Примерное время чтения: 7 минут
1048

СИЛОВЫЕ СТРУКТУРЫ. Генерал МВД Давыдов о коррупции в органах

Главное управление по борьбе с организованной преступностью (ГУОП) было создано в 1988 г. Инициатором создания и начальником ГУОП в то время был полковник, а ныне генерал Александр Гуров. Затем на его место пришел генерал-майор милиции Михаил Егоров. После событий в Буденновске кресло начальника одного из элитарных подразделений МВД опять осталось без хозяина.

И вот с августа этого года исполняющим обязанности начальника управления был назначен генерал-майор Анатолий ДАВЫДОВ, занимавший до этого должность замначальника Главного управления уголовного розыска (ГУУР). Многие связывают это назначение с попыткой реформировать один из самых сильных главков МВД.

- Анатолий Георгиевич, ни для кого не секрет, что ваши коллеги из ГУУР и других управлений относятся к ГУОП и его региональным подразделениям с плохо скрываемой неприязнью. А некоторые из них характеризуют гуоповцев чуть ли не "бандитами в форме". Как это понимать?

- С момента создания ГУОП управление это получило ряд льгот и преимуществ перед другими. Естественно, у коллег из того же уголовного розыска возникла неприязнь, которая в ряде случаев сохранилась и до сих пор.

- Но, видимо, дело здесь не только в деньгах. Методы, которые нередко используют в подразделениях по борьбе с оргпреступностью, часто выходят за рамки закона, и это, естественно, вызывает неприязнь и у профессионалов, и у тех, против кого эти методы направлены.

- Я не стал бы называть всех гуоповцев нарушителями закона. Я сам выходец из уголовного розыска, но предвзятого отношения к ним у меня нет и не было, А нарекания и упреки гуоповцы получают в основном из-за деятельности СОБРов (спецотрядов быстрого реагирования), которые действительно иногда превышают свои полномочия и допускают грубые нарушения.

- Подтверждением тому - масса заявлений от пострадавших во время операций СОБРов. Например, посетителей ночных клубов, кафе, казино не просто кладут на пол во время так называемых рейдов, но еще избивают по поводу и без повода, да еще частенько и деньги у них отнимают.

- Да, это есть. Нередко во время таких операций страдают невинные люди. В настоящее время, например, проводится расследование по факту обращения в органы 20 посетителей ресторана "Агдам", пострадавших в результате проведения СОБРом операции. Ждем результатов следствия и по делу об избиении датчан из фирмы "Анис". После этого инцидента датчане покинули Россию, но мы готовы опросить их даже по месту жительства, чтобы выяснить обстоятельства, связанные с их избиением, и наказать виновных.

- Хочется верить, что виновные действительно понесут наказание...

- Мы тоже на это надеемся. Все материалы о нарушениях закона мы тут же направляем в прокуратуру, которая возбуждает уголовные дела и отдает преступника под суд. Но бывает так, что человеку наносят телесные повреждения, а отвечать некому: все собровцы в масках - на одно лицо. Недавно мне пришлось выезжать в Саратов, где застрелился начальник РУОП, столкнувшись с работой своих подразделений, в частности СОБРа. В спешном порядке мы пытаемся исправить существующее положение. Я запретил проводить операции без записи их на видеопленку. Кроме этого, скоро у каждого сотрудника СОБР появится нагрудный знак. Эта мера поможет быстро находить истинных виновников.

- Меры, о которых вы говорите, помогут привлечь к ответственности рядовых сотрудников. Но ответит ли по закону руководитель операции, спланировавший ее и допустивший при этом гибель невинных людей?

- Если у нас появляются материалы о незаконных действиях руководителей наших подразделений, мы немедленно стараемся реагировать на это. В том же Саратове арестован начальник отдела РУОП по борьбе с коррупцией и с ним - еще несколько человек. Задержан и находится под следствием начальник регионального управления в Твери Ройтман. По окончании следствия их будут судить. И никто этому не сможет воспрепятствовать.

- Очевидно, существует проблема прокурорского надзора за деятельностью ГУОП, если допускаются такие массовые нарушения. Как складываются отношения вашего ведомства с прокуратурой?

- Да, здесь действительно далеко не все гладко, как хотелось бы. Проблема вызвана отсутствием контроля над некоторыми региональными управлениями. Дело в том, что РУОПы, в отличие от более мелких подразделений, подчиняются только Главку, то есть ГУОП, и когда местная прокуратура пытается осуществить надзор за ними, нередко возникает конфликтная ситуация.

- Может, стоит уделять особое внимание кадровой политике? Ведь из милиции сегодня по разным причинам уходит много профессионалов...

- Я согласен с вами. В милицию, в частности к нам, приходит много случайных людей. Поэтому у нас, к сожалению, очень высокая кадровая текучесть. Знаете, сколько осталось в ГУОП людей, пришедших работать сюда в 1988 г., когда образовалось Управление? Не более 20 человек. Уходят по разным причинам: кто-то, столкнувшись с произволом, а кто-то - по материальным соображениям.

- И идут они в криминальные структуры.

- В том числе и туда. Некоторых сотрудников вербуют прямо на местах. Им предлагают большие деньги в обмен на информацию.

- Вас тоже пытались подкупить?

- Однажды. За пять тысяч долларов в месяц. Но я никогда ни с кем не "сотрудничал" и не собираюсь этого делать.

- Но у многих ваших коллег в этом отношении не все чисто. Как вы оцениваете уровень коррумпированности в правоохранительных органах?

- Уровень, надо признаться, очень высокий.

- В таком случае не кажется ли вам, что приходится биться с собственной тенью?

- Я не проводил бы такой аналогии. МВД сегодня, несмотря на коррупцию, одна из немногих структур, которую не удалось разрушить со сменой строя. И с ошибками, огрехами, она все-таки работает, вылавливая и наказывая преступников.

- Предположим, что законы об организованной преступности и коррупции приняты. Но где гарантии, что не получится так; как в пословице - закон, что дышло: куда повернул, туда и вышло?

- Таких гарантий не существует. Законы могут действовать, но не выполняться на уровне верхов. В такой ситуации очень многое зависит от руководителей исполнительных органов, призванных следить за соблюдением законности.

- Как высоко должен стоять коррумпированный чиновник, чтобы оставаться неуязвимым?

- Считаю, что мы в состоянии добраться до любой ступени. Помешать этому могут только недостаточно высокая квалификация нашего сотрудника и слабое взаимодействие с другими правоохранительными органами. Принципиальных же преград у нас нет.

- Вы полагаете, что создание ГУОП решило проблему привлечения к ответственности высокопоставленных лиц?

- Во многом да. Известно немало случаев, когда за нарушения законности привлекают лиц на уровне членов правительства.

- Но они же уходят от ответственности!

- Не всегда. Кому-то помогают выйти сухими из воды несовершенство закона и депутатский иммунитет. Но это лишь вопрос времени. Рано или поздно преступник окажется там, где ему положено быть.

- И вы верите в это?

- Как один из руководителей ведомства я обязан сделать все возможное, чтобы так было.

Беседу вел Игорь ЕПИФАНОВ.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно