Примерное время чтения: 5 минут
262

42 километра Мери Бушуевой

Катастрофа

В ДЕТСТВЕ Мери мечтала стать председателем колхоза, чтобы построить для своих односельчанок такой центр, где они смогли бы навести красоту и отдохнуть от тяжких женских трудов. Хотя сама, маленькая хрупкая грузинская девочка, любила больше мужские занятия - гоняла с мальчишками мяч, верховодила в школе, в институте была комсоргом.

В девятнадцать лет мечты пошатнулись - в доме случился пожар, у Мери ноги обгорели так, что она долгое время не могла ходить. Три года ее лечили, помогали всем миром, доноры отдавали не только кровь, но и кожу. А когда дело пошло на поправку и казалось, все беды позади, произошла новая катастрофа, на этот раз автомобильная. Врачи делали все возможное, но в результате пришлось ампутировать ногу. Молодая женщина была в жуткой депрессии, она раздавала подругам и соседкам все свои наряды: какая теперь красота, любимый мужчина и дети с одной-то ногой?!

Однажды Мери поехала в Москву на протезирование. Села на вокзале в такси, по дороге разговорилась с водителем и... через некоторое время вышла за него замуж. Они разошлись через 9 лет - несовместимость характеров, - но она ни о чем не жалеет. Когда-то Мери мечтала о ребенке, чтобы была непременно девочка, на нее не похожая, со светлыми глазами и волосами. Самым драгоценным подарком от жизни она считает свою голубоглазую Машеньку с русой косой. "Я как бы нигде не работаю, но Маша и есть моя работа", - говорит она. И крутится как волчок на одной ноге, чтобы девочка никогда не чувствовала, что растет в неполной семье и что мама у нее физически неполноценна. А сама Маша убеждена, что умнее, добрее, сильнее и красивее ее мамы никого нет. И искренне восхищается силой ее духа. С 9 лет дочь выполняет роль волонтера во время марафонов, в которых участвует мама, и видит, чего ей стоит каждый пройденный километр.

Марафон на костылях

ЕСЛИ не считать дворового футбола с мальчишками в детстве, Мери никогда спортом не занималась и даже им не интересовалась. А потом судьба свела женщину с Валентином Дикулем, который сказал: "Нечего сидеть дома, Мери, плакать. Занимайся лучше спортом". Сначала она пошла просто посмотреть, как "бегают" инвалиды-ампутанты. "Когда я увидела, как красиво бежит на протезе без костылей Татьяна Кузнецова, первая в мире ампутантка, которая прошла марафон (кстати, героиня нашей публикации прошлых лет. - Авт.), я была просто заворожена", - вспоминает Мери Бушуева.

Начинать было непросто. Во-первых, тяжело - слишком короткая культя все лишние движения воспринимает болезненно. Во-вторых, и возраст был не юношеский, далеко за 30, не самое лучшее время для начала спортивной карьеры. Для первых тренировок она выбрала расстояние от остановки до остановки. А потом начались многокилометровки. Ломались костыли, протез растирал культю до кровавых ран, которые потом заживали месяцами. Во время первых своих забегов Мери познакомилась с легендарным марафонцем-ампутантом Ричардом Трамом, основателем клуба "Ахиллес", который пригласил ее на известный во всем мире нью-йоркский марафон.

Кто-нибудь из нас - здоровых людей - сможет подняться и спуститься по лестнице в 12-этажном доме вверх-вниз 10-12 раз подряд? Мери делала это каждый день - так она готовилась к забегу. Она прошла его за 20 часов: стартовали в 6 утра и добрались до финиша к двум ночи. Ведь марафон инвалидов - это не локти соперника и его горячее дыхание в спину, каждый идет как может, сколько может, с перерывами, чтобы выпить воды, сходить в туалет и перебинтовать кровоточащую культю, правда не отклоняясь от трассы. Если с нее сошел, с дистанции снимают.

Мери страстно хотела пройти эти 42 километра ради дочери, ради тех людей, которые столько раз помогли ей в жизни, ради того, чтобы доказать самой себе, что она нормальный, полноценный человек. Она шла по улицам Нью-Йорка, удивляясь незнакомым людям, которые улыбались, пожимали ей руку и даже восхищенно целовали в плечо. Она завидовала американским бомжам, которые валялись в картонных ящиках в шикарных кроссовках с новенькими двухкассетниками под ухом. Свои единственные кроссовки она получила от организаторов марафона, а чтобы привезти дочери магнитофон, экономила на суточных. Когда в два ночи она подошла к финишу, удивилась тому, что судьи ее все же ждут, и ждали бы, если бы она пришла к утру, а из окрестных отелей высыпали постояльцы и болели за нее, как за какого-нибудь своего национального героя. После всего этого Мери готова была пройти еще полдистанции.

Пока за свою жизнь Мери Бушуева полностью прошла три марафона - нью-йоркский, грузинский, ею же организованный, и калининградский. И еще ни разу - в Москве. Ведь здесь судьи уходят с финиша через пять с лишним часов после начала забега (мировой рекорд у инвалидов-ампутантов - 6 часов 57 минут). А всех спортсменов делят на три группы: слепые, колясочники и остальные. Бушуева же со своей короткой культей никак не может соревноваться с безрукими соперниками, у которых есть ноги (к примеру, в Нью-Йорке "бегуны" разделены на 10 разных групп!). И Мери борется за справедливость. В знак протеста она отказалась участвовать весной в десятикилометровой дистанции. Но к осеннему московскому марафону она все же подготовила свой единственный старенький спортивный костюм и потрепанные кроссовки, те, что ей выдали еще 10 лет назад в Америке. Она надеется, что выход должен быть: "Его нет только с кладбища".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно