Примерное время чтения: 4 минуты
77

Воры в Каннах

ЗАВЕРШИВШИЙСЯ недавно 55-й Каннский кинофестиваль уже вошел в историю. Однако подковерные игры, интриги и скандалы здесь бывали и раньше. В 1982 г. у нашей делегации на Каннском фестивале украли все привезенные фильмы. Вспоминает Олег ВАСИЛЕНКО, работавший тогда генеральным консулом СССР в Марселе.

НАКАНУНЕ фестиваля представитель "Совэкспортфильма" во Франции приобрел роскошный автомобиль. На нем из Парижа в Канны отправился человек, захватив с собой бобины с фестивальными фильмами, а также представительские продукты, смокинги и лаковые ботинки главных членов делегации. В Каннах он, естественно, поехал прежде всего к дому, где были арендованы квартиры для наших киношников (в квартирах жить дешевле, чем в гостиницах). Пробыл он там час и убедился, что с арендой все в порядке. Но когда после осмотра квартир вышел из дома, ни машины, ни ее содержимого на месте не было.

- За тот час, который длился осмотр квартир, - компетентно и размеренно сообщил полицейский инспектор, - машина, наверняка, пересекла границу и уже мчится по дорогам Италии. Сегодня вечером или, самое позднее, завтра утром она по воздуху будет доставлена в Арабские Эмираты или другую восточную страну. Похитители дорогих автомобилей обычно так и делают.

Для полицейского чиновника это было обычное дело. Работая на Лазурном берегу, он, наверняка, видал и не такое. Что же касается нас, то здесь было нечто чрезвычайное.

Пуще всех взвилась Москва. Глава Госкомитета по кино Филипп Ермаш, его помощники и секретари звонили чуть ли не каждый час и требовали принять "все самые необходимые меры".

Среди похищенных фильмов была единственная на тот момент полностью отработанная копия климовской "Агонии". За фильмом охотились западные кинопрокатчики. Его хотела получить дирекция Каннского фестиваля. Мы же хотели показать фильм в узком кругу, чтобы разжечь ажиотаж и конкуренцию среди западных фирм. За "Агонию" предлагали немалые деньги. И это навело на мысль о нечестной игре парижского представителя "Совэкспортфильма". На него начали, что называется, "катить бочку". Засуетились представители нашей безопасности.

Спокойнее всех держался посол - Степан Червоненко.

- Действуйте только по официальным каналам, - подчеркнул он. - Никакой самодеятельности. С икрой, водкой и другими представительскими продуктами поможем.

Состоялась повторная встреча с французскими полицейскими чинами. На этот раз повыше рангом.

- Мои начальники в Париже посоветовали помочь вам, - сказал местный комиссар. - Ни в столице, ни здесь, никто не хочет причинять неприятности русским коллегам. Скандал за день до начала фестиваля никому не нужен. Если позволите, мы обратимся через наших людей в автомобильном мире с просьбой вернуть ваши фильмы. Но при условии, что вы не будете требовать возвращения автомашины. Решать все нужно очень быстро, пока информация не просочилась в прессу.

Ответ нужно было давать немедленно. И тут требовалась та самая "самодеятельность", против которой был посол. Но мы понимали, что и он давал советы по обычному, "открытому", телефону. И, следовательно... Следовательно, мы ответили французам согласием.

Через день в генконсульство позвонили, и неизвестный голос, не представившись, сообщил адрес, по которому в Каннах находятся бобины с фильмами.

Все так и было. Бобины действительно лежали одна к одной под лестницей первого этажа жилого дома. Даже пломбы на них не были сорваны.

...Фестиваль в Каннах в восемьдесят втором году прошел в целом спокойно. Премий на этот раз, правда, мы не получили. Но контрактов на прокат наших фильмов было подписано достаточно. Из Москвы вскоре приехал новый представитель "Совэкспортфильма".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно