Примерное время чтения: 4 минуты
180

ЧЕХОСЛОВАКИЯ. Два взгляда на события 1968 г.

На днях СССР посетил Александр Дубчек. С января 1968 г, по апрель 1969 г. он занимал пост Первого секретаря ЦК КПЧ. Но в августе 1968 г. многие с уверенностью предсказывали скорый и окончательный конец его карьеры. Потому что в Чехословакию вошли советские танки, и "пражская весна" кончилась.

Об этих днях на киностудии "Центрнаучфильм" режиссер А. Рудерман создал фильм "Человек на трибуне". Он построен на интервью с бывшим членом Политбюро ЦК КПСС, недавно умершим К. МАЗУРОВЫМ и А. ДУБЧЕКОМ, ныне председателем Федерального собрания ЧСФР.

МАЗУРОВ: Я был в Чехословакии как генерал Трофимов, и никто не знал, что я там. Шли донесения на имя генерала Трофимова, распоряжения от его имени, телефонные разговоры. Я прилетел туда, когда танки только входили в Прагу. Для своих домашних я улетел в Киргизию, чтобы они не волновались. Военным нельзя было поручать такой миссии, потому что они могли сорваться. Меня туда командировали, и я был назначен главнокомандующим.

Чехословацкие события произошли не вдруг. В январе 1968 года состоялся пленум ЦК и произошла смена руководства. Секретарем ЦК был избран Дубчек. И на этом пленуме уже проявились настроения членов ЦК по отходу от общих позиций социалистических стран. Они начали открывать границы, причем не с Венгрией, а с Австрией и Германией.

ДУБЧЕК: В этот период все очень хорошо работали, у нас не было ни одной стачки, забастовки. Разве в период контрреволюционных событий бывает, чтобы народ так работал? 240 или 250 тыс. человек вступили в партию. Разве так происходит сейчас в Венгрии или Польше, чтобы партия имела такой авторитет? ЦК партии, правительство стояли во главе реформ, которые надо было осуществить. И народ это понял и поддержал. Было ощущение свободы.

Делегация руководителей КПСС посетила Чехословакию, где встретилась с новым руководством ЦК КПЧ.

МАЗУРОВ: Встретили они нас плохо, как встречают незваных гостей. Мы почувствовали, что разговора может не получиться... Он длился несколько часов и ни к чему не привел. Настрой после этой встречи у всех был агрессивный. Все пришли к выводу, что надо вводить войска и закрыть западные границы Чехословакии. И в ночь на 21 августа были введены войска - наши и польские, немецкие было решено не вводить, а оставить на границе в районе Дрездена. Болгары послали свои войска, румынам и венграм сказали сосредоточиться на границах. И войска были введены.

ДУБЧЕК: Советские солдаты взяли ЦК партии, окружили броневиками, танками, орудиями. Это очень грустное воспоминание, и мне не очень хочется об этом говорить.

МАЗУРОВ: В мою задачу входило подобрать людей, которые могли бы локализовать обстановку. И мы нашли такого человека. Это был Гусак. Мы спросили его, может ли он появиться как политический деятель в Чехословакии и, учитывая свой богатый опыт политической деятельности и научной работы, локализовать обстановку. Он согласился. Поговорили и направили в моем самолете в Москву.

ДУБЧЕК: Очень трудно об этом говорить, потому что и в моей жизни, и в жизни коммунистической партии Чехословакии, и вообще в международном - рабочем и коммунистическом движении это крупнейшая трагедия. Пусть каждый это трактует по-своему, но правда только одна: удар был нанесен по суверенитету республики.

МАЗУРОВ: Если бы сегодня этот вопрос встал, то такого финала не было бы. При нынешней международной обстановке, при нынешнем нашем сознании.

Если говорить откровенно, вопрос о моем уходе стоял за несколько лет до того, как я ушел. Для меня было ясно, что я не нашел себя в этой руководящей верхушке нашего государства, мне самому не хотелось быть в этой команде.

(Пленум ЦК КПСС в ноябре 1978 г. освободил К. Т. Мазурова от обязанностей члена Политбюро ЦК КПСС "по состоянию здоровья и в связи с его просьбой" - "Правда" 28 ноября 1978 г.).

О. БЕЛЯЕВА, корр. Московского радио.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно