Примерное время чтения: 6 минут
863

ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ. Томас Андерс: "Мне кажется, я поумнел"

- У вас когда-нибудь было интервью без вопросов о "Modern Talking"?

- До "Modern Talking" было. После - нет.

- Ну тогда и наше не будет исключением. Скажите, Томас, судя по вашему последнему альбому "SOULED", душой вы прикипели к Америке...

- Да, я люблю Америку в целом и Нью-Йорк в частности, но дом я себе купил в Калифорнии. Моя жена постоянно там живет.

- Как же у вас обстоят дела с гражданством?

- Двойного гражданства у меня нет, я подданный ФРГ, но зато живу по гринкард: могу приезжать, когда захочется, и жить, сколько захочется, потому что у меня там недвижимость.

- Кем же вы себя ощущаете - американцем или немцем?

- 100%-ным немцем. Я был воспитан в Германии - это кое-что значит. Просто в Америке я живу как американец, а в Германии - как немец. И то это происходит лишь из-за того, что там лучше не отличаться. Но в глубине души - космополит, чувствую себя привольно в любой стране.

- Что записано у вас в паспорте?

- И настоящее имя, и псевдоним. Это необходимо, поскольку часто авиабилеты и прочие документы выписываются на мой творческий псевдоним. А потом докажи, что ты Томас. Вообще я Бернд Вайдунг. Согласитесь, Томас Андерс звучит поприятнее и, главное, интернационально.

- На одной фотографии у вас в руках аккордеон. Это шутка или вы действительно умеете играть на этом инструменте?

- Да ладно! Это я, наверное, просто прикалывался. Учился-то я играть только на фортепьяно.

- В 1984 г., когда вы летели из Ниццы в Лондон, у вас исчезла сумка с обувью и косметикой на сумму в 10000 DM. По идее это в порядке вещей: фанаты стремятся заполучить что- нибудь от своего кумира. Какие еще вещички у вас исчезали не без помощи поклонников?

- Сумку-то мне тогда возвратили. Ее по ошибке отправили в Америку, и через полгода я ее получил всю в наклеечках - из Атланты. Но когда я ее открыл, то обнаружил "сапоги всмятку": зубная паста, шампунь, гель для душа залились во все мои десять пар туфель. Короче, аллее капут! Но у меня тогда дурацкая сумка была... Время от времени у меня действительно загадочным образом пропадали пояса (один мне было жалко до слез) и заколки. Когда я выступал в Южной Америке, были очень модны гавайские платки для волос. И чтобы не было обидно, я сам их раздаривал.

- Почему вы постриглись?

- Однажды я проснулся и почувствовал себя слишком старым для длинных волос. Попросту они мне надоели. Вы как девушки должны меня понять: одну и ту же прическу очень тоскливо носить долгое время.

- Дайте нам эксклюзивный совет от Томаса Андерса по уходу за длинными волосами.

- Да ради Бога! Сначала определитесь, какие у вас волосы: тонкие или толстые. Я, например, свои мою каждый день. Вот как иду в душ, так и мою. Иногда даже и не собираюсь, но когда в себя прихожу, то уже весь в шампуне. Шампунь я беру самый легкий - ведь за день волосы никак не могут испачкаться. И обязательно пользуюсь кондиционером, чтобы сохранить влажность волос. И никогда не нужно сушить волосы горячим феном, особенно до конца. А если они не будут сухими, то и не сломаются, и концы у них не посекутся. И еще такой важный момент: если у вас волосы до плеч, их надо обязательно завязывать в хвостик, чтобы они росли длинными и здоровыми. А если будете ходить без хвостика, они будут тереться о плечи, это оч-чень вредно.

- Во времена, когда проект "Modern Talking" подходил к концу и между музыкантами было много разборок, пресса однозначно взяла сторону Дитера Болена...

- Могу только догадываться, почему. Дело в том, что я никогда не делал что-либо для прессы, чтобы специально понравиться ей. Я жил так, как мне хотелось. И все чаще происходило следующее: ко мне подходил журналист и говорил, что хочет написать про меня большую добрую статью, задавал много вопросов, лез в душу, а через две недели я читал мерзкий, грязный и, главное, лживый пасквиль. Я стал отказываться от интервью. И журналисты стали считать меня зазнайкой. А Дитер давал интервью всегда. Всегда был мил и делал то, что от него ожидали газеты. Главный редактор "Бильда" вообще, по-моему, его лучший друг.

- Когда вы вспоминаете о "Modern Talking" сегодня, что это - страшный сон или ностальгия по старым добрым временам?

- Это не старые добрые времена, я по-прежнему живу "Modem Talking" - кем бы я был без него? Кошмаром это было бы назвать несправедливо, но, честно говоря, бывали такие моменты, после которых и жить не хотелось. Да нет, классно было, здорово. Мне кажется, я поумнел за те годы.

- Нам кажется, у вас большая проблема с тем, чтобы вас принимали всерьез. Сегодня на концертах вы и песни из мюзиклов поете, и Шопена на фортепьяно играете, а люди только и орут: "Шерри-лэди" давай!

- Ничего, пусть Шопена послушают, это не вредно. А какие у них еще есть варианты? Если пришли на концерт, пусть слушают мои новые песни, которые я, кстати, очень люблю. А когда уж совсем устанут, спою им "Modem Talking". Человек постоянно должен развиваться, а не стоять на месте. В "Modem Talking" развивался Дитер, а у меня такой возможности не было. Зато теперь я наверстываю упущенное.

- В своем последнем альбоме вы перепели битловскую "Мишель". Некоторые фанаты Пола Маккартни просто убить вас готовы были - вы же поломали всю мелодию. И как вы решили проблему авторских прав?

- Как человек искусства, я могу петь все, что мне заблагорассудится. А потом. Пол Маккартни получает процент с каждой моей проданной пластинки...

- Помнится, вы в 1984 г. попали в жуткую аварию и вышли из нее целым и невредимым. Много у вас было ударов судьбы и воспринимали ли вы это как некий знак?

- Да, я родился в рубашке. Постоянно попадал в катастрофы - и хоть бы что. А вообще после каждого инцидента задумывался о смысле жизни и понимал, что нужно любить мир, наслаждаться тем, что ты существуешь, и излучать положительную энергию, питая ею окружающих. А то все жалуются: проблемы, проблемы. Если человек умрет, проблема все равно останется, то есть она существует безотносительно. Значит, надо не зацикливаться на ней. Мы все рождены, чтобы радоваться.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно