Примерное время чтения: 6 минут
415

1 000 000 за отсидку

По 200 тысяч рублей за каждый проведенный за решеткой год получит Евгений Лукин из Новосибирска. Но вряд ли государство этим миллионом компенсирует своему гражданину потерянные дом, семью и здоровье.

К СОЖАЛЕНИЮ, в результате судебных ошибок на тюремные нары попал не один россиянин.

За год незаконно арестовали 1300 граждан России

ЕВГЕНИЮ Лукину, если можно так сказать, повезло. Его признали виновным в убийстве новосибирской предпринимательницы, у которой он подрабатывал водителем. На основании его "чистосердечного" признания, сделанного на четвертый день пыток, Лукина осудили на 10 лет. А через пару лет в Новосибирске задержали банду бывших милиционеров, на их счету было больше десятка убийств, в числе которых и убийство той самой предпринимательницы. Суд пересмотрел дело Лукина и постановил освободить его "за отсутствием состава преступления". За искалеченную жизнь Евгений потребовал от государства 15 миллионов рублей. Суд постановил выплатить в 15 раз меньше.

Иск на 15 миллионов рублей подал и житель Татарстана Ирек Закиров. Во столько он оценил судебную ошибку, в результате которой ни за что ни про что отсидел 4 года. Закирова и еще 6 жителей Татарстана обвинили в вооруженном нападении на семью начальника налоговой инспекции одного татарского райцентра, во время которого были избиты хозяин дома, его жена и дочь, а взрослый сын застрелен. Какое-то время спустя милиция получила информацию о том, что нападение совершила некая группировка. Ее члены были задержаны и арестованы, а Закиров и остальные невинно осужденные освобождены. Трое из них уже отсудили у государства 100 тысяч, 350 тысяч и 450 тысяч рублей.

По официальной статистике, только в прошлом году были незаконно арестованы 1300 россиян. Это установленные и доказанные факты. Но они составляют лишь малую часть от несправедливых приговоров. Потому что тем самым признается плохая работа милиции, следствия, прокуратуры и, наконец, самих судов. Доказать и признать это невероятно сложно.

Нижнетагильский студент Виктор Животков в 1999 году получил повестку из местного отдела милиции. Там ему сообщили, что он осужден условно на пять с половиной лет за незаконный оборот наркотиков, и показали документы, из которых следовало, что он лично присутствовал при вынесении приговора, и под документами стояла его подпись. Посему он должен каждый месяц приходить в милицию и отмечаться. Такое студенту даже в кошмарном сне не могло привидеться. Только после пятой (!) проверки выяснились вопиющие детали. Знакомый Животкова, который и занимался распространением наркотиков, при задержании показал водительское удостоверение с данными Виктора. Как выяснилось позже, оно было поддельное. В суде задержанный назвался Животковым, а следствие даже не проверило все данные в паспортном столе, по месту учебы и работы - элементарные вещи, которые обычно делаются при заведении любого уголовного дела.

17 лет за несовершенное убийство

А ВОТ 18-летний Семен Матюшкин, парень из приличной семьи из Оренбурга, получил 17 лет за убийство - срок, который не всегда присуждают отпетым рецидивистам за групповое убийство. Парень возвращался поздно вечером от друзей. В подъезде своего дома встретил двух подростков-бродяжек. Вышел с ними во двор покурить. Около дома в машине спал мужчина. Один из бродяжек, назовем его Гвоздевым, стал требовать от взрослого человека деньги на пиво. Семен, чтобы уладить конфликт, попросил мужчину дать рублей сто и обещал вернуть их наутро. Тот отдал деньги, поднялся в квартиру, позвал сына с другом, который приехал в гости из Казахстана, и все вместе они стали перегонять машину на стоянку. Пьяный Гвоздев кинулся за машиной, за ним побежали его приятель и Семен. Закончилось все тем, что Гвоздев напал на казахского гостя и в драке ранил его ножом. Парень через два часа скончался, а в убийстве обвинили Семена, который во время драки пытался оттащить бродяжку от его жертвы.

Обвинение основывалось на показаниях... Гвоздева, его приятеля и оренбуржцев, к которым в гости приехал погибший. "Дактилоскопической экспертизы рукоятки ножа, который принадлежал Гвоздеву, не проводилось, на одежде Семена не обнаружили, в отличие от одежды бродяжек, никаких следов крови. К тому же, согласно экспертизе, погибший был зарезан левой рукой, а Матюшкин - правша", - говорят адвокаты Семена. Кроме того, на руках как у следственных органов, так и у адвокатов есть два (!) признательных показания бродяжки Гвоздева, который в данный момент находится в колонии для несовершеннолетних за грабеж, кражу и хулиганство. Дважды он признался в том, что оговорил Семена и на самом деле парня в драке ножом ударил он. Для суда это, видимо, не довод. "У нас есть свои, к сожалению, не подтвержденные документально объяснения относительно этого дела, - написали адвокаты Матюшкина в своем письме в Европейский суд по правам человека. - В местной прокуратуре родным Матюшкина сказали, что из МИД Казахстана в частном порядке поступило требование показательно покарать убийцу. Поскольку Гвоздеву на тот момент не было 14 лет и осудить его было невозможно, то наиболее "подходящей" кандидатурой на роль убийцы стал 18-летний Семен. Кроме того, он из благополучной семьи, и это позволило взыскать с него приличный материальный ущерб родным погибшего". Исковое заявление в Страсбурге по делу Семена уже приняли к рассмотрению. Возможно, скоро будет исправлена еще одна судебная ошибка.

В принципе любое решение суда можно опротестовать. Но тот же Евгений Лукин трижды опротестовывал свой приговор, и в результате ему лишь скостили срок с 12 до 10 лет, хотя он был НЕВИНОВЕН. А судьям что? Да ничего. За три года квалификационные комиссии прекратили полномочия 137 судей, 604 служителя Фемиды были наказаны в дисциплинарном порядке. Формулировка "за судебную ошибку" ни в одном из этих случаев, похоже, не прозвучала.

Безусловно, преступник должен быть наказан. Но в России у правоохранительных органов другая цель - за преступление должен кто-то ответить не ради справедливости, а для отчетности. В январе 2007 года в Чечне - последнем регионе, которого не коснулось пока это нововведение, - начнут действовать суды присяжных, и тогда, возможно, будет приостановлен введенный в России мораторий на смертную казнь. В этом случае некоторые судебные ошибки исправлять будет поздно.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно