Примерное время чтения: 5 минут
216

Лауреатов много, а музыка - в проигрыше

ОТШУМЕЛИ, отгремели, отфанфарили, отфутболили (что особенно своевременно) аккорды, голоса, аплодисменты и свистки последнего Международного конкурса музыкантовисполнителей имени П. И. Чайковского в Москве. Написав слово "последнего", автор не оговорился, а пошел на поводу самых мрачных своих предчувствий. Действительно, после предыдущего конкурса в 1994 г. музыкальной России с трудом удалось восстановить официальный престиж крупнейшего международного

национального состязания музыкантов. Но последний конкурс, кажется, переплюнул недостатки конкурса предыдущего.

Был побит рекорд количества участников: более 700 заявок. Об этом на открытии конкурса в Большом зале консерватории с гордостью сообщил председатель организационного комитета Т. Н. Хренников. А вот на закрытии его Хренников говорил о вопиющих, с его точки зрения, просчетах судейских бригад и был поддержан публикой овацией, длившейся пять

минут. Что ж, конкурс провалился, и прав в своем возмущении патриарх советской русской музыкальной культуры?!

А ЛИЧНОСТИ БЫЛИ!

И ДА и нет. Рекордное количество участников было. Но каких? Еще не закончился первый тур, а жюри фортепьянного испытания предложило 42 участникам покинуть конкурс (стартовали же 96). У скрипачей аналогичный случай: из 56 начавших играть 19 покинули конкурс до окончательных результатов первого тура. То же самое было и у вокалистов. Их вообще была тьма-тьмущая: 120 человек, правда, в основном артисты СНГ. Оно и понятно. Для участия в вокальном испытании,

носящем имя Чайковского, надо хорошо знать русский язык. И тут парадокс: победили Миеко Сато (Япония) и Бесик Габиташвили (Грузия). Коль автор назвал имена победителей среди вокалистов, с них и начнем. Не числом и умением поразили они, а однообразием способов достижения конкурсных вершин. Пели громко на грани крика, пытались давить разухабистой мощью, раскатистым "р", и все отличались, кроме нескольких талантливых артистов, полным непониманием того,

что и о чем они поют.

Теперь о скрипачах. Решения скрипичного жюри на последнем конкурсе Чайковского на фоне того, что творилось кругом, кажутся спокойными, уравновешенными и справедливыми. Здесь, конечно, громадная заслуга председателя жюри талантливейшей Лианы Исакадзе и замечательного скрипача, профессора Марка Лубоцкого. Но присуждение первой премии молодому Николаю Саченко - явный компромисс. Ничуть не умаляя достоинств этого артистичного виртуоза,

поразившего бриллиантовым блеском в исполнении "Каприсов" Паганини, можно с грустью сказать, что на фоне победителей скрипичного конкурса Чайковского в предыдущих десяти случаях Саченко - только студент, подающий надежды. Автору возразят, что индивидуальности в нынешней российской музыке вообще девальвируются. Но если в российской культуре и есть национальная особенность, то называется она "несмотря ни на что".

Была на конкурсе скрипачей удивительно

яркая личность, и зовут ее Наташа Ломейко. Родилась в Новосибирске, живет и учится в Великобритании. Два первых тура играла блестяще, поражая самобытностью трактовки и, что очень важно на скрипке (о чем почему-то часто забывают), красивым и глубоким звуком. На последнем туре Наташа Ломейко неудачно сыграла скрипичный концерт Глазунова, который, по ее утверждению, просто недоучила, так как не надеялась попасть в финал. Она, получившая шестую премию,

могла бы быть поставлена повыше, а победитель - пониже.

СКАНДАЛ У ПИАНИСТОВ

НАШЕ жюри обеспечивало международное возрождение конкурса Чайковского и триумф русской исполнительской школы. Это было бы возможно, если бы не скандал на состязании пианистов. У публики наибольшим успехом пользовался англичанин Фридерик Кемпф, молодой, но весьма зрелый музыкант с абсолютно оригинальным творческим лицом, что на конкурсе вредит. А жюри, как известно, вынуждено выбрать нечто усредненное между индивидуальными вкусами судейских. То же

самое относится и к Виктории Корчинской-Коган, и к Алексею Султанову, обойденным лауреатскими званиями. Как ожидалось, победу одержала московская команда (старший "тренер" Сергей Доренский). Сейчас пресса третирует Сергея Леонидовича якобы за сомнительные маневры в пользу своих учеников. Что поделаешь, Генрих Нейгауз в конкурсных жюри не маневрировал, просто не хотел. А Доренский хочет и может. У Нейгауза были Рихтер и Гилельс, у Доренского - победитель

Мацуев и еще более 60 лауреатов...

По специальности виолончель на нынешнем конкурсе все было спокойно. Денис Шаповалов действительно лучший, а немец Вольфганг Шмидт непростительно "запорол" "Вариации на тему рококо" Чайковского, и тем не менее вторая премия досталась этому зрелому музыканту.

Итак, Международный конкурс имени П. И.Чайковского завершен. Итоги по горячим следам неутешительные. Лауреатов много, музыка - в проигрыше. Обозначился водораздел

между музыкантами, занятыми поисками высшего смысла в искусстве, и теми, кто стремится к лауреатству любой ценой. Нынешний конкурс доказал, что это не лучший способ выяснения музыкальной истины, а стало быть, так ли уж необходим очередной, двенадцатый?

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно