Примерное время чтения: 5 минут
73

Как номенклатура восстает из пепла

ПРИ советской власти процветало так называемое номенклатурное положение человека. Начиная с должности секретаря горкома партии или директора крупного предприятия, он попадал в обойму руководителей страны, из которой выходил только ногами вперед. Существовал так называемый кадровый "лифт": союзная партноменклатура рекрутировалась из республиканской, а та в свою очередь - из руководителей краев и областей. Сам Б. Ельцин пришел в Москву по ступенькам партийной карьеры: первый секретарь свердловского обкома - зав-отделом строительства ЦК КПСС - первый секретарь московского горкома партии и кандидат в члены политбюро.

Нечто подобное происходит и сейчас, правда, со своей спецификой. За исключением нескольких человек, все региональные и московские начальники вот уже в течение 10 лет меняются креслами. Они плавно перетекают из депутатского кресла или с генеральской должности в губернаторское, из него куда-нибудь в банк, как новосибирский губернатор В. Муха, затем на должность министра или вице-премьера. После этого круг замыкается и повторяется вновь.

Первой "ласточкой" в этих кадровых рокировках стал, пожалуй, бывший глава администрации Краснодарского края Николай Егоров. В мае 1994 г. его пригласили в Москву заменить Сергея Шахрая на должности министра по делам национальностей и региональной политике, чтобы "активизировать" работу на северокавказском направлении. (Это было за 6 месяцев до начала чеченской кампании.) В декабре того же года он был назначен вице-премьером правительства России, добровольно ушел в отставку 30 июня 1995 г. после известных событий в Буденновске, а с января по июль 1996 г. был главой президентской администрации. Его номенклатурное перетекание обратно в губернаторы было прервано выборами и внезапной смертью.

Не менее известная фигура того же ряда - нижегородский губернатор Борис Немцов.

Из депутатов он стал нижегородским губернатором. 17 марта 1997 г. президент Борис Ельцин назначил его первым вице-премьером Российского правительства. А в августе 1998 г. Б. Немцов ушел в отставку вместе с кабинетом премьер-министра Сергея Кириенко. Но Борис Ефимович не вернулся в родной институт. Номенклатурное положение дает ему только один путь. Для начала - в депутаты Госдумы. Можно не сомневаться, что затем ему предстоит побыть и министром, а может, и кем-то повыше: молодость позволяет на это надеяться.

Самый свежий пример - губернатор Ленинградской области Вадим Густов. Евгений Примаков пригласил его осенью 1998 г. возглавить региональный блок в своем правительстве.

ЧТО касается "встречного номенклатурного потока" генералов в регионы, то он начался примерно со второй половины 1996 г. Бывший "лефортовский узник" Александр Руцкой в октябре 1996 г. победил на губернаторских выборах в Курской области, от которой еще в марте 1990 г. избирался народным депутатом РСФСР. Этому не помешала даже тюрьма. А генерал-лейтенант Александр Лебедь стал губернатором Красноярского края в мае 1998 г. Правда, нужно отметить, что оба они пришли в регионы "кружным путем", поскольку первоначально целились на президентство. Причем, если десантнику Лебедю летом 1996 г. не удалось пройти во второй тур президентских выборов, то летчик Руцкой не только больше двух лет занимал пост вице-президента, но вдобавок почти две недели (с 22 сентября по 3 октября 1993 г.) издавал указы, подписывая их "и. о. Президента Российской Федерации".

НО ЕСТЬ и различие между старой и новой номенклатурами. Нынешние деятели постоянно находятся в центре общественного мнения. Мало того - они зависят от него не меньше, чем от мнения о них в Кремле. Никогда прежде "катание" на кадровом "лифте" не было в России так фатально опасно для политика. Причем, не важно, в какую сторону он движется - из региона в Центр или наоборот.

Взять того же Александра Лебедя. Яркой кометой взлетел на политический небосклон летом 1995 г. - и "сгорел" меньше чем за два года. Депутат Госдумы - 9 месяцев, секретарь Совета Безопасности России - 4 месяца. Было все: и огромный рейтинг, и харизма. Теперь даже генеральские матерки с трансляцией на всю Россию мало кого интересуют.

А Борис Немцов? Выдумщик, красавец, любимец президента и почти официальный наследник. Пересаживал чиновников с иномарок на "Волги". Дружил с шахтерами. Алла Пугачева уверяла, что он похож на Филиппа Киркорова. На сегодняшний день пока что остались должность в президентской администрации и низкий рейтинг.

Но несмотря на все трагедии, опасности и "подводные камни", встречное движение региональных политиков в Центр, а федеральных - в регионы продолжает набирать обороты.

Более того, вдогонку за губернаторской кадровой "волной" появилась новая - мэры городов. Бывший мэр Самары Олег Сысуев в свое время пришел вице-премьером в правительство Виктора Черномырдина, а теперь отвечает за политику и регионы в администрации президента. Председатель Союза российских городов Валерий Кирпичников возглавил Министерство региональной политики.

ИТАК, сможет ли новая российская номенклатура стать более стабильной, застрахованной от разного рода неожиданностей? Согласитесь, стране нужны стабильные управленцы высшего звена, а не "халифы на час".

Ответить пока трудно. Пересаженные на новую почву "варяги" не успевают реально укорениться. Взлетев слишком быстро, они начинают страдать "кессонной болезнью", не доверяют авторитету предшественников и коллег, легко обрастают подхалимами и прилипалами. Как показывает опыт, чтобы серьезно укрепиться в системе региональной или центральной власти, нужно не менее 7-10 лет. А поскольку этого не происходит, то средняя "оборачиваемость" кадров, скажем, на министерских постах и составляет 1,2 человека в месяц. А это говорит лишь о том, что правила игры во властных структурах еще не наработаны. И пока их нет, едва ли стоит ожидать ясности в экономике и политике.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно