Примерное время чтения: 4 минуты
149

Узник талибского гестапо

КОРРЕСПОНДЕНТ французского журнала "Пари-матч" Мишель Пейрар 25 дней провел в тюрьме талибской контрразведки. О своих приключениях он рассказал во время нашей встречи в Париже.

Через границу - в парандже

В РИСКОВАННОЙ экспедиции Пейрара сопровождали два пакистанских журналиста. Голубую паранджу купили за 10 долл. на местном рынке. По задумке, французу предстояло пробыть в Кабуле три дня, спрятавшись в доме у "друзей".

На пакистанцев и их спутницу - "мощную даму", которая от миниатюрных афганок отличалась гренадерским ростом, никто не обращал внимания. Но по дороге в их грузовик подсели четверо талибов. Один из них - арабский наемник - сразу узнал пакистанских репортеров, неделю назад бравших у него интервью. Кто-то показал пальцем и на "громадную леди". Пейрар поднялся. Паранджа оказалась короткой, из-под нее торчали отнюдь не женские ноги. Позвали старуху, которая, открыв накидку и увидев мужское лицо, хлопнулась в обморок.

Сначала талибы смеялись, забрав у Мишеля "шпионскую амуницию" - спутниковый телефон, диктофон, фотоаппарат. Затем все закричали и начали избивать француза.

Бараний жир страшнее смерти

- В ДЖЕЛАЛАБАДЕ талибские спецслужбы держали шесть тюрем, - рассказывал Мишель. - Одна из них называлась "Секретный сад" и находилась в довольно красивом месте. Барачный комплекс окружали пальмы и эвкалипты.

Талибскую контрразведку в Джелалабаде называли афганским гестапо. Возглавлял спецслужбу 24-летний придурок, постоянно носивший темные женские очки от Кардена. Маньяк совмещал в одном лице должности следователя, судьи и палача.

Однажды, когда из тюрьмы убежал заключенный, он приказал арестовать трех его малолетних племянников. Старшего, 15-летнего мальчика, лично подверг пыткам, младших - 10-13 лет - в течение недели морили голодом, давая пить только соленую воду. Опьяненные властью молодые головорезы держали в цепях и кандалах мужчин преклонного возраста. Иногда проводились казни. Приговоренным перерезали горло, а трупы выбрасывали на помойку.

В талибскую тюрьму бросали за малейшую провинность. Один из заключенных сидел за то, что сбрил бороду, другой произнес на улице несколько слов по-немецки.

Мишеля Пейрара "поселили" в двадцатиметровую камеру, где находилось человек тридцать. Дышать было нечем, воняло мочой и калом. В туалет заключенные ходили практически под себя.

Суровым испытанием для французского журналиста стала тюремная еда. (Во время разговора Мишель со смаком отпил глоток "Мартини".)

- Заключенные сами платили за еду, в среднем 1 долл. в сутки. На эти деньги нам давали гнилую вареную картошку и жирное мясо. Иногда я думал, что скорее умру от бараньего жира, чем от камней талибов при казни. Я очень страдал от скудной пищи без витаминов и овощей. На еду жаловались даже заключенные-афганцы.

На счастье, у Мишеля отобрали не все деньги. Часть из них он спрятал в потайном кармане, в трусах. На удивление, охранники, которых он просил купить еды, ходили на рынок, но продукты в основном оставляли себе.

- Однажды мне действительно стало страшно, - вспоминает Пейрар. - В одну из пятниц (у мусульман выходной день) в камеру пришли вооруженные до зубов талибы. Меня и моих спутников - пакистанских журналистов - связали, посадили в пикап и отвезли на рынок в центре Джелалабада. Перед каждым талибы хвалились, что поймали американских шпионов, и призывали забить их камнями. В следующую секунду на наши головы и плечи обрушился град булыжников. Особое рвение проявляли наемники из арабских стран, которые воюют в Афганистане на стороне талибов. Некоторые из них пустили в ход ружейные приклады, и охрана была вынуждена стрелять в воздух, чтобы их отогнать...

Но французу повезло. В результате закулисных интриг его освободили. Похудевший "искатель приключений" Мишель Пейрар наконец оказался в Пакистане, в пешаварском отеле, где его ждал ужин, холодное пиво. А во Франции - ореол героя.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно