Примерное время чтения: 4 минуты
241

Мать солдата

КОГДА Андрея забирали в армию, войны в Чечне еще не было. Парень уехал служить в Германию. Через год часть Андрея перевели в Россию, в Курск. Спустя пару месяцев его в составе первых 500 человек отправили в Чечню. Сообщение о новогоднем штурме Грозного стало для семьи Дергуновых началом трагедии. 7 января 1995 г. они получили от Андрея первое письмо. Как оказалось, последнее. Он успокаивал родителей и обещал вернуться живым и невредимым. А 8 января мальчика убили.

Командование не посмело сообщить об этом матери, отделавшись формулировкой "пропал без вести". Из-за поголовного вранья властей, гражданских и военных, Валентине Алексеевне пришлось вынести на своих женских плечах слишком многое, прежде чем она наконец похоронила свою кровинушку. Сначала были долгие месяцы поисков. Валентина Дергунова безрезультатно обивала пороги министерств и ведомств. Только надежда на то, что мальчик окажется жив, да забота о младшем сыне помогли не слечь от горя. Мужа в поиски Валентина не втягивала, боялась, что сломается. И верила в лучшее до последнего, даже тогда, когда, не подтвердив гибели Андрея, его наградили орденом Мужества посмертно. И тогда, когда перед 8 Марта к ним домой приехал сослуживец сына и сказал: "Андрей погиб". Говорил путано, потом скрывался от женщины - оказалось, в той бойне Андрюшу тяжело ранили и мальчишки, отступая, обещали за ним вернуться. Не вернулись. Валентина Алексеевна их не осуждает, 19-летние пацаны попали в такую мясорубку, что было не до подвигов.

Спустя примерно год обезумевшая от горя мать поехала в Ростов: тело сына лежало в холодильнике 124-й лаборатории. Но ее туда без соответствующих разрешений не пустили. Она умоляла завлабораторией пустить ее в вагоны, но тот отвечал: "У меня вас столько, матерей, и ваших сынов столько". Для него их было много, а для Валентины - один-единственный, ненаглядный. Лишь спустя почти два года после гибели, в декабре 1996 г., Валентина Алексеевна привезла Андрюшу в Москву и похоронила.

Надо было как-то жить дальше. Она знала других матерей, потерявших сыновей, которые не выдержали потрясения: у одной отказали ноги, другая слегла и не выкарабкалась, умерла от горя. У Валентины был младший сын. Он помог выжить. Чтобы как-то заглушить боль, Валентина Алексеевна стала помогать другим в Комитете солдатских матерей.

Прошло 6 лет, Валентина Алексеевна научилась улыбаться и сдерживать слезы на людях. Но в глазах у нее по-прежнему нескончаемая боль. Она говорит, что время эту рану не лечит, что с годами становится еще хуже. Ровесники Андрюши женились, стали папами. Видя их детей, Валентина Алексеевна чувствует, как сжимается сердце - и у нее уже могли быть внуки. Все деньги, которые тем или иным образом попали в семью из-за Андрюшиной гибели, она не тратит, откладывает. Да, голова соображает, что она похоронила именно своего сына, ведь сама его опознала, омыла и одела перед похоронами. А сердцу хочется, чтобы сын вернулся. И тогда эти отложенные деньги будут ему не лишними...

Эта женщина отдала бестолковой стране, где не ценится человеческая жизнь, своего первого сына. Страна же ответила ей только бесконечными унижениями. Чиновники в собесе, куда Валентина Алексеевна пришла за получением полагающихся ей льгот, гнали ее: "Зачем еще пришли? Да вы все лучше нас живете с льготами и выплатами". Она не завидует семьям погибших на "Курске", которым выплатили большие деньги. Ей только больно от того, что тот первый расстрелянный в Грозном эшелон с 500 ребятами, среди которых был ее Андрюша, власти трагедией не посчитали.

P. S. В столице живут около 200 таких женщин, как Валентина Алексеевна. Огромному городу ничего не стоит взять на себя заботу о них. И тогда эти израненные горем женщины будут знать: если помнят о них, значит, не забыли об их мальчиках, погибших за эту страну.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно