Примерное время чтения: 6 минут
77

НАШЕ ИНТЕРВЬЮ. Взрослая дочь Аллы Борисовны

Бывший Театр песни Аллы Пугачевой, нынешнюю фирму "Алла", не так-то просто найти. Она приютилась в самом укромном месте спорткомплекса "Олимпийский" - никакой вывески, просто железная дверь. На входе - женщина-вахтер с традиционным вопросом: "К кому?" Самая дальняя дверь по коридору справа - кабинет Кристины ОРБАКАЙТЕ. Она сидит в кожаном кресле, одетая в черную "косуху" и брюки, и беседует с мамулей по телефону: "Была в том магазине, штанишки мне понравились за 900 долларов... Да на фиг они мне нужны, у меня и так все ломится. Ну ладно, пока! Ко мне тут корреспондент пришел".

- Вы сегодня выступаете в стольких амплуа, что мне хочется спросить: кем вы себя ощущаете в большей мере - киноактрисой, танцовщицей или певицей?

- Не могу сказать ничего определенного. Я снималась в кино. Немного танцую, и совсем недавно пою. Безусловно, я живу этим последние полтора года, но всерьез ничего не добилась ни на одном из этих поприщ. Мне просто хочется быть человеком искусства.

- С детства?

- Наверное, да. С шести лет я уже ходила в музыкальную школу, училась в английской спецшколе. В 10 лет меня отдали в хореографическое училище при Большом театре, но выдержала я там всего год.

Хотя я была примерной ученицей и достаточно усидчивой девочкой, но всю жизнь панически боялась экзаменов. Может быть, из-за этого я никуда не стала поступать после десятого класса. Как раз к тому "времени маме дали вдруг Театр песни, и там я всерьез стала заниматься танцами, ездить на гастроли. Мама была не против этого, наоборот, она мне всегда говорила, что лучший институт - это сцена.

- А мама никогда не устраивала вам экзаменов по жизни?

- Специально она меня ничему не учила и не экзаменовала. Я смотрела на ее работу и невольно чему-то училась. У нее никогда не было выбора: семья, любовь, ребенок или работа, потому что последнее было превыше всего. Однажды, когда мне было шесть лет, я попросила ее: "Мамочка, не уезжай, мне так плохо без тебя". И она мне раз и навсегда объяснила, что ее работа - это наш хлеб. После этого я к ней не обращалась с подобными просьбами.

- Мама в жизни такая же энергичная, как и на сцене?

- Нет, ее самое любимое занятие, когда она вне сцены, - просмотр телепрограмм. Она может часами сидеть у телевизора и смотреть все подряд. Иногда ко мне на вечеринках или в гостях подходят и спрашивают, почему я такая скучная. Наверное, это семейное.

- Майкл Джексон, который тоже рос в артистической семье, много раз повторял, что у него отняли детство. У вас не возникает таких мыслей?

- У меня тоже не было детства. Друзья всегда были старше, уличные развлечения также обошли меня стороной. До сих пор, кстати, мне больше нравится в компании маминых ровесников - с ними всегда весело, а мое поколение гораздо скучнее. Может быть, потому, что я не знала детства, я и не тоскую по нему. Хотя мой муж Володя до сих пор остается ребенком, и он намеренно не хочет становиться взрослым. Они с сыном Никитой почти на равных. Я подумала, что если все в семье будут детьми, то кто же тогда будет взрослым? Поэтому взяла на себя эту роль. Мама иногда говорит, что я взрослее, чем она. Мы даже шутим, мол, она - "тетя-девочка", а я - "девочка-тетя".

- Вам бывает не по себе от осознания того, что каждый ваш шаг на виду и вся жизнь под колпаком у прессы, поклонников и т. д.?

- Пристальное внимание к нашей семье меня преследует с самого раннего детства, поэтому выработался уже какой-то иммунитет. Когда я еще жила у мамы, то там вообще жизнь была, как в какой-то штаб-квартире. Только на моей памяти к нам приходило несколько "иисусов", потом какие-то "мужья Пугачевой" объявлялись. Представляете, приходят и говорят маме: "Здравствуйте, я ваш муж, вы же мне песню посвящали в таком-то городе". Дети постоянно ходят. Теперь, когда вхожу в подъезд маминого дома, думаю: "Боже мой, как я жила здесь столько лет!"

У меня сейчас иммунитет и по отношению к прессе. Ведь сколько слухов было! Начиная с того, что меня машина задавила, и кончая последними - о том, что мы с Вовой разводиться собрались.

- На самом деле собирались?

- Нет, конечно. Мы живем уже 8 лет вместе. Я в десятом классе переехала к Володе...

- Такой ранний брак...

- (Несколько смущенно.) Да. Так получилось. Наши родители были не против.

Что касается каких-то проблем, то я все время была домашним человеком, а где-то год назад стала заниматься собственной карьерой, и Володя увидел во мне другого человека. Нам стало сложно общаться на каком-то отрезке времени, и однажды он мне бросил фразу, что я стала похожа на мальчика. Но сейчас все уже нормально.

- Кристина Орбакайте сегодня достаточно обеспеченный человек. Но все-таки есть что-то такое, что вы не можете себе позволить?

- Я обрела реальную финансовую независимость где-то год назад. Сейчас фактически на моих плечах лежит уход за квартирой, покупка продуктов, нужно еще себя одевать и ребенка. В принципе, мы себе ни в чем не отказываем. На все можно найти средства. Найти бы время, чтобы всей семьей, всей династией отправиться куда-нибудь отдыхать. Мы решили не забивать делами февраль, может быть, удастся собрать всех в одном месте: Пугачеву, Орбакайте, Пресняковых и Киркоровых.

- Я понимаю, что задаю вам надоевший вопрос, но все-таки, не странно ли видеть на месте своего отца человека, который является чуть ли не вашим ровесником?

- Меня достали этим вопросом за последние несколько месяцев. Когда мне было года четыре, я сказала: "Мамочка, какая ты у меня непутевая". С тех пор, я думаю, она и считает, что я взрослее ее. Поэтому мама со мной даже не посоветовалась относительно своего замужества. Я узнала об этом на церемонии вручения премии "Овация". Я актриса, поэтому сумела найти в себе силы, чтобы не выронить микрофон. А потом мы с Вовой уже в Питер отправили телеграмму: "Дорогие папа и мама, поздравляем..." и т. д.

- Вы сегодня появились во всем черном. Это что-то значит?

- Нет, это зависит от погоды и настроения. Я просто подумала, что резко наступила осень.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно