147

ПО ПРОСЬБЕ ЧИТАТЕЛЕЙ. За кулисами телемоста "Ленинград - Сиэтл"

Уважаемые читатели!

Речь пойдет о том, чего не было в самом "мосте", о том, что предшествовало ему и последовало за ним, о том, чего вы не увидели, когда телемост "Ленинград - Сиэтл" демонстрировался по Центральному телевидению.

ЧТО ПРЕДШЕСТВОВАЛО

Когда Фил Донахью позвонил мне осенью прошлого года и сказал, что хотел бы принять участие в качестве ведущего в телемосте между СССР и США, я, откровенно говоря, обрадовался. Наконец-то, подумал я, американцы узнают о существовании такого "способа общения с русскими". Ведь до этого звонка мы провели около десятка телемостов. Но если все они (кроме самого первого, сугубо экспериментального) были показаны по первой программе советского телевидения, то в США их увидели лишь очень немногие. Почему? Да потому, что они были показаны весьма небольшим числом местных станций.

Появление Донахью в корне меняло дело. Нет семьи в Америке, которая не знала бы Фила Донахью. Вот уже 17 лет он пять дней в неделю ведет свою передачу "Донахью шоу", передачу, которую регулярно смотрят около 10 миллионов человек, что для США является внушительной цифрой. Фамилия Донахью в какой-то степени синонимична понятию "успех", точнее, "коммерческий успех". Следовательно, можно было рассчитывать на то, что его участие гарантирует широкий показ телемоста в Америке.

После первого звонка последовали другие и вместе с ними телексы, телеграммы и письма, в которых явно сквозила озабоченность будущего ведущего тем, как бы не попасть под огонь консервативных, антисоветских элементов США.

- Во-первых, нельзя ли вести, телемост не из Москвы? - спросил Донахью. - Это очень важно.

Так начали проявляться признаки этой озабоченности.

- Это так важно? - поинтересовались мы.

- Понимаете ли, Москва - это очень официально. Ну, Кремль там находится, Красная площадь. Словом, просим другой город.

Мы подумали: что ж, пожалуйста. Как вы относитесь к Ленинграду? При этом, грешным делом, помнили о том, что именно там, в Питере, был взят Зимний в ноябре 1917-го. Впрочем, зря беспокоились: ничего такого (!) наши американские коллеги, видимо, не знали. Ленинград? Очень хорошо!

Хорошо-то хорошо, но есть еще одна проблема. Какая же? Видите ли, объяснил мне Фил, дело в тех, кто соберется в ленинградской студии. Мы хотим, чтобы телемост соединил рядовых, обыкновенных людей. Но уж таковы у нас в Америке предрассудки, что обязательно подумают: эти ленинградцы - вовсе не обыкновенные люди. Все они специально отобраны и обработаны. Да и вообще это скорее всего переодетые сотрудники КГБ. Поэтому мы очень просим: разрешите нам прислать свою команду для отбора участников в Ленинграде. Кстати, если хотите, мы готовы принять вас в Сиэтле, чтобы вы смогли принять участие в отборе американских участников.

Нет, мы не исключали возможности "подсадок" в американской аудитории. Но сочли, что ехать в Сиэтл для проверки аудитории вряд ли стоит. Спасибо за приглашение, сказали мы, присылайте своих людей.

И они приехали. Три милые женщины, две из которых вот уже 17 лет отбирают участников для передач Донахью, и одна переводчица. Это было в начале декабря. В течение почти недели мы ходили по "Электросиле". По Балтийскому морскому пароходству. По больницам, по школам, по Ленинградскому университету и Педагогическому институту имени Герцена. Наконец, просто по улицам. Подходили к людям и спрашивали: "Вас волнует состояние советско- американских отношений? Вы хотели бы говорить об этом по телевидению?" И если отвечали: "Да" - записывали. Но последнее слово - приглашать или нет - оставалось за американской стороной.

Потом печатались билеты, рисовались сложнейшие технические схемы, готовилась студия. И по мере приближения даты записи телемоста, 29 декабря, мы все чувствовали как бы нарастающую нервозность Фила Донахью, его стремление выставить заслоны, прикрыть свой "правый фланг"...

ЧТО БЫЛО ПОСЛЕ

Надо прямо признать, что американская сторона сработала более оперативно, чем мы. Они подготовили свой телевизионный вариант телемоста, который прошел в эфире в первый день нового года. Впрочем, эти слова требуют некоторого уточнения. Американское телевидение делится, в общем, на три части: на общенациональные сети (Эй-би-си, Эн-би-си, Си-би-эс), на местные коммерческие станции (куда можно отнести и кабельное ТВ) и на так называемое общественное телевидение (Пи-би-эс). Правда, название последнего обманчиво. Оно целиком финансируется крупнейшими корпорациями США. Так что если и есть что-то в нем общественное, то одно лишь название... Но я отвлекся.

Итак, Пи-би-эс познакомит зрителей с телемостом "Ленинград - Сиэтл" только в апреле. Общенациональные сети не показали его и не покажут. Однако около 80 местных станций показали. А это означает, что, согласно американским данным, примерно 70% потенциальной телеаудитории США могли стать свидетелями встречи рядовых граждан Ленинграда и Сиэтла.

Что же увидели американцы? Вернее, чего не увидели они?

Сокращение и монтаж сами по себе ни о чем не говорят: все- таки телемост - это не двухсерийный художественный фильм. В нем обязательно бывают места поскучнее, паузы, словом, отрезки, которые замедляют, утяжеляют телевизионную передачу. Наш вариант был немногим длиннее американского. Важно не это, а то, что было сокращено. В нашем варианте были сокращены только второстепенные, ничего не дающие моменты. В американском? Исчезли, например, два священника, говорившие о положении дел с религией в нашей стране. Представители малых народностей Крайнего Севера. Все выступления, касавшиеся наших социальных завоеваний.

И все? Не совсем.

В течение последних недель я получаю письма из США. Пишут мне рядовые американцы, увидевшие "телемост".

Приведу лишь одно такое письмо:

"11 января 1986 г.

Уважаемый сэр.

Я хотел бы принести свои извинения за бестактность Фила Донахью во время передачи о встрече между рядовыми гражданами, которая была показана здесь сегодня.

Я приношу свои извинения за то, что он не давал говорить американской аудитории и все время "уточнял" слова наших участников.

Я приношу свои извинения за его поведение. Вы, надеюсь, понимаете, что он не выступал от имени всех американцев.

С наилучшими пожеланиями в Новом году вам и всему вашему народу.

Уильям Уаттл, г. Лонг-Бич, Калифорния".

* * *

Я обрадовался первоначальному звонку Фила Донахью, и обрадовался не напрасно. Миллионы американцев стали свидетелями "встречи на космическом уровне" рядовых граждан двух стран. Подавляющее большинство выразили горячую поддержку телемостам и прекрасно разобрались в том, что же происходило. Они сумели дать оценку поведению моего американского коллеги (думаю, это пойдет ему на пользу), отбросить второстепенное и выделить главное силу телемоста - нового средства общения, которое, невзирая на трудности, обязательно способствует взаимопониманию.

В. ПОЗНЕР, комментатор Гостелерадио.

Полностью опубликовано в газете "Советская культура", 20 февраля 1986 г.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно