Примерное время чтения: 4 минуты
89

ЧИТАТЕЛИ - О СОСТРАДАНИИ

Боль души. Дети - попрошайки

ПЕРЕД Новым годом мы с моим попутчиком случайно оказались в п. Новый Черепеть Суворовского района Тульской области. Ощущалось приближение праздника: встречались прохожие с елками, дети с подарками. И вдруг в этой веселой суете я услышала тонкий детский голосок: "Тетя, дай хлебушка, мы хотим есть". Я не сразу увидела трех посиневших от холода, в лохмотьях детей. Это были мальчики, поразительно похожие друг на друга - черноглазые, носы "пуговками". Старшему из них - 7 - 8 лет. С трудом сдерживая слезы, я стала выяснять, с кем и где они живут. "Мамка с папкой валяются пьяные, дома холодно, мы давно не ели суп. Если мы приносим какую-нибудь еду, они у нас отнимают", - объяснили малыши.

Вокруг нас стала собираться толпа. Тети с покупками, сытые дети с подарками. Они уточнили: "Это Котовы, их родители пьяницы". И никто из окружавших не поделился с несчастными Котовыми. Ни одна женщина не достала из своей распухшей сумки пряник, ни один ребенок не дал конфету из своего красивого подарочного пакета. Мы с моим попутчиком накупили малышам сладостей, доверили старшему деньги, предупредив, чтобы не показывали их родителям. Через несколько минут мы увидели этих детей в теплом, уютном вокзальчике. Старший кормил малышей. В этот предпраздничный, но еще рабочий день мы попытались найти какую-нибудь власть, чтобы обратить их внимание на судьбу детей. Нам повезло. Здесь же на вокзале мы обратились к дежурному лейтенанту милиции. "Да, - позевывая сказал он, - это Котовы. Они нам уже надоели. Их лишали родительских прав, определяли детей в интернат, но они их снова забирали, наверное, из- за денег. Ведь на детей платят, а родителям пить не на что. Ребятишек у алкашей восемь человек".

Я письменно обратилась в Суворовский отдел народного образования с просьбой помочь этим детям, просила уведомить меня о принятых мерах, но до сих пор не получила ответа. Теперь я решила через газету напомнить работникам Суворовского роно об их человеческом и профессиональном долге. Помогите! Помогите, пока не испепелило их души равнодушие взрослых, пока они не стали социально опасными. Помогите, пока они еще просят, а не грабят.

Г. Федоричева, г. Мценск Орловской обл.

За и против

Убогие - люди божьи

В СТАТЬЕ "Мой ребенок - урод" прочла письмо несчастной матери, которая просила умертвить ее ребенка. У нас в семье аналогичный случай. Родилась девочка с болезнью Дауна. К моменту ее рождения почти все дети были дошкольного возраста, и "необычный ребенок", который, как нам сказали, никогда не сможет обслуживать себя, казался большой обузой. Мало того, уговаривая нашу маму, Галину Петровну, оставить ребенка в больнице, врачи предупреждали, что мужья, как правило, покидают семьи с такими детьми. Но это не остановило ее. Вот уже четвертый год Наташа живет с нами.

Все дети привязались душой к беспомощной Наташе, ухаживают за ней, убирают, кормят.

Издревле убогих считали божьими людьми. Они помогают нам задуматься, какое это счастье быть здоровым. Заставляют нас думать о великодушии и сострадании. Они необходимы нашим душам.

Прочитав статью, наша мама сказала, что если И. П. из Курска действительно невмоготу, пусть привозит ребенка к нам. Мы его примем, обогреем, да еще и мамашу успокоим.

В. Г., г. Миасс.

Лжегуманность

Я САМА инвалид детства I группы: ДЦП. Миллион операций. А ведь тогда, в 1951 г., мне бы хватило одной таблетки, чтобы избавить меня и других от стольких страданий.

- Зачем эта лжегуманность? По чьей-то "доброте" меня лишили всего. Я не могу работать, не могу создать семью. Для своих родных я - обуза и постоянный источник раздражения. Я никому не нужна! Я не знаю, что такое не чувствовать боли. Медики оставляют нам жизнь, обрекая нас на муку хуже смерти, из страха совершить убийство...

Я несу свой крест уже 43 года. Но зачем?!

Конечно, я терплю. И буду. Но разве кто-нибудь знает, чего мне это стоит? Добейтесь хотя бы для других, подобных мне, избавления от страданий. Не дайте им вступить в эту жизнь. Это не гуманно, а грешно... Пора это, наконец, понять.

Я знаю, со мной многие согласны. Но все молчат.

Н. Радюкова, Московская обл.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно