79

ДАВАЙТЕ РАЗБЕРЕМСЯ. Парадоксы британских выборов

О причинах победы на недавних выборах английских консерваторов во главе с "железной леди" М. Тэтчер писалось немало. Прочел я и ваши ответы в "АиФ", NN 25, 31. Они, пожалуй, одни из самых полных и убедительных. И все же многое остается неясным. Шовинизм, деньги, умелая пропагандистская обработка, выбор момента, раскол в рядах соперников - это все понятно и, должно быть, верно. Но почему все-таки подавляющее большинство простых англичан, рабочих, служащих отдают предпочтение Тэтчер и ее партии, политика которой противоречит интересам народных масс? А что же английский рабочий класс?

В. Левитин, Красноярск

СЕРЬЕЗНЫЕ ВОПРОСЫ, процитированные выше, интерес многих других читателей к этой проблеме настойчиво возвращают" нас к итогам выборов в Англии.

Прежде всего, одно замечание относительно широко распространенного заблуждения. Хотя консервативная партия Великобритании действительно завоевала абсолютное большинство - в 114 мест в парламенте, отнюдь не большинство избирателей отдали ей свои голоса. Победа на выборах была обеспечена поддержкой лишь 30,8 проц. общего числа зарегистрированных английских избирателей. За тори на этот раз проголосовало даже на 1,5 проц. меньше людей, чем в прошлый раз. Как же могло произойти, что у власти оказалось правительство, за которое не голосовали почти 700 из каждой тысячи избирателей?

В Англии действует так называемая мажоритарная избирательная система, придуманная и превозносимая буржуазией как образец западной демократии. Чтобы понять, как действует эта система, возьмем для примера какой-нибудь округ, где зарегистрировано, скажем, 50 тыс. избирателей. Предположим, к избирательным урнам в день выборов пришли 43 тыс. человек. Из них 16 тыс. голосов отдано за консерватора, 15 тыс. - за лейбориста и 12 тыс. - за либерала. В результате "побеждает", т. е. от имени всех 50 тыс. человек избирается, представитель консервативной партии, хотя, по существу, он получил 37 проц. голосов.

Когда эти итоги складываются по всей стране, получается, что крупная буржуазная партия может обеспечить себе победу на выборах даже при получении меньшинства голосов избирателей. Так было неоднократно. Но еще никогда со времени введения всеобщего избирательного права в Англии, заметила по поводу последних парламентских выборов лондонская газета "Санди таймс", результаты выборов не были "столь вопиюще несправедливы". М. Тэтчер победила "не на волне общенациональной поддержки, а в результате несправедливой избирательной системы". Парламентское большинство ее партии утроилось, в то время как доля полученных голосов снизилась.

Картина, в общем, довольно характерная для Запада - побеждают кандидаты, поддержанные миллионами большого бизнеса, за которых голосовало меньшинство избирателей. Показательно, что Дж. Картер был избран президентом США всего 27 проц. американцев, имеющих право голоса, за Рейгана же было подано только 26,2 проц. голосов избирателей.

ТЕПЕРЬ другой вопрос читателя - о рабочем классе Британии. Есть в этом вопросе одна немаловажная деталь из области психологии, с которой мы сталкиваемся во многих случаях и которая порой затрудняет верное понимание многих проблем иного мира. Это встречающаяся попытка переноса привычных для нас, советских людей, реалий на чужую почву. Так и в данном случае - наше понимание честных выборов, лишенных политиканства, наше представление о боевитости и сплоченности рабочего класса мешают некоторым людям осознать, как могут оставаться у власти британские тори, антинародная политика которых вызывает резкую критику и недовольство многих, если не большинства жителей Британских островов. И тогда возникают подобные вопросы.

Но ведь рабочий класс Англии вовсе не однороден. Еще в конце прошлого века британские капиталисты стали применять хитрую тактику подкупа и подкормки верхушки рабочего класса (к ним, кстати, относятся и профсоюзные боссы).

Увеличение числа безработных, с другой стороны, тоже имеет отнюдь не революционизирующее воздействие на рабочее движение. Наоборот, страх за свой завтрашний день, нестабильность положения рабочих привели к тому, что количество стачек заметно снизилось. А сами безработные, в отчаянии теряя веру в то, что кто-то может защитить их права, начинают возлагать надежду на "сильную власть". Показательно, что 47 проц. английских безработных вообще не голосовали, а почти треть из тех безработных, кто принял участие в выборах, проголосовали за консерваторов.

Здесь сказалась и тактика правящих кругов, рассчитанная на то, чтобы внести разлад в профсоюзы, свести на нет их завоевания, оторвать тред-юнионы от лейбористской партии (поступления от них составляют 90 проц. ресурсов лейбористов, а тори намерены в законодательном порядке лишить своих политических соперников этих средств); сыграли свою роль и некоторые многократно усиленные пропагандой успехи, которых удалось добиться консерваторам, в частности, снижение уровня инфляции.

Нельзя сбрасывать со счетов и мощный пропагандистский нажим, постоянно, ежечасно оказываемый прессой монополий. Если бастуют, к примеру, горняки, то поднимается оглушительный шум по поводу трудностей, которые испытывают люди без отопления и освещения в результате "эгоизма" подстрекаемых "красными" рабочих, желающих хорошо жить "за счет всей нации". А если стачку объявили медики, обеспокоенные жалким состоянием государственной системы медицинского обслуживания в результате резкого сокращения ассигнований, то, по логике буржуазных средств массовой информации, виноватыми оказываются совсем не тори, урезающие расходы на социальные нужды, а опять же "стяжатели" - нянечки и сестры.

А какую волну шовинизма, играя на патриотических, националистических чувствах, удалось поднять официальной пропаганде Лондона вокруг конфликта с Аргентиной из-за Фолклендских (Мальвинских) островов! Даже отец одного из погибших в этой неправедной войне солдат в ответ на соболезнования написал, что он горд - сын погиб за "величие Британии". До этого конфликта популярность премьер- министра на опросах общественного мнения составляла 25 проц. - самая низкая для какого-либо английского руководителя со времени второй мировой войны. После же "победы" англичан картина резко изменилась. "Она процветает на конфронтации", - сказал о Тэтчер ее коллега по кабинету.

И ВСЕ же победа кабинета Тэтчер вовсе не означает поддержку ее политического курса в стране. Протест против него, прежде всего в рядах рабочего движения, действительно ширится и крепнет. Это не выдумка советских журналистов, строящих свои материалы на основе классового анализа и сообщающих при этом, как правило, сведения из английских источников. На недовольство этим курсом указывают и жаркие парламентские дебаты, и протесты ольстерских борцов за равноправие, и растущие колонны демонстрантов антиракетного, антивоенного движения в Британии. Об этом же говорит и увеличение числа британских избирателей, отказывающихся от участия в голосовании на выборах.

Об отношении самих англичан к хваленой британской "демократии" свидетельствуют результаты опубликованного недавно в Лондоне опроса общественного мнения. Подавляющее большинство - 70 проц. опрошенных - выступило за изменение существующей на Британских островах избирательной системы, считая ее несправедливой и искажающей мнение избирателей.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно