Примерное время чтения: 4 минуты
75

Отклики читателей (24.02.1998)

По поручению первого выпуска МГИМО - Р. СЕРГЕЕВ, главный советник Внешнеполитической ассоциации, Чрезвычайный и Полномочный Посол, А. СТРИГАНОВ, участник Великой Отечественной войны, журналист-международник, староста первого выпуска.

Воспоминания сомнительного качества

В 1998 г. исполняется 50 лет первому выпуску МГИМО. Прочитали в "АиФ" N 1-2 заметку "Личная жизнь элитарного вуза" и поняли, что в попытке нарисовать быт и нравы "элитарного вуза", "кузницы дипломатических кадров" автор использовал "воспоминания" сомнительного качества.

Первый набор МГИМО отнюдь не был "элитарным". Набранный в военном 1943 г., наш курс складывался из людей всех возрастов, опыта, образования. Были фронтовики, студенты из других вузов, выпускники школ, выходцы из различных слоев общества и регионов Советского Союза.

Из наших рядов вышли видные дипломаты, деятели науки, внешней разведки. За 50 лет было всякое - как говорится, в семье не без урода. Но в целом у нас есть основания гордиться честным трудом в интересах Родины. Именно поэтому недоумение вызвала у нас заметка В. Попова. Так, без всяких на то оснований, как карьерист любой ценой, изображен В. Суслов, ставший крупным дипломатом, Чрезвычайным и Полномочным Послом СССР.

Пафос мемуариста особо прицельно обрушен на женитьбу Григория Морозова на Светлане Сталиной. Но этот брак возник не из карьерных побуждений, а из настоящей любви людей, много лет знавших друг друга, поскольку Григорий и брат Светланы Василий - одноклассники, дружили с детства. Ныне Г. Морозов - заслуженный деятель науки России, доктор юридических наук, почетный президент Всемирной федерации ассоциаций содействия ООН.

Для пущей "убедительности" россказней о быте и нравах "элитарного вуза" мемуарист в неприглядном виде представил покойного директора МГИМО Георгия Павловича Францева. Он изображен лакействующим перед сталинским зятем. Нелепо показывать в такой роли блестящего ученого, академика, человека энциклопедических знаний и высокого достоинства. Его уважали за доброе отношение к студентам, за заботу о них и любовно называли "папа Юра".

Нам неприятно, что о нашем однокашнике Барковском, который умер от сердечной недостаточности, автор заметки говорит, что он "спился и вскоре умер". Все это, видимо, должно послужить одной неблаговидной цели - бросить тень на наш первый выпуск и МГИМО тех дней.

Институт для "сынков"

ПРОЧЛА в "АиФ" об Институте международных отношений. Вы пишете, что "атмосфера в МГИМО была демократичной", что студенты ходили в рваных брюках... Возможно, когда-то, во время войны, такое и случалось. Но спросите кого угодно: этот институт ассоциируется у нас вовсе не с "рваными брюками" и не с "демократичной атмосферой".

На протяжении десятилетий советского периода МГИМО был не просто элитарным вузом, а закрытым заведением, где наша высшая бюрократия готовила своих детей для "красивой жизни". Чтобы убедиться в этом, достаточно просмотреть списки выпускников. Учиться в МГИМО посылали своих детей члены ЦК КПСС, секретари обкомов, генералы, маршалы и прочие представители партсовноменклатуры. Их отпрыски должны были проводить побольше времени в благополучных странах, подальше от несчастной России, истерзанной их же отцами. И каких же специалистов взрастила эта, как вы пишете, "кузница дипломатических кадров"? Давайте вспомним хотя бы о том, как в недавние времена дипломаты - выпускники МГИМО сдавали одну за другой наши позиции на международной арене. Бросили нашу собственность в Восточной Европе стоимостью в миллиарды долларов, отдали американцам богатейший континентальный шельф... Можно вспомнить и о том, как журналисты-международники, окончив тот же МГИМО и комфортно устроившись за границей, врали нам о "загнивании капитализма".

По моему глубокому убеждению, МГИМО - одно из тех учреждений, где разложение советского общества проявилось особенно сильно. И незачем обелять этот институт.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно