Примерное время чтения: 5 минут
64

В Кузбассе возрождают спецторговлю

НАШИМ школам не хватает учебников, больницам - лекарств и всем нам - денег. Как таковых. Катастрофически. Государство задолжало даже грудным младенцам - примерно по тысяче рублей каждому.

МЫ ИМЕЕМ в виду детские пособия. Долг по ним растет день ото дня. И в отличие от всех иных долгов (зарплат, пенсий), за которые власти хотя бы время от времени оправдываются, о детских никто уже год как не вспоминает. Денег нет и, похоже, не предвидится.

До этого года обязанность выплачивать детские пособия лежала на бюджетах субъектов Федерации. В федеральном бюджете такая строка сейчас появилась впервые. Так что до сих пор из 89 субъектов Федерации до сих пор деньги на "детские" находились только в двух-трех. Остальные рассчитывались как могли.

Ноу-хау губернатора Тулеева

В АДМИНИСТРАЦИИ Кемеровской области изобрели следующее.

В 1998 году, когда долг по "детским" перевалил за два года, власти собрали, или, говоря официальным языком, "изыскали", несколько миллионов рублей. Этого хватило бы на пособия для полсотни тысяч семей, а детей в Кузбассе - более полумиллиона. Однако деньги пустили не на пособия, а на инвестиции.

Вложили в швейную фабрику "Тайга", предприятие к тому времени уже буквально "лежащее". Те приняли на работу людей, выдали продукцию. Товар распределили по специальным магазинам. Мамочкам в собесах раздали талоны. Готовая продукция, естественно, дороже первоначально вложенного капитала. В результате "отоваривших" пособие оказалось раза в полтора больше, чем тех, кто смог бы получить "детские", если бы их сразу выдали "живьем".

"Живых" денег в области не хватает, - говорит заместитель Тулеева по социальным вопросам Нина Неворотова. - А так мы, помимо выдачи пособий, решаем еще несколько проблем. Предприятие получает оборотные средства. Оживляется местная промышленность. Люди получают работу. Платятся зарплаты, налоги. Каждый вложенный рубль работает дважды, трижды. И в конце концов в области появляются деньги".

В настоящее время в Кузбассе по этой схеме работает более 500 предприятий. Спецмагазины есть во всех крупных городах. В счет "детских" можно приобрести детскую одежду, обувь, школьную форму. Кое-что даже для самих мамочек.

Самый большой спрос - на продукты. Под "детские" продается около 20 наименований - в основном то, что так или иначе приходится покупать каждый день: хлеб, макароны, сахар, печенье, прочие кондитерские изделия. Областная администрация пристально следит за тем, чтобы цены в спецмагазинах были на 10-15% ниже рыночных.

Но это еще не все. "Детскими" можно рассчитаться за квартиру и коммунальные услуги. Взаимозачетами оплачивается установка телефона. Пособия принимаются в качестве платы в детских садах. Летом на них распределяли путевки в лагеря. Есть даже предприятие "Музремонт", которое готово в счет "детских" починить музыкальные инструменты.

Если нельзя, но очень хочется

КОГДА мы спрашивали людей в спецмагазинах, что бы они предпочли: получать "детские" товарами или "живыми" рублями, на нас смотрели как на сумасшедших: кто же откажется от наличных?

Тем более что в бартерные схемы принимают исключительно местные предприятия. (Понятно, что, когда у администрации появляются деньги, она в первую очередь стремится поддержать кузбасскую промышленность.) Так что, как ни широк ассортимент в спецмагазинах, все-таки он один и тот же. И большую часть того, что можно было купить на талоны, за полтора года все уже купили.

С другой стороны, отказаться от крупы, муки и прочих товаров, которыми местные власти предлагают получить детское пособие, - дело нехитрое. Достаточно просто не давать своего согласия и не брать того, что предлагают. А ждать денег. Другое дело - сколько их придется ждать?

Благодаря бартерным схемам, разработанным в администрации Амана Тулеева, долг по детским пособиям в Кемеровской области сейчас снижен до 10 месяцев. Однако есть люди, задолженность перед которыми еще ниже. А есть и такие, перед кем область и вовсе чиста.

Согласно распоряжению губернатора в первую очередь пособия выплачиваются малоимущим гражданам. Причем это не только многодетные матери, одинокие, имеющие детей-инвалидов. Под особое внимание властей попадают мамочки, чьи мужья служат в Российской армии, и даже работницы бюджетной сферы (врачи, учителя). Администрации городов и районов рассматривают и индивидуальные обращения: на тот случай, если в семье что-то случилось.

Безработные каждый месяц получают пособие "живыми" деньгами.

"Незащищенные - это не только те, кто получает мало или не может работать, - говорят в администрации Тулеева. - Незащищенные - это те, за кого некому постоять. Шахтеры могут объединиться, могут организовать забастовки, постучать касками, перекрыть железную дорогу в конце концов. И власть их услышит. А мамочки с детьми что могут? У них нет профсоюза. Вообще нет никаких рычагов, чтобы надавить на власть. Поэтому в Москве их не слышат".

Для таких незащищенных, чтобы меньше зависеть от центра, кемеровская администрация год назад создала "Фонд риска". Основными пайщиками стали рентабельные предприятия области, которые каждый месяц отчисляют сумму, равную 2% фонда оплаты труда. Предприятия, фирмы и простые люди добровольно перечисляют туда взносы. Несмотря на то что каждый день по областному телевидению власти отчитываются, сколько денег в фонд поступило, сколько ушло и кому, Тулеева постоянно обвиняют в том, что он обложил предприятия данью, что создал этот фонд под себя.

Как бы там ни было, за прошедший год долги по детским пособиям в Кемеровской области сократились вдвое. В России долг за это же время вдвое вырос.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно