Примерное время чтения: 8 минут
149

7 РАЗ В ДЕНЬ ОНА ЗАХОДИЛА В КАМЕРУ С РАДИОАКТИВНЫМ ИЗЛУЧЕНИЕМ. Джуна: мечтаю вылечить от старости

ОЖИДАНИЕ чуда в наш просвещенный век - явление столь же обычное, как и во времена наших далеких предков. В 80-х годах вся страна заговорила о женщине по имени Джуна. Целительная сила ее рук творила необъяснимое. Это имя сегодня часто упоминает пресса, теперь она свой человек в столичной богеме, о ней продолжают спорить ученые у нас и за рубежом.

Корреспондент "АиФ" недавно встретился с Джуной - Евгенией Ювашевной ДАВИТАШВИЛИ. И первый его вопрос был на тему, которая сегодня волнует всех.

- Партийные лидеры СССР охотно пользовались вашими методами лечения для поправки своего здоровья. А нынешнее руководство России прибегает к вашим услугам?

- Раньше наверху были люди в возрасте. У тех, кто сегодня руководит страной, отношение к здоровью другое, обращаются ко мне нечасто.

- А те, кто отвечает за здоровье президента?

- Мне кажется, что тех, кто его окружает, здоровье президента не очень волнует. В декабре прошлого года я предлагала провести свое лечение, чтобы восстановить нормальную работу сердца Бориса Николаевича. Я очень этого хотела. Но отклика не было.

- Чем можете объяснить тогдашнее стремительное ухудшение здоровья президента?

- Я не могу это объяснить. По-моему, все дело в окружении, в обстановке, где ему приходится работать. Вы вспомните 91-й, 92-й года, ведь тогда он был просто голливудский мужчина, здоровый мужик, красавец.

- Какие у вас складывались отношения с людьми из бывшего руководства СССР, которым вы оказывали помощь?

- Хорошие отношения. Борис Николаевич Пономарев всегда ко мне хорошо относился, он выделил нам для научной работы здание в Старосадском переулке. Байбаков, председатель Госплана СССР, выделил деньги. Я лечила его дочь и его самого, они уважают меня и любят, мы до сих пор дружим.

С Брежневым я познакомилась давно, еще в 70-е годы. Помню один праздничный вечер в Тбилиси, был прием, и я там станцевала грузинский танец. Всем очень понравилось, Леонид Ильич даже расцеловал меня. А в мае 1978 г. меня спросили, не могу ли я помочь ему. Я согласилась.

- Какое он на вас произвел впечатление?

- Он был очень добрый, любил анекдоты, очень хотел жить. Мне даже кажется, что он в душе был верующим человеком.

- А как к вам относится церковь?

- Патриарх Пимен сказал мне: "Ты - божий человек". Он подарил мне икону Евгении Великомученицы.

- О том, что вы, используя свой природный дар, лечите людей, мы знаем давно. А вот о научных исследованиях толком не знаем до сих пор.

- В 1993 году вышла книга "Элементы живого космоса". В ней собраны все результаты исследований моих способностей. Тогда это назвали "феномен Д". В книгу вошли документы и наши, и заграничные, и те, что были под грифом "секретно". Остались и документальные фильмы.

- Почему же эти опыты засекречивались?

- Признаться, что советская наука не все может объяснить? Кто бы это позволил? Изучали меня очень серьезно. В Институте ядерной физики приходилось иногда в день по 7 раз заходить в камеру с радиоактивным излучением. Но хуже всего пришлось в Институте судебной психиатрии им. Сербского. Один бог знает, что я там пережила. Я ушла оттуда наполовину седая. Они могли меня там оставить навсегда, разлучить с сыном.

- И как же наука объяснила "феномен Д"?

- Объяснили, что мои руки дают целый набор неординарных излучений, что все это - наука XXI века.

- Было ли практическое использование результатов этих исследований?

- Сейчас у меня много патентов на мои изобретения. Они выданы на методы лечения и на медицинские приборы. Кстати, мой первый патент подписал Чазов. На днях наконец выходит малая серия приборов "Джуна-1". Этот прибор, насколько возможно, повторяет биологический объект. То есть параметры излучения, которые он вырабатывает, те же, что дают мои руки.

- На тяжелые сердечные заболевания он может повлиять?

- Конечно, может. У нас обследовались больные, которым была необходима операция - коронарное шунтирование. Через полтора-два месяца лечения нашим биокорректором повторное исследование показывало, что склеротические бляшки в сосудах рассасывались и необходимости в операции нет. Кстати, одного из этих больных исследовали в той же больнице, где лечился Борис Николаевич.

- Кто сможет пользоваться этим прибором?

- Московские поликлиники ждут его. А в будущем мы выпустим целую серию разных приборов, в том числе для домашнего пользования и даже карманных. У нас готова программа "Джуна в каждом доме". А вот цена приборов будет зависеть от изготовителей.

- Ваши необычные способности дают возможность зарабатывать немалые деньги. Ходят слухи о том, что вы - самая богатая женщина в Москве.

- Я очень богатая женщина, потому что мое богатство - это мой ум и мои руки. Этого у меня никто не отнимет. Но денег я не имею. Деньги зарабатываю за рубежом, а трачу здесь. Недавно заработала в Италии 17 тысяч долларов и отдала их в уставный фонд афганцам. Помогала детдому, пенсионерам нашего района, инвалидам.

Здесь у меня бывает 300 - 500 тысяч в день, которые я плачу главврачу, бухгалтеру и другим людям, которые мне помогают.

- А ваша клиника дает доходы?

- Она строится. Уже два года. Сейчас финансирование прекратилось. Нужен миллиард двести пятьдесят тысяч.

- А государство, городские власти не помогают?

- Нет. Помогаю себе сама, когда могу. Гавриил Илизаров свою клинику в Кургане построил на деньги богатых иностранцев, которые лечились у него. Наша страна его не признавала, в Академию наук его не выбирали почти до самой его смерти, считали "слесарем от медицины". Такова судьба талантов у нас в России.

- Сегодня много говорят о ваших многочисленных званиях и титулах. Вы - член 129 международных академий. Как это возможно?

- Я - вице-канцлер открытого Международного университета комплиментарной медицины, второе лицо в этой организации. Она принадлежит Дипломатической академии мира ЮНЕСКО при ООН. Главная квартира находится в Коломбо на Цейлоне, а филиалы - по всему миру. Вот потому я - член 129 академий.

- С этим ясно. Но как вы стали генерал-полковником медицинской службы?

- Есть традиция в русской армии, и ее никто не отменял - присваивать почетные воинские звания с правом ношения формы и знаков отличия. Я достойна носить форму военного медика, люблю ее, с удовольствием надеваю в торжественных случаях. Я - воин, у меня мужской характер и выдержка. Но я женщина. На своих картинах часто рисую лань. Это мое женское и материнское начало.

- Если вы не против, поговорим о вашей личной жизни?

- У меня неинтересная личная жизнь. Иногда я говорю друзьям: "Найдите мне 70-80-летнего старика, за которого я выйду замуж, потом омоложу его, он станет как сорокалетний, и будет для меня интересным человеком".

- А другие, более простые варианты вам не нравятся?

- Я привыкла жить одна. Представьте, я буду рисовать, читать или писать стихи, а он мне скажет: прекрати, пойдем спать. Моему бывшему мужу было трудно со мной, он иногда стороной меня обходил.

Мужчина приходит ко мне на прием, а я ему говорю: "Что же ты прямо от женщины ко мне пришел? Вчера одни сигналы были, сегодня другие. Я твоей жене скажу". Зачем мне это? Я свободна, как птица!

- Но ведь можно встретить человека, близкого вам по духу, творческую личность?

- Мне дороже всего мой сын. Когда он был маленький, я хотела выйти замуж за Игоря Матвиенко, композитора, но не сумела перешагнуть через себя и в день свадьбы ушла.

Мужчина - это цветок. Если выйти замуж, за ним нужно так ухаживать, чтобы каждый день он был разным. Не об этом я сейчас думаю. У меня мечта - продлить жизнь человека. Уверена, это возможно, ведь человек, как и все в природе, состоит из атомов, а они не стареют. Старость - это болезнь, ее можно лечить. Звучит фантастично, но это реально.

Когда я встречалась с великим фантастом Артуром Кларком, он сказал мне: "Если бы я мог вернуть время назад, то посвятил бы свою жизнь тебе и твоей науке".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно