председатель исполкома Моссовета В. Т. САЙКИН.

- Валерий Тимофеевич, вы коренной москвич?

- Да, я родился и вырос в Москве, на 3-й Кожуховской улице, ныне это улица Трофимова, недалеко от завода им. Лихачева, где я работал потом, пройдя путь от рабочего-литейщика до генерального директора. Отец мой погиб в войну, семья была большая, жили трудно.

- Москва - это не только город, где мы с вами живем, это столица огромной державы. Сюда каждый день приезжают миллионы советских людей, иностранные гости. Долгое время Москва считалась "образцовым городом", "лучшим городом земли". А когда первым секретарем горкома КПСС стал Б. Н. Ельцин, мы с горечью узнали, что у нас не только не все так хорошо, как мы думали, но и хуже, чем во многих городах нашей страны; и воздух, которым мы дышим, и продукты, которых нам не хватает, и транспорт работает плохо, и детская смертность у нас высокая, и многое-многое другое, что раньше нам было неведомо. Почему так произошло?

- Здесь две стороны медали. С одной - мы раньше действительно многое приукрашивали, пытались все показать с лучшей стороны, А потом решили, что мы неправильно действовали, и повернули в противоположную сторону - факты стали освещать мрачнее, чем они есть на самом деле. Город действительно находится в тяжелом положении: генплан его был рассчитан максимум на 8,5 млн. жителей к 1995 г. Согласно ему и составлялись планы по строительству жилья, соцкультбыта, всей инфраструктуры. Да, собственно, на большее и не было ни средств, ни сил.

А что получилось на самом деле? В городе уже сегодня проживает почти 9 млн. человек. А это уже другой счет, другая потребность и в жилье, и в детских садах, и в транспорте, и в магазинах. А если к этому добавить, что и по всей стране сейчас у нас не все благополучно! Надо же понимать, что в Москву едут не только за культурой, не "за песнями", а за товарами. Весь наш внутренний "туризм" направлен на это. Вы видите, сколько туристических автобусов стоит обычно около магазинов-"достопримечательностей", которые "изучают" туристы. Это осложняет работу всех городских служб, которые работают с большими перегрузками. Ведь к 9 млн. москвичей надо прибавить до 3 млн. приезжих плюс 6 млн. жителей Московской области, многие из которых за всем необходимым также едут в Москву. Итого 18 млн. Вот что сегодня означает большая Москва. Конечно, на это количество у нас не рассчитано ни одно направление городского хозяйства. И это все отражается на морально - психологическом климате города. Вот еще другой аспект наших трудностей. Если посмотреть сегодня на демографический состав населения, то тоже все складывается далеко не в пользу города. Из 9 млн. - 2 млн. пенсионеров, более 2 млн. детей, учащихся школ, вузов и техникумов, около 1 млн. работников занято в науке и ее обслуживании, около 140 тыс. - в аппарате управления. А в сфере материального производства работают лишь 2,5 млн. человек, в том числе в промышленности - 1,2 млн. И для пополнения рабочих кадров как в промышленности, так и в строительстве, городском хозяйстве резервов у нас практически нет. Ну а если такой дефицит рабочей силы, если в тебе так нуждаются, то и отношение к работе у многих стало соответствующим.

- "Лимитчиков" больше не ввозим?

- Небольшую часть все же приглашаем: для Метростроя, в небольших количествах на ЗИЛ, АЗЛК. В отдельных случаях министерства или ведомства просят прописать кого-либо из крупных специалистов для своих отраслей. Но это исключения. Положение с рабочей силой у нас еще более осложнилось с созданием огромного количества кооперативов.

- Валерий Тимофеевич, посмотрите, какой грязной сегодня стала Москва! Вы ведь бываете в других столицах - там на улицах чистота. Можем ли мы перенять их опыт?

- И Москва стала грязнее, и мы стали требовательнее, критичнее. Конечно, в Москве можно навести порядок, прекратив все строительные работы. Но сегодня под землей колоссальное количество коммуникаций, которым 50 и более лет, поэтому их нужно ремонтировать. Перекладываются трамвайные линии. Вы видите, дома в лесах стоят, особенно центр - все это создает неудобства, грязь. Но без проведения этих работ Москва больше жить не может. Считаю, что 2-3 года нам стоит перетерпеть. Если раньше перекладывалось в год 25 км различных коммуникаций, то сейчас 140. Другое дело - много грязи во дворах, около мусоросборников. Здесь сказывается и плохая уборка, и наша общая низкая культура.

Или взять другую сторону этой проблемы. За последние годы очень возросла уличная сеть общепита, открываем от 100 до 200 дополнительных точек в год, а урны для мусора остались прежними - рассчитанными только под окурки. А их десятки тысяч. Надо было их заменить на новые. Сейчас в городе во многих местах появились большие по габаритам урны. и около них, как правило, мусора нет. Да и с дворниками проблема. Сейчас их в городе около 8 тыс., в 10 раз меньше, чем было раньше.

- Значит, нужна техника. А у нас главное орудие по-прежнему метла.

- Технику нужно приобретать обязательно - малогабаритную, вакуумную. Для этого нужны базы, теплые гаражи. У нас такой техники нет, несмотря на наличие Академии коммунального хозяйства и множества институтов. Вот и решили мы в Моссовете делать их на базе отечественной техники (шасси выпускают автомобильные предприятия, а навесное оборудование - республиканское Министерство автомобильных дорог). Уже выпущено 70 первых мощных поливочно-дорожных машин.

Так что есть у нас и ростки хорошего, только вот не замечают их, пресса пишет в основном о негативном. У нас ведь, как я шучу, на митинг 100 тыс. человек придут, а на уборку овощей и двухсот не соберешь.

- Я слышала, что вы, Валерий Тимофеевич, в свои выходные ездите "на картошку"...

- Что же тут хорошего? Это я от отчаяния, чтобы хоть примером своим других привлечь. Ведь село же сегодня тоже ставит условия: если вы не будете нам помогать, то мы возьмем такие планы, которые сможем выполнить своими силами, то есть в 10 раз меньше. Как ни было бы трудно, но план по закладке картофеля и овощей мы не только выполнили, но перевыполнили более чем на 2%. А это означает, что для москвичей в город завезено и заложено на зимнее хранение ни много ни мало - более 582 тыс. тонн картофеля и почти 440 тыс. тонн овощей.

- Скажите, пожалуйста, сколько стоит наша столица?

- Бюджет Москвы - около 4 млрд. руб. Дефицит в бюджете составляет 265 млн. руб. Но дефицит растет. Вот пример. Раньше мы картошку покупали у села по 13 коп. за 1 кг и продавали по 10. Теперь же, в связи с введением договорных цен, хозяйства Брянской, Калужской, Московской, Рязанской, Смоленской областей, Белорусской и Эстонской ССР реализуют нам ее по 20-25 коп. за 1 кг. объясняя это переходом на территориальный хозрасчет и самофинансирование. Аналогичное положение складывается и по другим овощным культурам. А это значит, что дефицит в городском бюджете еще более возрастет, несмотря на то, что картошку мы стали продавать по 20 коп. за килограмм.

- Как планируется этот дефицит погасить?

- Перевыполнением планов, улучшением экономической деятельности предприятий, из соответствующих отчислений местной и союзной промышленности.

- Валерий Тимофеевич, а как вы относитесь к тому, что на предприятиях сейчас в основном идет торговля по заказам, по талонам? Не "посадим" ли мы вообще Москву на талоны?

- "Посадим" столицу на талоны или нет - будет зависеть не от того, как мы будем торговать, а как и сколько будем производить. Москва действительно получает товаров народного потребления больше, чем другие. и производит больше.

- А вы сами бываете в магазинах?

- Конечно, бываю. Товарооборот у нас в этом году вырос на 1 млрд. руб., и он будет расти. Но ведь вывозится из Москвы все. Ввели мы талоны на сахар, и расход его сократился в 2,5 раза. Конечно, плохо, что мы на предприятиях торгуем. Но если мы выйдем с предприятий, то спекулянты вмиг все скупят и перепродадут. На руках у многих огромное количество денег, и кто богатый, на дефиците будет еще богаче, а бедный - еще беднее. Торговля на предприятиях - решение Моссовета. Меня за него упрекают, ругают, но я уверен, что при этой системе что-то получают работающие.

Не будем скрывать, что Москва превратилась сегодня в перевалочный пункт. 40% товаров проходят через Москву, затем минуют ее, доставляются в различные точки страны. Мы отвлекаем грузчиков, рабочих, перевозим с одной железнодорожной нитки на другую, многотонные грузовики несутся по городу, разбивая дороги. В какой столице можно увидеть столько грузовиков, как в Москве? Мы сегодня объявили всем предприятиям, имеющим железнодорожные вводы, что им больше не будут доставляться грузы с железнодорожных станций силами Мосавтотранса. Мы боремся сейчас также за то, чтобы оптовые базы, работающие на страну, вывести из Москвы. Надо освобождать город от несвойственных ему функций. Но все же вся беда в том, что сегодня в промышленности, в том числе и московской, заработная плата опережает производительность труда. А это значит - накопление денег и отсутствие товаров. Поэтому пора всем понять, что надо работать и работать качественно.

- Валерий Тимофеевич, а какие привилегии у работников Моссовета, в частности у вас?

- Привилегии работников Моссовета - это много обязанностей, ответственности и критики. Что касается меня, то заработная плата - 620 руб., у моих заместителей - 550. Когда я был директором ЗИЛа, получал на 30-40% больше. Дача у меня государственная, еще могу лечиться в поликлинике 4-го Главного управления (во я туда не хожу), отдыхать в санатории этого главка.

- А где докупает продукты ваша жена?

- В магазине или пользуется заказами по месту работы.

- Сократился ли аппарат Моссовета? Лучше ли стало работать?

- Да, на 30%. Лишний аппарат также вреден, но плохо и когда он слишком мал. Я считаю, что коллектив должен быть загружен чуть больше того, что он способен сделать. С наделением районов определенной самостоятельностью, с передачей им отдельных функций мы сможем еще сократить свой аппарат. Часть высвобождающейся численности аппарата мы передаем в районы.

Будущее города зависит от того, какой депутатский корпус будет избран, насколько они будут компетентными людьми, насколько будут преданы делу социализма в нашей стране, насколько они будут ответственными, государственными людьми, кого они выберут председателями Советов и исполкома.

- Вы свою кандидатуру будете выставлять?

- Пока не решил. Как специалист я могу так же продуктивно работать и на другом месте. Если учесть, что сегодняшний рабочий день с 8 утра и до 12 ночи, то на производстве, наверное, и работать легче. Но город я полюбил со всеми сегодняшними проблемами и недостатками. И то, что критикуется сегодня, - это моя боль. Я настроен работать и дальше, для этого у меня есть и желание, и здоровье. Но, чтобы принять окончательное решение, я должен почувствовать поддержку общественности, москвичей.

- А вы ее не чувствуете?

- В аппарате Моссовета она у меня есть, а у москвичей - я бы не сказал. Ведь все, что сегодня происходит в городе, что критикуется в печати, - все это увязывают с плохой работой Московского Совета. Это во многом справедливо, но ведь какое "наследство" мы получили тяжелое!

- Бываете ли вы на митингах? Как вы к ним относитесь?

- Плохо отношусь. За два года, которые мы митингуем, что мы решили? Что мы создали на митингах? Приведу пример. Как- то напротив Моссовета был митинг с плакатами типа "Моссовет спаивает народ". Подошли наши работники, говорят: что вы здесь митингуете, вон рядом очередь в винный магазин, идите туда. Конечно, они не пошли - побьют ведь. Не митинги определяют сегодня нашу жизнь. Но они еще раз показывают, что в Москве сегодня много недостаточно занятых людей. И митинги не прибавят на полках товаров, надо трудиться. Никто нам ничего не пришлет - ни американцы, ни французы: сами должны зарабатывать себе на жизнь. Сегодня четко просматривается такая мысль: вот "у них" все хорошо, "у нас" все плохо. То, что у нас плохо, - это верно, но то, что у них все хорошо, - это не совсем так. У них тоже много проблем. Возьмем экологию. Приводят в пример Францию, Париж. Я был в Париже и видел, что в экологии у них тоже немало проблем. И с движением транспорта там сложнее, чем у нас, - узкие улочке, "пробки". Еще один дефицит возник - дефицит патриотизма. А от этого и нежелание работать, развиваются и остальные дефициты. А возможности у нашего народа, умного, грамотного, сегодня колоссальные.

- Но ведь в том же Париже рабочие получают на порядок выше, чем у вас. А ведь бытие определяет сознание...

- Да, жизненный уровень там выше, но дело не только в этом. Ведь и работают там настолько же лучше, производительнее. Говоря о том, что всем нам надо работать, я имел в виду не только рабочий класс, но и многочисленных работников науки, культуры, общественных организаций, формальных и неформальных.

- Валерий Тимофеевич, давайте внесем в нашу беседу немного оптимизма...

- Самый большой оптимизм вызывает то, что трудовые коллективы Москвы, несмотря на все сложности, обеспечивают успешное выполнение пятилетки и плана текущего года до всем основным показателям. Возьмем жилищную проблему. Только в этом году москвичи уже получили без малого 2 млн. м2 жилья, в том числе около 400 тыс. мг для жилищно-строительных кооперативов. Значительно пополнилась за этот год и социальная сфера: вступили в строй 21 школа, 23 детских дошкольных учреждения, 5 поликлиник, 3 АТС более чем на 7 тыс. телефонных номеров, 72 предприятия торговли. 53 - общественного питания, родильный дом и другие очень нужные для людей объекты.

Решается задача улучшения экологической обстановки. Идет реконструкция театров и других общественных зданий. Пока не видное дело, а ведь под Малым театром новый фундамент возводим. Заканчиваем ремонт Исторического музея, гостиницы "Метрополь". Скоро начнем строить несколько десятков новых гостиниц, которые должны стать важной статьей доходов города.

Многое зависит сегодня от нашей общей культуры, культуры общения, взаимопонимания, которая находится на очень низком уровне. Прямо скажем, негативную роль здесь сыграли наша печать, телевидение.

- Вы так не любите печать?

- Придаю печати огромное значение. Высоко ценю ее роль в формировании общественного мнения, общественного сознания. За годы перестройки в условиях гласности она резко изменилась, стада намного глубже, содержательнее, интереснее. Но разве нормально, когда пропагандируют несвойственный нам образ жизни, когда столько пишут о сексе, насилии? Да, такие "материалы" встречались не только в печати. В кино это показывают. И все это смотрят дети. Свалить на сенсацию, на дешевку - какие-то уголовные дела, секс - всегда проще. А вот показать духовный мир человека, показать образ нового человека - это сложнее. Помню, во время войны появился фильм "Александр Невский", который мы бегали смотреть пацанами, и ему подобные. Какую патриотическую роль они сыграли! А думать, что после "Маленькой Веры" кто-то серьезно задумается над морально- психологическим климатом нашего общества, - маловероятно.

Особенно же я люблю читать письма, напечатанные в газетах и журналах. Рабочий класс четко, без обиняков выражает свои мысли, и видно, как переживает за все происходящее.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно