691

"Как я лечила мужа от алкоголизма"

Калининградский суд вынес решение: взыскать с областной наркологической больницы компенсацию морального вреда в размере 15 000 рублей в пользу пациентки. Правда, для нее самой это слабое утешение. Сейчас Ольга Галанская горько сожалеет о том дне, когда решилась на операцию и стала жертвой недобросовестного врача. Заплатив за медицинскую услугу, которая изначально была ей противопоказана, успешная привлекательная женщина в расцвете сил превратилась в разбитую и больную.

ПОТОМ в протоколе судебного дела запишут показания врача-нарколога: "Когда я увидел такую цветущую супружескую пару, то даже удивился, зачем им это надо". Тем не менее свои наблюдения он оставил при себе. Зачем упускать возможность заработать?

Как жены декабристов

СУПРУГИ Галанские (имена и фамилии изменены) пришли "подшиваться". Оба сразу. Было чему удивиться! С виду вполне приличная семья, на алкоголиков не тянет. Муж занимает хорошую должность, жена - преподаватель. Как выяснилось, это была ее инициатива. Проблемы с алкоголем возникли у мужа. Сама не злоупотребляет, но хочет тоже "подшиться", чтобы поддержать супруга, объяснила она врачу. Тот хоть и поразился - странные люди, больных лечиться на аркане не затащишь, а тут здоровые пришли, - но отговаривать не стал. Был заинтересован в клиентах с деньгами.

- Мы с мужем 20 лет прожили вместе: и друзья, и супруги, и любовники, и родители. Нам даже завидовали, - рассказывает Ольга. - Поэтому, когда заметила, что он стал чаще выпивать, испугалась. Даже праздники тогда отменила - чтоб ни капли спиртного. Но все равно находился повод: то на работе, то у друзей. А 1 мая муж около кафе упал. Прибежала соседка, говорит: "Сергей в обмороке". Никто не предполагал, что он просто пьян до бесчувствия. Часы, кстати, с него тогда сняли. Соседи помогли дотащить до дома. В общем, все по полной программе. Зависимости сильной у него еще не было, он не деградировал, работал. И я решила: нужно его остановить, пока не поздно. Позвонила в наркологическую больницу, спросила, какие существуют способы лечения алкоголизма и какой дает самый длительный результат. Мне ответили, что имплантация, т. е. "вшивание" под кожу специальных таблеток. Думала, уговорю мужа "подшиться", за время действия лекарства он отвыкнет от алкоголя, и проблема решится. Но он никак не хотел соглашаться. Даже фотографии показала - я его тогда у кафе пьяного сфотографировала. Он был в шоке - навзничь лежит человек. Обещал бросить пить. Но лечиться - ни в какую. Тогда говорю ему: "Я с тобой". У него глаза загорелись: "Ладно". Соседка меня неделю отговаривала. Но я стояла на своем. В Сибирь ехали жены декабристов, а там ведь климат несладкий. Вот узнаю у врача подробности, опасна ли процедура, а потом решу окончательно, стоит или нет.

Залечили здорового

- ВРАЧА нам рекомендовали по знакомству. Обычно все стремятся попасть к "своим" докторам, рассчитывая на лучшую помощь. С нами вышло ровно наоборот. До этого мы с мужем ни разу не были у хирурга. Вообще к врачам редко обращались, больше травами лечились. Поэтому я сразу спросила, насколько серьезна операция. "Да что вы, процедура - полная ерунда! Выполняется разрез на ягодице, вшиваются таблетки звездочкой. Я все быстро сделаю, - заверил нарколог-хирург (как потом выяснится, сертификата хирурга у него никогда не было и он вообще не имел права брать в руки скальпель). - Только алкоголь потом нельзя будет и спиртсодержащие препараты". - "Так мы ради этого!" Правда, когда он сказал, что у таблеток нет никаких противопоказаний и побочных эффектов, я засомневалась - лекарство все-таки! - и попросила показать инструкцию. Врач подал документ на иностранном языке, как мне показалось, на польском. Вижу - написано много, но непонятно. Попросила текст на русском. "Вам это ни к чему, в инструкции только методика, как положено делать операцию, и все". Я верила врачам. Мы тогда и предположить не могли, что "полная ерунда" превратит нас из практически здоровых людей в больных. После операции врач взял деньги - 3600 рублей (сказал, что сам отнесет в кассу), выдал нам памятку-гарантию на 3 года, и мы договорились прийти через неделю снимать швы.

На следующий день у обоих поднимается температура, через неделю абсцесс (гнойно-воспалительный процесс) уже процветает. Стало ясно: во время операции врач занес инфекцию. Но какую? А вдруг это гепатит или СПИД? Ольге антибиотики не помогают. А потом пошло-поехало, как по списку: осложнения на легкие, сердце, почки, щитовидку, аллергия, гастрит. Вновь дали о себе знать все давно забытые болячки. Поначалу Ольга не связывала это с действием "вшитого" препарата. Когда начала собственное расследование, нашла в справочнике описание лекарства. Выяснилось, что ей он был категорически противопоказан. А никаких тестов и обследований до операции врач-нарколог не провел. Бархатный сезон. Ольга никуда не выезжает. Ходит на перевязки, лечится дома. Через полгода послеоперационная рана все еще не заживает. Смертельно устав, она пишет претензию к больнице с требованием вернуть деньги, потраченные на операцию и восстановление здоровья, и идет к главврачу. Он обещал помочь, вылечить. И пригласил на консилиум... психотерапевтов. Те, поиздевавшись вдоволь ("Как только с вами муж живет?" - ехидно удивлялись врачи), швырнули ей жалобу в лицо. Она пишет письма в облздрав. На 10 обращений - 10 отписок. Мы провели служебное разбирательство, отвечали чиновники, и выявили, что больница тут ни при чем, т. к. уже 5 лет не закупает препарат "Эспераль" для внутримышечного введения пациентам, страдающим алкоголизмом, следовательно, не оказывает такие виды услуг. Разбирайтесь с вашим врачом в суде, он занимается частной практикой. "Через 10 месяцев (а не через 3 года!) после "подшивания" муж выпил, - вспоминает Ольга. - Я поняла, что сейчас все начнется сначала. И дальше будет хуже. Факты срывов после такого лечения не редкость. Мы развелись. Терять мне было больше нечего - семья разрушена, здоровье потеряно, - и я подала заявление в суд".

Суд

ЕЙ понадобилось два года, чтобы доказать вину больницы. Юристы не хотели браться за сложное медицинское дело, но все хотели денег. Московский адвокат, в прошлом хирург, предложил помощь за $2000: $1000 сразу и $1000 - после процесса. При этом сказал, что не гарантирует решение суда в пользу Ольги, но за труды берет в любом случае. Пришлось изучить законы, меднормы и самой сражаться с тремя адвокатами ответчика и четырьмя врачами. Видя, что перед ними дилетант, судьи всячески затягивали дело, не давали знакомиться с протоколом, не предоставляли копии дела. Эксперт-нарколог так хорошо спрятался, что ему долго не могли вручить повестку. Когда та сторона поняла, что проигрывает процесс, началось странное. Судья неожиданно объявила перерыв. Когда она через час вернулась, адвокат ответчика заявила, что ей тоже нужно уйти. Замешательство длилось недолго. Судья вновь проявила находчивость и перенесла заседание. Предлог был такой: в здании лопнуло перекрытие, создалась аварийная ситуация, нужно покинуть помещение. На следующий день муж Ольги поговорил с прорабом: ремонтные работы действительно шли, но перекрытие не лопнуло, просто тех, кто находился в здании, попросили не ходить туда-сюда по огороженной территории. Обычное предписание правил техники безопасности.

Суд удовлетворил иск частично. Возместить расходы на будущее лечение отказался, посчитав, что жалобы пациентки на проблемы с другими органами с препаратом не связаны, а от того, что было, т. е. от абсцесса, врачи ее уже вылечили. Эксперты сослались на то, что препарат действует не более 9 месяцев, а потом рассасывается. Следовательно, сейчас уже не оказывает влияния на организм. "Но я знаю, что эта гадость все еще внутри меня и продолжает отравлять организм. Ведь из 10 только 5 таблеток мне удалили хирургически, еще 5 раскрошились, но никуда не делись. Наличие инородных тел показало и УЗИ. Однако подобный факт суд почему-то не оценил. И вот что удивляет. По нашим законам, если вам подсунули какую-то гадость, но при этом вреда здоровью нет, значит, врач не виноват. Все можно делать. Нехирург имеет право брать в руки скальпель, резать пациента не в операционной, применять негодные лекарства. Я очень жалею, что сделала это. Я на глазах чахну, старюсь и худею. Сейчас я просто хочу вернуть здоровье", - устало говорит Ольга. Она подала кассационную жалобу и выиграла процесс. Все средства и время съедают суды и больницы. Ей пришлось бросить работу и продать квартиру. Сейчас ищет домик в деревне, чтобы иметь хоть какое-то жилье. Но судиться с обманувшей ее больницей намерена до полной победы: "Для меня эта задача разрешима".

Алкоголизм - не грипп, от таблетки здоровее не станешь

МЫ ПОПРОСИЛИ специалиста рассказать, на чем основано действие противоалкогольных таблеток, насколько эффективно "подшивание" в лечении алкоголизма и когда применяется.

- Примерно 80% алкоголя расщепляется в печени. В результате реакций окисления сначала образуется уксусный альдегид. Он высоко токсичен. С его действием связывают формирование зависимости и развитие токсических поражений внутренних органов, - объясняет доктор медицинских наук, руководитель лаборатории токсикологии Национального научного центра наркологии МЗСР РФ Владимир Павлович Нужный. - В норме уксусный альдегид окисляется особым ферментом - альдегиддегидрогеназой до уксусной кислоты, которая вступает в различные метаболические цепи, служит источником энергии. Но если этот фермент заблокировать, в организме будет накапливаться громадное количество уксусного альдегида, что вызовет банальное отравление. И смысл лекарства в том, чтобы человек, выпив даже небольшое количество алкоголя, почувствовал жуткое отравление. Это так называемые способы аверсивной терапии, т. е. терапии, вызывающей отвращение к спиртному.

Раньше широко использовали и прием, и введение в кровь, и подшивку в жировую клетчатку соответствующих препаратов. Сейчас во многих странах от них отказались, потому что они недостаточно результативны. Во Франции и России эти способы до сих пор держатся. Сами по себе такие препараты достаточно токсичны и вредны. И здесь просто вопрос выбора, что вреднее: болезнь или лекарство. Предварительно необходимо обследование. Оно включает, во-первых, анализ состояния печени, потому что это орган, который прежде всего ломается под действием различных, не только таких, лекарств, и алкоголя тоже. Во-вторых, обследование сердца и сосудов. Вот две системы - печеночная и сердечная, которые любой нарколог обязан проконтролировать и решить: каким способом лечить пациента. Универсального средства для лечения алкоголизма нет. До сих пор многие не считают алкоголизм болезнью. Люди верят, что можно сходить в аптеку, купить таблеточку, как от гриппа, принять и стать совершенно здоровым. На самом деле - это тяжелое хроническое, почти неизлечимое заболевание. Масса случаев, когда человека "подшивают" на год, а после окончания срока он день в день идет в магазин и "оттягивается" по полной. В этом недостаток таких методов. Поэтому их, как правило, сочетают с психологическим воздействием. Пациенту внушается наяву или под гипнозом, что ему категорически нельзя пить, иначе с ним будет плохо. И, может быть, в половине случаев срабатывает не лекарство, а внушение. Комплекс методов всегда эффективнее. Если нет показаний к проведению такого лечения, то и не надо. Нужно лечить болезнь. Если ее нет, чего лечить?

Смотрите также:

Также вам может быть интересно