Примерное время чтения: 6 минут
88

ЗА 9 МЕСЯЦЕВ 1996 Г. УЛИЧНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В КАЗАХСТАНЕ СНИЗИЛАСЬ НА 11%. Казахстан реформирует силовиков

Реформу правоохранительных органов, суть которой сводилась к тому, чтобы отделить следствие от обвинения, долго и мучительно готовили в СССР. Не успели, а потом и вовсе забросили. А вот в Казахстане такую реформу провели, и положение с преступностью постепенно начало выправляться. Один из инициаторов реформы - министр внутренних дел Каирбек СУЛЕЙМЕНОВ. С ним беседует корреспондент "АиФ" Дмитрий МАКАРОВ.

- Какая необходимость была ломать уже "наработанные" силовые структуры именно в тот момент, когда преступность в Казахстане достигла своего пика: по сравнению с 1975 г. выросла в 1995-м в 3,5 раза?

- Все когда-нибудь надо начинать. В свое время я работал в Куйбышеве следователем прокуратуры. Прокурор в отпуске, помощники прокурора заняты, и я иду в суд. А там сидят мои подсудимые и говорят: как же так, Сулейменов вел следствие, мы его ходом недовольны, а он еще и обвинение поддерживает! И они правы. Ведь прокуратура призвана защищать интересы граждан. А в судебном процессе и следователь, и прокурор до последнего будут черное называть белым, чтобы не запятнать честь мундира. Вот мы и решили отделить следствие от обвинения и прокурорского надзора, то есть урезали безграничную власть прокуратуры.

Теперь возьмите МВД. В системе исполнения законодательства - это тоже монстр. И пока он существует, нет никакой гарантии, что права человека будут соблюдаться. Теперь МВД передало уголовный розыск, следствие, все оперативно-вспомогательные службы в Государственный следственный комитет (ГСК). Туда же ушли и следователи прокуратуры.

- Странная позиция у министра: вы ратуете за ограничение своей собственной власти.

- Я думаю, что в конечном итоге мы придем к ликвидации МВД как такового. Милиция должна быть муниципальной, при местных властях. А без работы я не останусь.

До того, как стать министром, я 14 лет проработал в Казахстане. Я не принадлежу ни к каким жузам - для меня все казахи дороги. Образование получил, человека из меня сделали мои учителя и друзья в России.

- Помогают ли старые связи установить более тесные контакты между МВД России и Казахстана?

- Между райотделами милиции пограничных районов, между пограничными областями сотрудничество идет на должном уровне. А на уровне министерств - гораздо хуже. А ведь милиция должна быть такой же интернациональной, как и преступность.

- Поясните.

- Например, мне каждый день идут телеграммы и письма от начальников УВД различных областей России, и я не удивлюсь, если мне завтра и от начальника какого-нибудь жэка придет письмо или телеграмма. То есть в России до сих пор воспринимают нашу страну как свою область. Пишут: ваши органы задержали нашего преступника, просим его выдать и разрешить проезд по вашей территории российским милиционерам с оружием. Разрешаем, потому как борьба с преступностью - общее дело. Я пишу аналогичные письма с такой же просьбой Куликову: и ни ответа, ни привета. Кстати, чтобы читатели знали, как это знает криминальный мир: поезд Алматы - Москва охраняется только до границ с Россией, потом мы сдаем оружие.

- У всех министров есть охрана, а вы от нее отказались.

- Если первый милиционер в республике ходит с охраной, то тогда и каждому гражданину нужна охрана. Я всегда вооружен и защитить себя сумею.

- С вашим приходом в министерство полномочия милиции стали огромными, теперь каждый гаишник или постовой может зайти в квартиру, например.

- Не с моим приходом, а в связи с реформой. Видоизменились функции ГАИ и патрульно-постовой службы. Теперь, если на "02" поступает сигнал, скажем, о том, что муж с топором гоняет жену, то по звонку, кто рядом будет, тот и обязан вмешаться. Что это за порядок: драка, убийство, а сотрудник ГАИ рядом стоит и не вмешивается? Это, видите ли, не его компетенция. А ведь именно ГАИ - самая мобильная, технически оснащенная служба. Теперь так: вот ты курируешь такой-то участок дороги, и еще рядом "прирезают" тебе жилой массив. Поступил сигнал - немедленно реагируй!

- Это для "профилактики" вы пробиваете институт агентуры для участковых?

- Да, настаиваю, и президент поддержал. Собственно, это не новшество, агентура и прежде была. У иного участкового она была посильнее, чем в уголовном розыске. Я ставлю задачу жестко: профилактика! Мы должны предупреждать преступления, а о многих из них в криминальном мире известно заранее. Не всех, но самых сильных агентов будем оплачивать.

- Каков авторитет милиции в Казахстане? Стоит ли об этом говорить?

- Стоит. Авторитет милиции всегда держался на страхе, нас не любили и не уважали. Рядовой гражданин, если увидит вечером группу милиционеров, прячется от них в кусты так же, как от бандитов. И он прав. Ни за что могли обобрать, избить, наркотики подложить, а там и засадить.

Теперь уголовный розыск от нас ушел, ушли и другие службы. Осталось - охрана общественного порядка, охрана граждан.

- Теперь участковый уполномоченный обладает колоссальной властью.

- На то он и уполномоченный. У него должна быть власть.

До сих пор неотвратимость наказания не работала. То есть поджег сосед соседу сарай или стог сена, приехал участковый, зафиксировал. Жди теперь, когда он до района доедет, доложит, потом в районе долго решают: принять меры или нет? Теперь участковый не инспектор, а уполномоченный, штрафует на месте -скажем, в селе любого жителя вплоть до директора совхоза. Единственно: участковый не имеет прав административного ареста.

- Так это какой беспредел можно развести! Тем более что нравы милицейские известны.

- А ГСК зачем? Теперь никакой благополучной регулируемой статистики не будет. За этим будут следить и ГСК, и прокуратура. Ни один участковый не станет автоматически занимать должность: только после жесткой аттестации. Вы думаете, что я не знаю о взятках, о подлецах в милицейской форме? В прошлом году мы уволили 18 тысяч человек из милиции, но столько же приняли.

- Я знаю, что у вас, как и в России, работники милиции не получали зарплату по многу месяцев.

- Да. Я для себя давно сделал вывод: голодный сотрудник - опасный сотрудник. Он опасен не тем, что взятку возьмет, - еще никто взятку не брал на хлеб. Подлец и зарплату возьмет, и взятку. Голодный опасен тем, что он будет делать только минимум работы, на все махнет рукой: убивали - и дальше убивайте. Это страшнее.

Сейчас с помощью президента и правительства дело сдвинулось. Более того, всю милицию, кроме аппарата МВД, передаем на содержание местных бюджетов. Это шаг к муниципальной милиции.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно