70

Долго ли осталось "жировать"?

НАШ собеседник - директор Института экономики переходного периода Е. ГАЙДАР.

- ЕГОР Тимурович, люди обеспокоены последствиями войны в Ираке для России. Ведь говорят как: "Обвалятся цены на нефть, и будет совсем плохо..."

- Для России цена в 30 долларов за баррель была и не нужна. Более того - опасна. Опасно, когда вся экономика зависит от труднопрогнозируемых цен. Мы ведь почти подошли к катастрофической черте.

- А в чем состояла опасность?

- Крах "брежневского процветания", а затем и СССР в значительной мере был связан с аномально высокими ценами на нефть. Они были в 3 раза выше, чем перед войной в Ираке. И что? Именно в это время мы соревновались с США по военным расходам, мечтали о повороте рек, экспортировали "советскую власть" в Афганистан. А потом, когда в середине 80-х цены опустились, оказалось, что нечем кормить население.

- Мы и сегодня шли к этому?

- Сверхдоходы от нефти уже кружили голову. Ведь каждое повышение цены на 1 доллар давало в бюджет 1 млрд. долларов в год. Заниматься чем-либо другим, кроме нефти, становилось невыгодным. Нефть развращала экономику, убивала ее главную опору - обрабатывающую промышленность. К тому же поток "нефтедолларов" порождал завышенные ожидания у населения, у депутатов. Уже начали обсуждать, как поделить сверхдоходы. Все это хорошо, если казна растет от работы промышленности. Тогда это стабильно. А нефтяной "жирок" медленно нарастает, но быстро исчезает...

- Но в "загашнике" у Касьянова что-то остается от сезона "жирования"?

- Хватит на то, чтобы спокойно обслуживать внешний долг в этом году. А вот уже на следующий, 2004 год придется поскрести по сусекам.

- Урезать бюджет?

- Нет, секвестра не будет. В 2004 году объем внешних выплат меньше. А вот предвыборные популистские глупости станут невозможными. Но это очень полезно и для экономики, и для политики. Политику разумнее строить исходя из пессимистического сценария.

- А в Белом доме нет паники в связи с необходимостью перехода к экономии?

- Никакой паники нет. В этом году мы продали за границу столько зерна, сколько не продавали за всю историю России. У нас быстро растет птицеводство, производство овощей, подсолнечного масла. Качественно изменилась пищевая промышленность. И это результат того, что селом перестали рулить. А вот в автопроме наоборот: лоббистам удалось навязать "промышленную политику"... И где наши современные авто?

- Но смотрите, как набирает популярность Сергей Глазьев - один из "теоретиков" промышленной политики.

- Людям надо объяснять, что под этим флагом их будут заставлять покупать худший товар за большую цену. Плохой "Москвич" по цене хорошей трехлетней иномарки. Это прямое нарушение интересов потребителя. Промышленная политика - это способ разворовать бюджетные деньги в интересах отдельных групп.

- Все чаще звучат мнения, что "правительство исчерпало свой ресурс"...

- Претензии к власти оправданны: это прежде всего явное замедление темпов реформ, начиная с конца 2001 года. Но надо понимать и то, что многие опасные для здоровья экономики компромиссы делаются под популистским давлением со стороны депутатов. Они же не могут критиковать В. Путина. Значит, "давай Касьянова!"

- Один из читателей "Аргументов и фактов" высказывает в письме в редакцию мысль о том, что "России была бы полезна временная самоизоляция"...

- Поразительно разумное суждение. США, прежде чем выйти на мировую арену, долго накапливали внутренние силы. В начале ХХ века Россия тоже вышла на путь устойчивого развития. Тогдашний глава кабинета министров Столыпин говорил, что "России нужно 20 лет мира". Не было никаких объективных причин вступать в войну 1914 года. Но хотелось активной внешней политики... и проиграли весь ХХ век.

- Из каких сфер внешней политики мы могли бы без ущерба для себя уйти?

- Мне кажется, что Путин нашел прагматичный баланс внешней и внутренней политики. До него внешняя политика России продолжала оставаться инерционной. Мы 150 лет назад создавали на Балканах базу для взятия Константинополя. Мы давно забыли о Константинополе, о том, зачем ввязывались в балканские дела. Но многим нашим политикам все еще хочется "быть на Балканах". А вот понимания того, что для нас отношения с Украиной неизмеримо важнее, чем с любой другой страной мира, до сих пор нет.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно