Примерное время чтения: 7 минут
216

Алла Будницкая. Человек, который умеет жить

Меня спросили: "А чем она знаменита?" Я ответила: "Тем, что любит жить и умеет жить". Вы не верите, что уметь жить - это искусство?! Алла БУДНИЦКАЯ - актриса, телеведущая. И прежде всего - Женщина. Она и программу ведет себе под стать - "Из жизни женщины". Будницкая шутит, что своей жаждой жизни, вкусом к жизни она перезаражала уже всех близких друзей и дальних приятелей и теперь принялась за телезрителей. Свое "умение жить" она приобрела без посторонней помощи.

Полюбить неприятности

Будницкая полна противоречий. От неприятностей, к примеру, она избавляется весьма оригинальным способом - заставляет себя полюбить их:

- Вкус жизни для меня - это желание что-то делать. Именно желание, а не необходимость. Но жизнь, увы, большей частью состоит из вещей малоприятных. Значит, нужно научиться делать неприятное так, чтобы получать удовольствие от процесса.

В детстве самым страшным наказанием для меня было потрошить курицу. Процесс этот я ненавидела, но понимала, что в этой жизни куриц мне придется потрошить часто. И я представляла себя хирургом, проводящим сложную операцию. Нудное занятие превратилось в увлекательную игру.

Обустроить свой дом

- Жить со вкусом вовсе не означает жить богато. Чтобы дом был уютен, совершенно необязательно окружать себя предметами роскоши и антиквариата. Просто дом должен быть полон дорогими тебе вещами.

Да, мы не столько жили, сколько выживали. Чтобы вкусно поесть или хорошо одеться, приходилось сидеть где-нибудь в подвале или на складе магазина, беседовать за жизнь с народом, пересказывать закулисные сплетни, обязательно выпить рюмочку... Но это же не самое главное. Кто-то может отчаяться от того, что ему не досталась палка колбасы, и у него испортится настроение, а у меня - нет.

Мы все равно устраивали себе праздники. В то время я жила в проезде Художественного театра, в коммунальной квартире, но такая бытовая неустроенность никого не расстраивала. Мы накрывали "шикарный" стол: баночка печени трески, кукуруза, отварная картошка, селедочка. И собирался потрясающий круг - приезжал из Ленинграда Иосиф Бродский, Анатолий Найман, Илья Авербах, приходили мои друзья.

Наслаждение было общаться, слушать поэзию. Иосиф привозил свои новые стихи и читал целый вечер их, Толя Найман - свои. Нам не мешали даже вечные скандалы с соседями, которые тут же начинали с негодованием долбить в стену. А одна тетушка ворчала: "Что он (то есть Бродский) выдает эти стихи за свои? Это же Пушкин! Я точно знаю!"

У меня, кстати, ничего особенного в доме до сих пор нет. Кроме массы всяческих мелочей, которые бы украшали нашу жизнь. На одном столике - маленький стеклянный зверинец, на другом - коллекция глиняных фигурок.

Не терплю пустоты. Видите - все забито. Современный дизайн, где торжествует свободное пространство, мне не близок. Не могу жить в доме, где нет лишних вещей. Иногда приходишь в гости в новые загородные дома, где не увидишь ничего лишнего. И в голову закрадывается крамольная мысль - а куда они вещи убирают? Может, у них есть одна потайная комната, где весь хлам домашний хранится? Ведь без этих маленьких безделушек квартира превращается в выставочный зал. Посмотреть приятно, но жить в этом невозможно. Это все пусто, пусто...

Блюсти традиции

- Кто-то из великих сказал: традиции нельзя унаследовать - их надо завоевать. Чтобы что-то стало традицией, надо в какой-то момент тоже заставить себя - заставить это делать регулярно и с наслаждением.

Невозможно прожить без семейных праздников. Их надо себе придумать, чтобы дети потащили это дальше - как необходимую часть своей жизни. Ведь так просто - в воскресенье сесть за красиво накрытый стол.

Этот накрытый накрахмаленной скатертью стол Будницкая "перетащила" из своего детства. В их коммунальной квартире на три семьи каждое воскресенье устраивался праздничный обед. Нехитрая послевоенная еда: картошка, макароны по-флотски, крошечные булочки с маком на сладкое. Но главное - за стол садились все вместе, всей квартирой. Не столько ели, сколько разговаривали, смеялись, просто радовались - тому, что все живы и дети красивы и здоровы.

- У нас сейчас появилась еще одна традиция - устраивать детские праздники. Дом ходит ходуном, когда собираются друзья моего внука - дочки Андрона Кончаловского, дети Кати Семеновой, Веры Глаголевой, Толи Ромашина. Им накрывается детский стол, который сервируют они сами. У них все как у взрослых - свой аперитив, свой ритуал приема гостей.

Это не блажь богатых родителей - это необходимо. Чтобы они, когда вырастут, не попадали в то дурацкое положение, в котором иногда оказывались мы, взрослые. Когда актеры, достаточно образованные, воспитанные люди, попадали за границу и не знали, как себя вести на приемах, как правильно взять тарелку, что и как есть. Случались же жуткие ляпы, когда наши артисты на глазах у изумленной публики съедали деликатесные сыры вместе с кожурой.

Оценить вкус заработанных денег

- У меня в жизни всякое бывало. Когда наш Театр киноактера перестал существовать, я оказалась на улице. В буквальном смысле слова. Мы стояли на тротуаре перед входом, а нас отталкивал вооруженный патруль. Нас, женщин! Ларису Лужину, Марину Ладынину, Татьяну Конюхову, Майю Булгакову. Это было страшное испытание для всех. И многие этого не выдержали - просто ушли из жизни, не вынеся этой пустоты.

А мне судьба подбросила подарок - однокурсник предложил открыть ресторан. Я взялась за это жуткое дело, в котором тем не менее за 4 года изрядно преуспела. И потом лишилась и ресторана тоже.

Сидела одна в доме, вокруг - звенящая тишина. Не хотелось ничего - ни смотреть телевизор, ни читать, ни заниматься своими любимыми вещами. После чего судьба снова смилостивилась - предложили участвовать в программе на НТВ "На свежую голову". Как мне пригодился мой дом - он дал мне возможность работать. Я рассказывала, как его строила, что нельзя ошибаться в мелочах, как надо поставить камин, как нужно обустроить кухню.

После "Свежей головы" Оля Левинтон пригласила меня в программу "Из жизни женщины" на ТНТ. Я не терплю вакуума, мне обязательно нужно что-то делать, иначе - все! Понимаю, что когда-то наступит такой день, когда я не смогу работать так активно, как сейчас. И мне становится страшно. Но я обязательно что-нибудь придумаю.

Я не умею и не хочу жить за чужой счет. Если ты не почувствовала вкус заработанных денег, то их и тратить неинтересно. В фундаменте этого дома лежат связанные мною кофточки. Их у меня покупали за 100-150 долларов и продавали в бутиках в Париже и Нью-Йорке. Там лежат мои руки, мой труд. И труд Лии Ахеджаковой - ведь дом мы строили вместе. Именно поэтому наш дом нам вкусен - потому что построен нашими руками, на заработанные нами деньги. А если бы мне его подарили, не знаю, чувствовала бы я себя в нем так хорошо и тепло.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно