Примерное время чтения: 3 минуты
253

Анпиловцы и ваххабиты - "близнецы-братья"?

ПОКА войну в Дагестане ведет самоназначенный дивизионный генерал Шамиль Басаев, находящийся в открытой оппозиции Масхадову. По сведениям из источников МВД, Басаев получил от саудовских исламских организаций 25 млн. долл. За 100 баксов, которые он платит в день каждому боевику, в странах Ближнего и Среднего Востока можно найти массу желающих поучаствовать в этой войне.

Саудовская Аравия и другие богатые арабские страны Персидского залива вкладывают средства в продвижение идей ваххабизма в мусульманских республиках России и СНГ. На их деньги строятся мечети, тысячи молодых людей отправляются изучать богословие с ваххабитским уклоном в крупнейшие исламские университеты.

Возвращаясь домой, молодые богословы часто враждебно относятся к старому духовенству, исповедующему привычные для аварцев, чеченцев, даргинцев, других кавказских народов религиозные и жизненные принципы. Но за молодыми священнослужителями - сторонниками ваххабизма идет часть безработной кавказской молодежи, точно так же бунтующей против существующих порядков, как это делает молодежь во всем мире.

Ваххабитов, чей духовный лидер Мухаммед ибн Абд аль-Ваххаб, жил в XVIII в., по некоторым параметрам можно сравнить с российскими ультралевыми анпиловцами. Их лозунг - "Вперед к Сталину!", лозунг ваххабитов - "Вперед к пророку Мухаммеду!". Анпилов борется за первозданную чистоту марксизма-ленинизма времен его классиков, ваххабиты - за чистоту ислама времен его основоположника.

Для ваххабитов, точно так же, как и для большевиков, не существует наций. Только вместо девиза "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" для свершения мировой социалистической революции ваххабиты бросили клич о мировой исламской революции. И для тех, и для других главным оружием является сила. Только большевистский террор уже остался в прошлом, а ваххабитский, кажется, только набирает силу.

В войне Дагестана против ваххабитов есть еще один немаловажный нюанс. Известно, что между некоторыми дагестанскими народами отношения весьма сложные, но при этом дагестанцы едины в неприятии чеченцев. Это объясняется многими историческими, психологическими и этнокультурными факторами. Тем не менее по законам кавказского гостеприимства в 1993 г. Дагестан принял беженцев из Чечни как своих братьев. Теперь, по мнению многих дагестанцев, чеченцы, приютив террористов на своей территории и дав им возможность создать свои базы, платят Дагестану черной неблагодарностью за то добро, которое им оказали всего несколько лет назад.

Сейчас главная задача для России - не дать снова втянуть себя еще в одну затяжную войну, а как можно скорее начать переговоры с Масхадовым.

"Если бы российский президент еще тогда, в теперь уже далеком 1993 г., согласился на встречу с Дудаевым, протянул ему по чеченской традиции хлеб, как знак мира, Дудаев не смог бы отказаться преломить этот хлеб, что означает согласие на мир", - сказал мне в 1994 г. один из чеченских полевых командиров. Может быть, это не поздно сделать и сейчас?

Для всех кавказцев чувства самоуважения, чести и достоинства чрезвычайно важны, но у чеченцев они просто гипертрофированны. Если их уважают, то они платят той же монетой. К сожалению, это понимают далеко не все. У советского, а теперь и российского руководства всегда находилось место "чувству глубокого удовлетворения" и гораздо реже встречалось чувство глубокого уважения к обычаям и традициям народов, которыми они управляют.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно