Примерное время чтения: 7 минут
131

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ЗАРУБЕЖНОГО ЭКОНОМИСТА. Урок - впрок?

Сейчас многие соцстраны переходят к рыночным отношениям. Дает ли рынок ключ к решению проблем, возникших в результате сверхцентрализованного бюрократического планирования? Об этом беседа нашего корреспондента Г. ВАЛЮЖЕНИЧ с Катрин САМАРИ, советологом, преподавателем Парижского университета, сотрудником Института СССР и Восточной Европы в Париже. Ее докторская диссертация посвящена изучению "югославского опыта". Сейчас она занимается исследованием реформ, происходящих в нашей стране.

- Катрин, в 60-е годы в Югославии был введен "рыночный социализм", это то, на что многие у нас сейчас с надеждой уповают. Но вместе с тем сейчас страна находится в состоянии кризиса. В чем, по-вашему, его причина?

- Большинство специалистов считает, что причина - в недостаточном развитии рынка. Я же полагаю, что в недостаточном уровне экономической и политической демократии в СФРЮ.

С начала 50-х гг. до 1964 г. существовала система, при которой большинство решений по-прежнему принималось в централизованном порядке, "сверху", хотя предприятия находились на "хозрасчете". Самоуправление жестко регулировалось системами цен и кредитов, устанавливаемыми центральными плановыми органами и директивными постановлениями.

В этот период, несмотря на бурный рост экономических показателей (ежегодные темпы роста свыше 10%, резкий подъем производства потребительских товаров), возникли определенные источники напряженности (недовольство шахтеров низкими ценами на уголь, приводящими к снижению их доходов; сопротивление зажиточных республик перераспределению средств между республиками). В связи с этим была предпринята попытка ослабить роль государства в пользу рынка.

Кстати, как мне кажется, у вас в стране утвердился стереотип: тот, кто против рынка, тот за диктатуру. Это отнюдь не так. Ведь возможен другой вариант.

В централизованном порядке могли бы планироваться лишь крупные стратегические вопросы, определяться приоритетные направления. Большинство же решений должно приниматься на уровне регионов, мест, отдельных предприятий.

Следовало бы регулировать экономику, а не "опекать" каждое предприятие.

Однако такой вариант решения проблем требует коренной демократизации политической жизни. Этого в Югославии не произошло.

В 1965 г. были ликвидированы централизованные фонды капиталовложений и другие прежние инструменты планирования.

Трудовые коллективы стали свободно распоряжаться излишками различных производственных фондов, остававшихся после уплаты налогов. И это, конечно, положительный момент. Но в то же время децентрализация решений о капиталовложениях и критериях распределения скоро привела к возникновению серьезных нарушений равновесия между отраслями. Усилилась зависимость от импорта. В недостаточной степени использовались отечественные ресурсы, что создало предпосылки для последующего роста внешнего долга. Начиная с 1968 г. возобновились забастовки рабочих с требованиями повышения заработной платы. Инфляция превосходила предусмотренные показатели роста цен. Повысился уровень безработицы.

В дальнейшем югославская система оказалась крайне раздробленной, разделенной как бы на феодальные княжества, - и к тому же обремененной внешней задолженностью в размере 20 млрд. долларов. Под давлением Международного валютного фонда (МВФ) доминирующей ориентацией с начала 80-х гг. стало возобновление курса на рыночные реформы с тем, чтобы попытаться таким способом объединить страну и уменьшить внешний долг путем строгой экономии и регулирования производства с помощью цен мирового рынка.

Итоги катастрофичны. Сегодня инфляция достигла 100%, а доля безработных среди трудоспособного населения составила 12%.

Возникла сильная социальная напряженность.

- И тем не менее рыночные регуляторы позволили капиталистическим странам выйти на высокий уровень удовлетворения потребностей людей, решить многие социальные проблемы, с которыми мы сейчас не можем справиться.

- Нынешний уровень развития экономики и социальной защищенности нельзя рассматривать только как результат рынка. Социальных гарантий во многом добились сами трудящиеся путем долгой борьбы за свои права. Кроме того, современный капитализм - это общество высокого планомерного развития социальной политики в рамках фирм, корпораций...

Идея о возможности за несколько лет пройти путь, по которому шли развитые капиталистические страны в течение двух последних веков, утопична.

К тому же рынок будет способствовать огромному разрыву между доходами разных слоев населения. А поскольку в сознании народа глубоко укоренились другие критерии ценностей, нежели на Западе, то это будет служить опасным источником напряженности.

Те, кто восхищается успехами неолиберальной волны последних лет, обычно умалчивают о том, что она углубила пропасть между развитыми и развивающимися странами. Кроме того, она позволила оттянуть новый всемирный кризис благодаря широкому привлечению кредитов - главным мировым должником стали США, долг которых равен совокупному долгу всех стран так называемого третьего мира.

- Итак, вы против как сверхцентрализованного бюрократического планирования, так и рынка. В чем же в таком случае вы видите выход?

- Выбор существует не между рынком (якобы приносящим с собой эффективность и демократию... для тех, кто имеет деньги и рабочее место) и социальной защищенностью (при неэффективном бюрократическом планировании и отсутствии политических свобод)! Это ложная альтернатива, которую надо отвергнуть.

Я не против рынка как такового, я против диктатуры рынка (как и диктатуры бюрократии), против того. Чтобы искать в рынке панацею от всех бед. Рынок нужен, но под контролем общества. Главное же спасение - в экономической демократии, в самоуправлении.

Трудящиеся не имеют никаких оснований принимать как нечто само собой разумеющееся неравенство, навязываемое диктатурой рынка, вместо неравенства, навязываемого диктатурой бюрократии. У них нет никаких оснований считать справедливым (вследствие якобы "универсальных экономических законов") то, что их рассматривают как "вещь", как "товар", которым можно пользоваться, а можно и выбросить за ворота предприятия в зависимости от рыночных критериев.

Труд должен быть освобожден от его наемного статуса.

Ведь даже капиталисты самых передовых стран вынуждены по-своему признать этот факт. Они пытаются привлечь трудящихся к решению производственных вопросов, связать их интересы с интересами предпринимателей. С этой целью они разрабатывают даже идеологию "фирмы". Но рамки такого "самоуправления" трудящихся, конечно, ограничены.

Новые технологии ориентированы исключительно на критерий прибыльности. Они уничтожают больше рабочих мест, чем создают. В этих условиях можно с уверенностью сказать, что капитализм не может устранить классовую борьбу, заменив ее корпоративным духом: этому помешают волнения неимущих и безработных.

- Являются ли, по вашему мнению, кризисные процессы, происходящие сейчас в нашей стране, результатом социализма?

- Можно ли называть "социализмом" систему, в которой не было никакой "свободной ассоциации производителей", в которой не было никакого контроля со стороны общества над общественной собственностью? Я этого не думаю.

Судя по прессе, у вас сейчас некоторые экономисты говорят о том, что модель социализма неверна изначально. Во всем виновата, мол. Октябрьская революция, которая ввергла страну во все последующие бедствия. Утверждают даже, что не было альтернатив сталинизму, основанному, дескать, на идеях социализма. Эти суждения базируются на невежестве людей, не знающих глубоко собственной истории. У вас до сих пор не опубликована даже платформа левой оппозиции, выступавшей против Сталина и предлагавшей альтернативный путь развития социализма. А ведь к ее идеям - развитию подлинно социалистической демократии и самоуправления - вы сейчас приходите.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно