Примерное время чтения: 3 минуты
54

Хамство - это навсегда?

Я ВООБЩЕ-ТО девушка неробкая. Но вот перед представителями сферы обслуживания почему-то с детства робею. Ну не нравлюсь я им, а они, как правило, соответственно мне. Но мне, наивной, казалось, что в связи с радикальными политическими переменами у нас кое-что сдвинулось в лучшую сторону и в этой окаянной и самой хамской сфере: рынок все-таки, коммерция, каждый должен держаться за свое место и стараться всячески ублажать клиента, покупателя и т. д. Но не тут-то было! Скакнуло как-то давление, испугалась, звоню (а была суббота) в районную "скорую". После долгих выяснений - сколько мне лет, есть ли кто еще дома (не было), знаю ли я, что участковый врач одна и вообще выходной день, - получаю советы (по телефону!), что мне принять, и общий вывод типа "вам еще жить да жить". А голова кружится, и мушки мелкие в глазах прыгают. Ничего, отлежалась. Это я о себе, а что уж говорить про запуганных дедушек и бабушек в очередях в поликлиниках с талончиками?

Спешу, будучи театральным критиком, на премьеру в храм искусств на Таганку, в Центр имени Владимира Высоцкого. У другого храма - Христа Спасителя - оцепление: кто-то очередной важный приехал отметиться. Меня тормозят. С разбегу натыкаюсь на охранника общественного порядка. "Назад!" - рычит он, как на зоне. Я по инерции торможу не сразу. Он (для начала, видимо) отталкивает меня, и... далее следует довольно неприятный, особенно перед встречей с высоким искусством, текст. Я робко интересуюсь, как же могу войти в метро, но понимаю, что напрасно, - лучше не раздражать охранника при исполнении, а то можно и в глаз, и в кутузку. Это я поняла особенно - после того как одного из лучших наших театральных критиков С. (очень немолодого человека) примерно таким же образом "замели" и продержали как нарушителя в КПЗ ночь, пока испереживавшейся в неизвестности супруге дома вызывали "скорую".

Ну ладно, впереди все-таки встреча с высоким. После спектакля идем с товарищами по перу, аккредитованными на спектакле журналистами, в буфет - поделиться мыслями. Цены в буфете учреждения, носящего имя самого демократического нашего актера, надо сказать, аховые. Ничего, попиваем минеральную воду. Рядом за столиком курит известная актриса Евдокия Германова. Вдруг врывается дама. С виду вроде бы интеллигентная. Лексика же - лагерной надзирательницы либо, в лучшем случае, завуча средней школы: "Ну и долго мне вас ждать? Вы что, читать не умеете? Сказано внизу в объявлении: после спектакля подниматься в буфет запрещено. Немедленно в гардероб за плащами и..." Ну, дальше понятно куда. Дуся Германова спешно докуривает и собирается к выходу. Мы - за ней. Внизу продолжается сцена народного возмущения нашей беспардонностью. Против нас - весь сплоченный гардероб не самого аншлагового, замечу к слову, театра столицы: и такие-сякие-то мы, и труд-то их не уважаем, и нам бы только рассиживаться в буфетах и минералку ихнюю хлебать, а им что, ночевать здесь? Кстати, был всего лишь 10-й час вечера. Выслушав все и пытаясь вставить слово, покорно идем на выход. Повторю: журналисты лучших столичных изданий, приглашенные на это "культурное" мероприятие. Могу сказать одно (и там сказала, и тут, печатно) - больше лично я в Центр имени любимого Владимира Семеновича ни ногой.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно