336

Валентина Леонтьева: Я больше не смотрю телевизор

ВАЛЕНТИНА Леонтьева не звезда и не легенда - она наше детство, наши самые светлые и добрые воспоминания. Почти каждый день тетя Валя приходила к нам в дом - рассказывала сказки, желала спокойной ночи и по-настоящему искренне улыбалась. И несмотря на то, что сейчас Валентина Михайловна очень редко появляется на наших экранах, ее не забывают, шлют письма, звонят домой, даже в любви признаются. 1 августа тете Вале исполняется 80 лет.

- Я ЛЮБЛЮ телевидение, люблю коллег, с которыми прожила бок о бок десятки лет, люблю своих зрителей, которые до сих пор пишут мне письма и здороваются со мной на улице. Я люблю свою жизнь и совсем не чувствую возраста, хотя некоторые постоянно намекают мне на него.

Пишут, что я ничего не вижу, не выхожу из дома, что умирать собираюсь. Это все вранье! Когда мне прислали приглашение на очередную церемонию

ТЭФИ, сначала идти не хотела, но, когда прочитала про свою мнимую болезнь, собралась и поехала, чтобы народ увидел: Леонтьева жива и здорова. Вышла из машины и сказала собравшимся зрителям: "Посмотрите, мои дорогие, на меня, пожалуйста, и скажите, похожа я на умирающую?" Все захохотали.

Спасла немца

ВАЛЕНТИНА Михайловна вообще неравнодушна к критике со стороны. Когда ее, напротив, начинают неумеренно хвалить, чрезмерно чествовать, называть звездой и легендой телевидения, она тоже очень сердится.

- Я жду от людей благодарности не лицемерной, не преувеличенной, а заслуженной. Однажды я такую получила. Мы с мамой переехали в 1945 году, сразу после Победы, в Москву из Ленинграда. Город был - сплошные катакомбы: везде заслоны от танков, разрушенные дома, траншеи, которые рыли пленные немцы. Как-то раз я шла возле такой траншеи. Вдруг буквально из-под земли потянулись грязные худые руки. Немец смотрел на меня умоляющими глазами: "Хлеба, дайте хлеба!" Я взглянула на его руки и обомлела: такие тонкие, длинные, красивые пальцы бывают только у пианистов и скрипачей. Упросила охранника, чтобы он разрешил мне покормить этого немца. Его привели к нам домой, я налила ему супу. Он сначала ел очень медленно, на меня даже глаза не поднимал - боялся. Потом немножко осмелел, спросил, где мои родители. Я рассказала, что папа умер в ленинградскую блокаду от голодного психоза и мама осталась с нами одна (нас она спасла, заставляя курить, чтобы меньше хотелось есть). У немца на глазах появились слезы, он не доел обед, встал и ушел. А через два года в нашу дверь позвонили. На пороге стоял тот самый немец. Правда, теперь он был совсем не чумазый и тощий, а умытый, причесанный, одетый в парадный костюм, вполне симпатичный молодой человек. Рядом с ним стояла пожилая женщина. Он улыбнулся мне и сказал: "Я не мог вас забыть, поэтому приехал со своей мамой, чтобы сделать вам предложение". Я ему отказала, потому что выйти замуж за врага не могла. Тогда его мать заплакала и на прощание сказала мне: "Деточка, вы даже сами не представляете, что вы для меня значите. Вы спасли моего сына от голодной смерти. Я буду всю жизнь вас благодарить".

Муж Эрик. Он же Юра

ОДНАЖДЫ совсем еще юной Вале Леонтьевой посвятил очень трогательное стихотворение сосед по двору, начинающий поэт Булат Окуджава.

- После переезда из Ленинграда наша семья поселилась на Арбате. Как-то, будучи в гостях у знакомых, живших в одном из соседних домов, я познакомилась с Булатом Окуджавой. Он тогда был незаметным пареньком, маленького роста и довольно застенчивым. Одно стихотворение он даже написал специально для меня, но ничего личного, интимного там не было. Мы с ним были очень хорошими друзьями, не больше. Потом судьба нас развела по разным городам. Я после окончания школы-студии МХАТ по распределению поехала в Тамбовский театр, где проработала два года, а Булат отправился искать счастье в Ленинграде. Встретились мы с ним только через пятьдесят лет. Однажды руководство решило пригласить Окуджаву к нам на передачу. А поскольку я кому-то рассказывала, что в далеком детстве была с ним знакома, то меня попросили позвонить Булату. Сначала по голосу он меня, естественно, не узнал, но потом, когда понял, кто звонит, ужасно обрадовался. Но дружить, как раньше, нам было не суждено. Вскоре после нашей встречи Булат ушел в мир иной.

Настоящей же любовью знаменитого диктора был, как это ни банально, ее законный супруг, с которым она познакомилась при довольно забавных обстоятельствах.

- В одном из московских ресторанов ко мне подошел высоченный красавец-брюнет. Его друг представил этого красавца как английского гостя Эрика. С так называемым англичанином я проболтала (через "переводчика") и протанцевала весь вечер. На следующий день "заморский гость" Эрик позвонил мне домой и на чистом русском языке попросил прощения, сказал, что поспорил с другом, что я куплюсь на его розыгрыш. На самом деле его зовут Юрой, работает он дипломатом, поэтому так хорошо знает английский язык. После долгих извинений и объяснений Юра сказал, что хотел бы встретиться со мной снова уже в реальном своем образе. Вскоре мы с ним поженились, у нас родился сын Митя. Втроем мы прожили долгую и счастливую жизнь, и только несколько лет назад Юра умер.

Агент ЦРУ

ПОСЛЕ того как Леонтьева вышла замуж за дипломата и стала ездить по заграницам, поползли слухи о ее связях со спецслужбами. Когда же закрыли самую любимую народную передачу "От всей души", одно советское издание напечатало статью, в которой говорилось, что диктор Центрального телевидения, побывав в Америке, завербовалась в агенты ЦРУ. Валентина Михайловна давно так не смеялась.

- Я и агент ЦРУ! Что может быть нелепее?! У меня был очередной отпуск, и я решила навестить мужа, который в то время работал в Штатах. Просто в то время закрыли передачу "От всей души": один начальник решил, что эта программа себя изжила. И, видимо, поскольку никаких объяснений не последовало, народ придумал, что "От всей души" закрыли из-за моих связей с американской разведкой.

Слухи про ЦРУ быстро развеялись, но программу так и не восстановили, ссылаясь на то, что Леонтьева не нравится председателю Гостелерадио Сергею Лапину.

- Сергей Лапин, наоборот, очень хорошо ко мне относился. Всегда со мной здоровался, спрашивал, как дела, не обижают ли меня. Такое доброжелательное отношение вызывало на Шаболовке очень много сплетен. Говорили даже, что я любовница Лапина. На самом же деле у меня с ним никаких отношений не было и быть не могло. Хотя Лапин был очень интересным человеком.

Для Валентины Михайловны самое страшное и неприятное - это жалость. Разговоры о том, что на телевидении ее совсем забыли, она моментально пресекает.

- К нынешнему телевидению я не имею никакого отношения. Кому я там сегодня нужна? Правда, недавно позвонили, сказали, чтобы ждала в эфире поздравлений от моих любимых Хрюши и Степашки, бывшие сослуживцы принесли мне огромную корзину цветов, дали денег, написали в открытке теплые слова. А что мне сейчас еще надо?

Смотрите также:

Также вам может быть интересно