Примерное время чтения: 11 минут
237

Марина Хлебникова: "Мои песни заказывают и братва, и... опера"

С Мариной Хлебниковой я встретился поздно ночью в одном из московских ночных клубов. Чувствовалось, что у нее был достаточно тяжелый день и вместо общения с прессой она бы предпочла хорошо отоспаться. Но обратная сторона известности - ты не принадлежишь сама себе.

О пиратах

- Марина, ты много лет работаешь в области шоу-бизнеса. Что это такое?

- В свое время Бари Алибасов сказал: "В нашей стране есть шоу, но нет бизнеса". Самый большой камень преткновения у нас - это носители аудио-и видеопродукции. Насколько известно мне, сейчас более или менее разобрались с видеопродукцией, а вот с аудиопродукцией - никак и ни в какую.

- На твой взгляд, основная проблема - это пиратство?

- Естественно. Все мы видим черную сторону: и исполнитель, и композитор не получают авторские гонорары за песни. Люди не получают качественную "родную" продукцию. Те, которые занимаются темными тиражами (я думаю, что издателям они известны лично), получают сверхприбыли и совсем не заинтересованы работать напрямую с исполнителями. Зачем им держать на контракте исполнителя, финансировать рекламную кампанию, если он может через ди-джея, который сидит на радиостанции, заплатив ему копейки, достать мастер-диск, который ему исполнитель принесет первым, и напечатать с него песню в сборнике?

- Но у людей порой просто не хватает денег на покупку оригинальной продукции.

- Это белая сторона пиратства. У человека в кармане на покупку кассеты нет 30 рублей, но есть 10. Поэтому, получается, лучше купить эту кассету или диск у "кулибина", который напечатал ее втемную, не заплатив ни артисту, ни государству, на что потребителю глубоко наплевать. Если потребитель не имеет достаточного количества денег, чтобы заплатить за качественный носитель, то нет смысла выпускать его.

- Тогда зачем наши артисты стремятся записывать песни за границей, сводить их у лучших режиссеров, снимать их у хороших клипмейкеров?

- Для исполнителя - это популяризация песен, для пиратов - это баснословные барыши, а для звукозаписывающих фирм - это их трудный хлеб. Я работала с такими известными выпускающими компаниями, как "Синтезрекордс" во главе с Сашей Кутиковым, - уважаемый и обожаемый мною музыкант, с хорошей бригадой для выпуска пластинок. Я работала в "Полиграме" у Бориса Зосимова, работала с "Джефом" у Сергея Кислова. И я уверена, что эти люди знакомы с пиратским рынком и той силой, что стоит за этим. И знают, что эта сила настолько мощнее, что лучше с ней не связываться.

О хорошей песне

- Как много значат личные отношения в шоу-бизнесе? Или превалирует финансовая сторона?

- Даже при хороших личных отношениях и финансовой поддержке или при собственных высоких заработках, музыкальная редактура на радиостанциях и телевидении стала обращать внимание на качество продукта. Правда, они это называют "форматом". И я хотела бы поругаться с ними, поспорить и подраться, потому что хочу бороться за название "хорошая песня". Это понятие глубоко субъективное и личное: у человека может быть генетически заложено умение понимать Баха и неумение понимать Шнитке.

- Существует "музыка для ног" - популярная среди молодежи. Более старшая аудитория предпочитает "музыку для головы". В каком возрасте твоя публика?

- Моя практика кассовых концертов показывает, что ко мне приходят и молодые люди, и семейные пары с детьми, и даже бабушки. Я заведомо иду на низкую цену билетов, чтобы зал меня смог увидеть.

Когда был кризис и наш замечательный рубль скакнул вниз, мы поехали на полтора месяца по всему своему маршруту, не подняв цены, оставив их рублевыми, какие они были. Я отдала весь свой гонорар команде, мы с продюсером не получили ни копейки, для того чтобы люди могли попасть на мои концерты.

О теле и деньгах

- Почему в вашем кругу так много нестандартных сексуальных отношений?

- Во-первых, это свойственно не только нашей стране. Во-вторых, сложилось мнение, что люди, которые вступают в такие отношения, тоньше, талантливее и одареннее, чем обычные. Но, на мой взгляд, сексуальная ориентация певца не играет роли при достижении успеха.

- Часто поступают предложения: "Сейчас переспишь со мной и.."?

- Были предложения в самом начале, при первых попытках подняться на сцену от обеспеченных людей, работающих в государственных и негосударственных структурах. Я сумела найти такой способ общения, чтобы объяснить им: я не пойду на сделку "тело против денег".

- Чиновники выступают в виде таких искаженных меценатов?

- Бывает. Когда я выступала на "Ялте-91", то общалась с человеком из коммерческой структуры. Он мне очень помог с зарплатой группе, которая работала со мной, сшил нам замечательные костюмы, помог конкурсу с призами и подарками. Все закончилось тем, что он сказал: либо ты переезжаешь ко мне, вот тебе квартира, белый рояль, бультерьер, либо ты мне все возвращаешь и будешь должна. Причем были сняты уже ролики. Я вернула кассеты, отдала даже обрезки тесьмы от костюмов "Рая в шалаше". Спустя 2 года мы встретились, замечательно общались. На самом деле это хороший парень. Но только так я смогла ему объяснить, что я не из этого теста.

О звездном рецепте

- Что же нужно для того, чтобы стать звездой?

- Это тоже вопрос, ответ на который имеет две стороны: белую и черную. И белая сторона очень романтична и прекрасна. Для того чтобы стать звездой, нужно свято верить, что ты лучший, талантливейший, одареннейший и для тебя нет преград, верить в свои силы безоговорочно и обладать бесспорным даром убеждения. И тогда через 5, 10, 20 лет, если ты не потеряешь эту веру и у тебя не опустятся руки, ты станешь звездой. То есть, чтобы стать звездой, надо просто в это верить.

- Раньше о звездах говорили проще: популярный, любимый артист.

- Сейчас это слово обозначает просто работу и малую толику известности. Сейчас нас интересует, как стать очень известным. И в это понятие часто входит стремительный взлет не за счет таланта, а за счет вложенных средств, в итоге: заведомо короткий век звезды. Это одно из направлений, и я не отношусь к тем людям, которые из него раздувают большую проблему, потому что по сравнению с настоящим пониманием популярности и таланта это меркнет. Я проверила на собственной шкуре: вал заработанных денег не покрывает вала затрат на производство. Если говорить о реальном заработке, то человек, вложивший деньги в артиста, может получить прибыль только тогда, когда он считает исполнителя марионеткой, платит ему копейки, вкладывается в мощный промоушен, продает за большие деньги альбом и за большие гонорары в пик популярности этого артиста.

- Вложенные в артиста деньги редко окупаются, а это порядка 50-100 тыс. долл. В чем тогда смысл?

- Я думаю, что если это стоит на очень хорошей коммерческой основе, то может приносить реальную прибыль. Но в отношении сумм ты ошибся - твоими бы устами да мед пить. Могу сказать, что 50-100 тыс. не хватит на то, чтобы получать прибыль, расходы ее перекроют.

- Неужели нужно еще больше?

- Давай посчитаем. Если считать все это рекламным пакетом, то человек, начинающий с нуля, должен заплатить за все. Допустим, он нашел песню и финансиста, он должен оплатить авторов, аранжировку, студийное время, сведение, мастеринг, работу музыкантов. Потом создается видеоработа. И когда продукт создан, начинается смета, которая превышает смету за производство. Допустим, песня обойдется в сумму не менее 10 тыс. долл., клип - 15 тыс. долл. Итого: 25 тыс. долл. вложено в никуда: неизвестно еще пока, будет работать песня или не будет.

- Но существует еще смета рекламного эфирного размещения.

- Существует несколько рекламных агентств, которые занимаются телевизионным размещением роликов. Если продукт бесталанный, его берут, конечно, только за деньги. Если продукт бесспорно хорош, то на сегодняшний день и ОРТ, и РТР, и МузТВ, и другие каналы могут поставить ролик без денег. Но ротация этого ролика будет очень маленькой. У меня была такая ситуация. Я сняла клип на песню Владимира Кузьмина "Спаси меня, возьми меня, найди меня". Единственная ротация, которую мы получили: 1 раз за 10 дней на МТV и 1 раз в 2 недели на МузТВ. Для того чтобы песню узнали, поняли, успели расслышать и полюбить, этого, конечно, недостаточно.

- А сколько нужно крутить клип?

- Примерно 2-3 раза в день, чтобы это приносило результат. Агентства, которые работают напрямую с телеканалами, занимаются размещением этого пакета, и суммы здесь зависят от умения продюсера, от степени красоты и профессиональности ролика и составляют от 20 тыс. долл. в месяц до беспредельной суммы (порядка 150-200 тыс.). И все равно затраты на раскрутку не принесут отбивания этих денег на концертах. Поэтому, я думаю, деньги вкладываются гораздо большие и более долгосрочные. И они либо совсем не возвращаются, либо люди помогают своим друзьям, коллегам, любимым. Тем самым как бы возвращая их.

О выборах

- Предвыборный период - хорошее время для артистов?

- Я пока единственный раз сознательно участвовала в предвыборной кампании. Предложения работать поступали и мне, и Алексею Савельеву, моему продюсеру в течение последних 3 лет. Мы, не сговариваясь, отвечали, что люди мы глубоко аполитичные, мы не поедем.

- Предлагают выступать за деньги или обещают еще что-то?

- По-разному. Иногда тур финансируется, иногда люди приходят с верой в справедливого вождя. В прошлом году я сделала исключение и участвовала в предвыборной кампании генерала Громова. Причем 80% этого решения ко мне пришло после разговора с Иосифом Давыдовичем Кобзоном. Он же мой учитель: я училась у него в институте, он следил за мной дальше. После этого разговора я поняла, что должна помочь. Но еще раз говорю, что это было исключение, а не правило.

О бандитах и операх

- Помимо выступлений на сцене известные артисты регулярно подрабатывают на различных сабантуях у обеспеченных людей. А публика там околокриминальная, бывают какие-то осложнения?

- В последнее время нет. Вот раньше было страшно. Я еще училась в институте, работала с Сашей Ивановым, одним из самых модных сейчас аранжировщиков, в трактире "Замоскворечье". Там был такой народ, что после программы варьете ребята заматывали мне лицо шарфом и выводили через кухню, потому что посетители этого трактира, видимо, были настолько обдолблены, обкурены, пьяны, что они с вилками и ножами бросались на балетных девочек. Меня выводили таким детективным способом, потому что какой-нибудь завсегдатай говорил: "Хочу вот эту" - и абсолютно не понимал, почему нельзя.

- А сейчас не коробит выступать перед откормленными физиономиями?

- Я стараюсь избегать сомнительных площадок. Но ситуация двусмысленная и щепетильная: деньги и публика. Я расскажу байку, которая случилась со мной лично. Мне позвонили с радиостанции и сказали: "Маринка, будешь смеяться. С разрывом в 3 минуты на радиостанцию поступили две просьбы: исполнить песню "Дожди". И один голос был от братвы, а другой - от оперативной группы, выезжающей на задание".

- Психологически бандиты и оперативники близки. Хорошая фраза была сказана в "Ментах": "Они убегают, мы догоняем. Но, в сущности, бежим в одну и ту же сторону".

- Не могу так сказать, люди все очень разные. Мне всегда было очень важно достучаться, чтобы увидели не объект, который называется Марина Хлебникова, а чтобы человек, сидящий в зале, забыл, кто он такой, где он находится, чтобы он услышал, что я пою.

О войне

- На Кавказе идет война. Ты ездила в "горячие точки"?

- Нет, не хочу. Сама боюсь и команду не пущу. Не нужно этого. Правы мамы, которые не пускают туда своих детей. Представляешь, ты их растил-растил, тебе 50, а их убили. Люди рождаются не для этого. Они должны радоваться. Меня мама все время ругает: "Что ты вечно грустные песни поешь? Пой веселые". А веселить сложно... Очень сложная работа. Но если бы ты знал, как она мне нравится, безумно, фантастически! И хочется чего-то хорошего. Много хороших людей среди коллег. Я стала бережнее относиться к тем, с кем работаю.

Тут наш разговор прервали. В гримерку всунулась чья-то голова: "Марина, заканчивай - твой выход".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно