83

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ. "К вождям притягивается дерьмо"

Беседа Натальи ЖЕЛНОРОВОЙ с мэром Санкт-Петербурга Анатолием СОБЧАКОМ.

- Анатолий Александрович, вы всегда опаздываете. Такое не позволяли себе даже секретари обкома, члены Политбюро. А время, как известно, - это деньги.

- Разве можно сравнить уровень и объем той работы, которую приходится делать мне сегодня, с объемом работы секретаря обкома? Они давали указания, на них была задействована вся система, вплоть до жилконторы и каждого предприятия. А у меня такой организации нет.

- Московские политики называют вас "понтярой": вы любите дружбу с великосветскими людьми, знатными особами и ваш врожденный артистизм, мол, используется вами лишь для того, чтобы красиво представительствовать.

- Я действительно люблю общение с людьми талантливыми, яркими, часто встречаюсь с известными актерами, певцами, писателями. С ними я духовно обогащаюсь. Но поймите, это не те люди, которым можно навязать кого-то. Они сами могут выбирать, с кем им общаться.

- Ходят слухи, что в Нью-Йорке вместе с Анановым вы владеете магазином драгоценностей.

- Проверить очень легко. Надо запросить соответствующий муниципалитет. Пусть меня проверят по всем странам мира. У меня нет никакой недвижимости за границей. В России в собственности у меня есть квартира. И сейчас жена уже 4-й год строит дачу. Ни в каком акционерном обществе ни я, ни моя жена участия не принимаем. Нам это не нужно.

- На самом ли деле страна не доросла до университетского профессора в качестве президента, как вы однажды выразились?

- Все руководители с гордостью говорят, что "они университетов не кончали". Но я надеюсь, что в 2000 г. во главе России станет человек с университетским образованием.

- Может, это будете вы?

- Не исключаю. Я человек достаточно молодой. Почему многие проголосовали за Ельцина? Еще и потому, что он занимал довольно высокие посты, и люди к этому относились с доверием: значит, умеет управлять. Черномырдин - человек такого же типа. А Явлинский, Гайдар, я - это уже другое поколение политиков. И думаю, что наше время еще не пришло.

- Идя в новое мэрство, какие ошибки вы учтете?

- Самые тяжелые ошибки - кадровые. Их труднее всего исправить.

- Вы нанесли урон демократическому движению, уйдя в свой Питер. А что приобрели там?

- Я раньше других увидел, что Верховный Совет кончился. И мне в нем стало неинтересно. Еще я понял, что в России невероятно трудно произвести ощутимые изменения. Надо быть Гайдаром (не знаю, чего у него было больше: мужества или легкомыслия). Я решил, что в Ленинграде смогу что-то сделать, придумал "теорию островков". Количество завоеванных островков создает новую атмосферу в городе. В этом смысле помогли мне Игры доброй воли.

Я должен был дать людям праздник и веру. Когда мы на этих Играх били американцев и выиграли большинство медалей, питерцы перестали чувствовать себя людьми второго сорта. Мне стало легче решать многие проблемы. Именно поэтому я стремлюсь привезти в город Олимпиаду. Это даст и громадные деньги, это и колоссальный толчок для развития города.

- Анатолий Александрович, почему мы ушли так далеко от светлых идеалов демократии?..

- Я бы не сказал, что ушли. У нас установилась дурная психологическая позиция. Причем и в прессе, и у большинства людей. Мы как раз делаем тот фундамент, на котором Россия в ближайшее десятилетие станет одним из самых мощных и процветающих государств мира.

- Но это ваша точка зрения - человека из власти. Объективна ли она? Колоссальная почта наших читателей кричит о тяготах жизни. Можем ли мы им не верить?

- За эти 4 года мы заложили фундамент рыночной экономики. У нас не было ни частной собственности, ни свободы предпринимательства, ни законодательства, ни финансово- кредитной системы, ни телекоммуникационной системы, ни торговли. Теперь вопрос лишь в том, чтобы государство не очень мешало этому развитию.

- Но при этом никто не удосужился объяснить смысл реформ, их последовательность народу, который приучали из поколения в поколение "не высовываться". И сейчас человек, допустим, хочет открыть собственное дело, но не тут-то было - или мафия, или налоги, или высокие проценты за кредиты.

- Да, есть мафия. Но есть миллионы людей, которые нашли себя, довольны своей жизнью. Например, в 1990 г. из Петербурга за границу выехало около тысячи человек. В командировки, по путевкам, по приглашениям... А в 1995 г. - 600 тысяч. И теперь большинство жителей моего города, к сожалению, отдыхают не в России. Потому что там дешевле, там выгоднее, удобнее.

Я понимаю тех людей, которые больны, инвалиды. О них нужно заботиться. Но есть здоровые люди, которые могут, но не хотят работать. Так приложи усилие! Пойди, поработай!

- Почему демократы вместо того, чтобы проводить реформы, ринулись в скупку собственных предприятий, обучают детей за рубежом? Они превратились в худшее подобие коммунистов...

- Те люди, которых я считаю демократами, так не поступили. Именно поэтому большинство из них сегодня не во власти. Из всех членов межрегиональной группы во власти осталось два человека. Ельцин и я.

Жизнь "вымыла" из аппарата большинство "чистых" демократов, которые пришли в политическую жизнь на волне борьбы с коммунистической системой, не имея за душой ни опыта, ни знаний, ни умения работать. Все они ушли в воздух, в слова.

Каждый день в своем городе, чтобы сдвинуть какое-то дело, я вынужден идти на сотню компромиссов, чтобы преодолеть либо открытую борьбу, либо сокрытое противодействие. Три миллиона функционеров коммунистической партии - они же среди нас. И большинство из них остались в аппарате, это профессионально подготовленные люди.

Много было разговоров, что мэр должен быть завхозом. Я тогда говорил: "Нет. Задача мэра, так же, как и президента страны, - смотреть в будущее и правильно определять движение и перспективу. А его заместители, помощники, персонал должны оперативно решать возникающие задачи и преодолевать трудности".

- Какую перспективу вы, как стратег, видите в развитии нашей страны? Есть ли у военных шансы на победу?

- Для руководства Россией у военных просто мозгов не хватит. Если генерал придет к власти, он, не умея профессионально разобраться в большинстве проблем, станет полагаться на мнение других людей. К вождям всегда притягивается дерьмо. Это известно.

Военные 90% всей организаторской работы осуществляют не сами. Достаточно отдать приказ, а там по уставу дело пошло. На "гражданке" же приказы отдаются, а дела нет. Потому что здесь нет тех старшин и сержантов, которые скажут "Есть!" - и пошли выполнять. А здесь тебе скажут "Есть!" - и ничего не сделают.

- А приход коммунистов к власти возможен?

- Думаю, что нет. Хотя в провинции позиции коммунистов сильны. Провинция меньше получила и поэтому больше недовольна существующим положением вещей. Крупные города реально почувствовали плоды перемен: нет проблем с продовольствием, с товарами, с работой. И люди это оценивают. А провинция живет как будто в другой стране. Здесь старое коммунистическое руководство ничего не сделало для проведения реформ. Почему в России лучше, чем на Украине или в Грузии? Потому что мы проводили реформы. И сейчас там те трудности, что мы уже прошли в 1991 -92 гг.

А когда идет расчистка, царит хаос, много неудобств и неприятностей. Люди предпочли бы жить хоть в старом доме, когда есть стены, есть порядок.

- Верно, это стало мечтой многих граждан России. Но с каждым днем мы все дальше и дальше удаляемся от нее. Отсюда - ненависть к властям, желание отдать руль каждому, кто пообещает "навести порядок", предотвратить преступность.

- Почему мы не смогли справиться с преступностью? Мы до сих пор не имеем Уголовного кодекса, который бы позволил нам бороться с преступностью. Мы выпускаем на волю рэкетиров, вооружили бандитов. Все кандидаты в Думу обещали избирателям, что будут бороться с преступностью. Избиратели не подумали тогда, что Жириновского волнует не борьба с преступностью, а захват власти. Коммунистов тоже волнует не борьба с преступностью, а возврат власти. И в Думе они не будут ничего делать для успешной борьбы с преступностью. Получилось, что избиратели, которые проголосовали за них, фактически проголосовали против своих интересов.

- Господи, на бедного избирателя - по принципу: сам дурак - все и свалилось. Значит, по-вашему, никакой многопартийности - все под Ельцина!

- Отсутствие новых законов, которые не принимает наш парламент в силу пестроты своего политического состава, мешает двигаться вперед. Давно был внесен проект нового закона о налоговом законодательстве. Но Дума его не принимает! Петербург сегодня имеет самые низкие налоги. Мы не воспользовались правом регионов самим поднимать налоги. У нас налог на прибыль на 8% ниже, чем в Москве. Но мы в бюджет получаем в итоге больше.

А сверхвысокие налоги приводят к тому, что бизнес уходит в "черный" рынок. Отсюда и рэкет... Как только человек начинает укрывать налоги, к нему приходит рэкетир и говорит: "Ты обманываешь государство, теперь расплачивайся со мной". А если бы он работал честно, платил бы все налоги, он бы никого не боялся.

- Ваши представления о народе изменились за последнее время?

- Нет. Просто я стал его лучше знать.

- Что важного вы для себя открыли?

- И доброту, и умение прийти на помощь... Но много открыл и такого, от чего душу воротит. Когда ко мне обращались люди и их просьбы были обоснованны, я всегда старался их удовлетворить. Квартиры, операции, займы... За все эти годы только два человека сказали мне "спасибо". А ветераны Отечественной войны, получая ордер на квартиру, говорят: "Спасибо, что вы дали нам эти квартиры, мы и так имеем на них право. Но кто нас будет перевозить? Почему я должен переезжать из коммунальной квартиры и платить деньги? Кто мне поставит телефон?" Я говорю: "Если вы одинокий человек, мы готовы вам пойти навстречу. Но мы дали вне очереди квартиру не столько вам, сколько вашим детям и внукам, которые живут с вами. Они-то за что получили?" Это иждивенчество. В течение десятилетий не объясняли, откуда что берется.

- Почему ваша супруга решила идти в Думу? Если она победит на выборах, то скажут, что вы ей помогли. А если не победит, скажут, что даже муж не смог помочь...

- В любом случае что-нибудь скажут. Она баллотируется в Государственную Думу по списку "Наш дом - Россия" не в качестве жены Собчака, а в качестве общественного деятеля, каким и является. Она возглавляет Мариинский фонд, является членом исполнительных и попечительских советов многих других фондов. Все эти социальные программы идут, как правило, через нее.

- А без Думы это никак нельзя делать?

- Нет, можно. Но она профессионал, специалист по русской истории и парламентаризму. И как человек, которому небезразлична судьба страны, она сможет в Думе помочь разрабатывать толковые законы. Это ее выбор.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно