Примерное время чтения: 11 минут
114

Что показал проект "Вега"

Институт космических исследований АН СССР. Здесь на заключительном этапе международной программы по исследованию кометы Галлея побывал наш корреспондент.

В перерывах между обсуждениями новой информации, поступающей с космических аппаратов, он побеседовал с заместителем директора Института космических исследований В. М. БАЛЕБАНОВЫМ.

КОРР. Вячеслав Михайлович, с большим интересом многие люди планеты следили за встречей станций "Вега" с кометой Галлея. Однако кое у кого возник вопрос: а стоило ли расходовать немалые суммы на исследование объекта, пролетавшего в миллионах километров от Земли? Словом, зачем все это надо?

БАЛЕБАНОВ. В наш век бурного научно-технического прогресса необходимо планировать большие материальные затраты на фундаментальные исследования не только на Земле, но и в космосе.

Без этого и самого прогресса не получится. Наука должна создавать задел, "банк" идей, которые могут дать практические результаты, быть реализованы только в будущем. Причем сегодня мы не всегда можем сказать, как именно это произойдет. Фундаментальные исследования нужны всему человечеству, они расширяют наши познания о других мирах, о небесных телах.

Или возьмите такую проблему. Испокон века появление кометы Галлея люди рассматривали как предвестие несчастий, бед. Эти суеверия шли от невежества, бессилия разгадать тайну кометы, ее загадочного возвращения. Благодаря нынешним исследованиям мрак незнания постепенно рассеивается...

Сейчас репутация кометы признается "реабилитированной". Она изучаема, как и все небесные тела. И символично то, что ее тридцатое приближение к нашей планете Земля произошло в Международный год мира. Так что изучение непознанного избавляет от суеверий, страхов, которые и так отягощают жизнь человека.

К тому же в конце концов человек должен оторваться от Земли и открыть эру освоения других планет. Ну а это принесет ему и уже приносит практические результаты. Жизнь доказала, что любое серьезное космическое мероприятие всегда стимулирует развитие разных областей народного хозяйства. Судите сами: космонавтика - наука молодая, ей нет еще и 30 лет, но она принесла уже человечеству огромную пользу. Например, космическая связь, космическая метеорология, изучение природных ресурсов Земли и Мирового океана в глобальных масштабах, космическая навигация и т. д.

КОРР. Во что обошлась нам программа "Вега"?

БАЛЕБАНОВ. В сотни раз меньше, чем, например, стоимость программы "Трайдент" (28,5 млрд. долл.), на которую не скупятся США. Причем наши расходы направлены на мирные, а не на военные цели, и они с лихвой окупаются как бесценными научными знаниями, так и использованием выполненных разработок в различных отраслях техники.

КОРР. Западная пропаганда нередко утверждает, что мы из за нашей "отсталости" с большой охотой пользуемся чужой технологией, так сказать, чужим умом. Как советские ученые, советская техника выглядят на фоне техники участвующих в программе стран?

БАЛЕБАНОВ. Скажу сразу: наша техника в программе "Вега" сработала без замечаний, по запланированной программе и обеспечила выполнение международной научной программы в интересах всего человечества.

Сами станции и их бортовые системы - речь идет о радиолинии, телеметрии, энергообеспечении, стабилизации, навигации и так далее - были созданы из советских материалов, по советской технологии. Станции были выведены в космический полет нашими ракетами-носителями типа "Протон". Все это явилось результатом труда советских специалистов. С помощью созданных Министерством электронной промышленности СССР высокочувствительных телевизионных камер станции получили и передали на Землю с расстояния 160-170 млн. км свыше тысячи четких цветных изображений кометы и ее ядра. Я могу привести ряд примеров: электроника ТВ-системы, созданная нами совместно с коллегами из ВНР, очень "умная", я бы сказал, "интеллигентная". Она сама не только получает информацию, но и перерабатывает ее в электросигиалы, передает в радиоканал для сброса на Землю. Затем по электросигналам восстанавливается оптическое изображение. Исключительно важную роль сыграла и система самонаведения на центр кометы. Она позволяла постоянно следить за быстро летящей кометой, не теряя ее ни на мгновение из поля зрения. Центр яркости кометы всегда был в центре кадра.

Слежение за кометой, передача ее изображения, сделанного с довольно близкого расстояния от ядра, - все это свидетельствует о грандиозных достижениях науки и техники социалистических стран.

Научные приборы изготавливались специалистами стран, которые предложили свое участие в программе. Плечом к плечу с нами работали ГДР, Польши, Франции, ФРГ и Чехословакии.

Сообща мы разработали надежные и точные приборы, способные выяснить многие подробности из жизни кометы. Пролетев миллионы километров в космическом пространстве, в газопылевой среде, они наилучшим образом провели прямые исследования кометы Галлея. Эта оригинальная, даже уникальная аппаратура соответствует высочайшему уровню научно-технического прогресса.

Что же касается "чужого ума", то советские ученые, как все здравомыслящие люди, не пренебрегают технологиями, разработанными в других странах, в том числе и капиталистических, если они лучше наших. Использование зарубежных технологий позволяет исключить дублирование работ, а значит, сберечь материальные средства, время. Такой обмен результатами способствует ускорению научно- технического прогресса.

...И вот близится завершающий этап уникального эксперимента. В 3 часа 03 минуты 14 марта происходит встреча "Джотто" - аппарата Европейского космического агентства - с кометой Галлея.

С возрастающим напряжением ждем снимков, сделанных "Джотто". По лицам видно, что все, кто находится в зале управления, переживают за результаты эксперимента.

Траектория полета "Джотто" была откорректирована с помощью советских станций, и теперь все присутствующие с удовлетворением отмечают, что аппарат приближается к ядру с безупречной точностью. Единственное опасение у специалистов: а вынесет ли "Джотто" столь близкое общение с кометой?

* * *

Между участниками международного эксперимента установились деловые рабочие отношения. Ни конкуренции, ни нездорового соперничества, как "обещали" закордонные "доброжелатели", не было и в помине.

На изображениях, которые поступают в десятки раз реже, чем с "Вег", ядро кометы видно с более близкого расстояния. К сожалению, последний снимок "Джотто" сделал за 2 секунды до максимального сближения. Связь с аппаратом прекратилась...

Наш разговор с В. М. БАЛЕБАНОВЫМ продолжается.

КОРР. Вячеслав Михайлович, могли бы советские станции приблизиться к ядру кометы не на 8 тыс. км., как это произошло, а хотя бы на 500 км?

БАЛЕБАНОВ. Мы рассчитывали на такое расстояние до ядра кометы, которое не погубит бортовую телевизионную аппаратуру. Ведь чем ближе к ядру, тем больше газа, пыли и тем выше вероятность разрушения приборов или полного уничтожения станции. Рисковать результатами эксперимента мы не имели права: комета в Солнечной системе довольно редкая гостья. Поэтому ученые нашли "золотую середину" между максимальной надежностью станции и информативностью эксперимента. Врезавшись в оболочку кометы, станции "Вега" продолжали функционировать и посылать на Землю бесценную научную информацию.

Между тем исследование кометы Галлея для ученых, для наших станций было всего одной из задач. Мы не строили для изучения кометы специальных аппаратов. "Веги" успешно выполнили три задания: впервые в истории в атмосферу Венеры доставлены аэростатные зонды, посажены спускаемые аппараты для исследования этой планеты и проведена встреча с кометой Галлея. Это большой успех интернационального коллектива участников проекта.

Кроме того, в рамках международного сотрудничества Европейское космическое агентство попросило нас дать данные для корректировки траектории полета аппарата "Джотто", то есть навести его как можно ближе к ядру кометы. Почему нас? Бортовая телеаппаратура "Вег" отличается высокой точностью. Телевизионное устройство состоит из микроскопических кремниевых элементов. На матрице площадью 1 см"sup"2"/sup" их размещается около 300 тыс. штук. Отсюда и точность наведения, и скорость слежения за объектом Можете себе представить, что с расстояния 10 тыс. км наши ТВ-камеры четко различают предметы размером 150 м.

Советские "Беги", оборудованные такой аппаратурой, выполнили роль лоцмана для "Джотто". Кстати, мы могли бы вывести европейский аппарат и ближе к ядру кометы, но западные разработчики справедливо опасались за сохранность бортовых приборов.

КОРР. Некоторые "советологи" считают, что эксперимент по изучению кометы Галлея был использован для демонстрации возможностей советской науки и техники в области космоса, что мы якобы хотели показать миру, что сумеем решить любую военно-космическую задачу. Так ли это?

БАЛЕБАНОВ. Наши возможности в мирном освоении космоса давно уже продемонстрированы и запуском первого автоматического спутника, и полетом в космос первого космонавта Юрия Гагарина, и постоянными космическими вахтами на борту орбитальных станций, и все увеличивающейся армадой спутников-автоматов...

Мы используем имеющиеся возможности ракетно-космической техники исключительно в интересах науки и для блага человека. "Исследовать и использовать космическое пространство в мирных целях", - написано на знамени "Интеркосмоса", и это является незыблемой основой нашей космической политики.

К сожалению, "демонстрация силы", в том числе в космосе, - это порочная стратегия некоторых западных политиков. Надеемся, что разум человека восторжествует и мы будем заниматься только мирными программами изучения и освоения космического пространства.

КОРР. Американские политики талдычат о необходимости создания так называемого космического щита. Однако, как утверждают ученые, космическая система ПРО не может быть совершенной из-за ненадежности аппаратуры, возможных сбоев, что приведет к "вселенской трагедии". Не доказала ли невольно программа "Вега", что современной науке подвластно все, в том числе и создание высоконадежного космического щита?

БАЛЕБАНОВ. В США уповают на создание "космического щита", способного прикрыть от нападения противника половину или две трети территории страны. Уже из этого следует, что уязвимые места остаются. Ведь ясно, что достаточно всего 1% "прозрачности" щита, чтобы все США превратить в пустыню.

Человек создал и владеет сейчас колоссальными возможностями для... самоуничтожения. В результате действий одного параноика может в мгновение ока исчезнуть вся жизнь на Земле.

Беда в том, что многие западные политики считают себя крупными знатоками в области космоса и слепо, но упрямо идут против мнения на этот счет ученых далее собственных стран.

Одно дело, когда несколько космических аппаратов в течение 15 месяцев - ограниченного в общем то отрезка времени - мы вели к далеким небесным объектам, и совсем другое дело - нагромождение сложнейших комплексов, компьютеров, которые за секунду должны принимать без вмешательства человека жизненно важные решения. Этим я хочу подчеркнуть, что надежность единичного случая не доказывает надежности всей военно-космической системы.

Никакого абсолютно надежного космического щита нет и быть не может. Это обман американского народа и конгресса, что твердо подтверждают и ученые США. При разработке новых технических средств всегда есть опасность сбоев, ошибок в программе. И это тоже является мощным аргументом против "звездных войн". Но самое страшное, что политика выноса войн в космос, по сути дела, выводит оружие из-под контроля человека.

Я уверен, что программа "звездных войн" Рейгана -это совершенно нелепая, не сулящая ничего хорошего и американскому народу затея и она должна быть отвергнута.

КОРР. Не являлась ли программа "Вега" своего рода тренировкой перед более серьезными космическими операциями?

БАЛЕБАНОВ. Да, мы разрабатываем более серьезные проекты исследования космического пространства: хотим лететь к спутникам Марса, астероидам, другим кометам. Хотим исследовать большими телескопами в разных диапазонах электромагнитного излучения далекие миры, звезды, галактики. Все это мы планируем и будем выполнять исключительно в мирных целях, в интересах мировой науки.

Беседу вела Н. ЖЕЛНОРОВА.

* * *

Я знаю, что на Западе любят поговорить о так называемом отставании Советского Союза в том, что касается развития современной науки и техники. Полагаю, что красноречивей всяких опровержений говорят выдающиеся открытия и свершения советской научно-технической мысли в самых различных областях. Достаточно напомнить о первом спутнике Земли, полете Юрия Гагарина, открывших космическую эру, об успехе недавнего проекта "Венера - комета Галлея". В этом уникальном исследовании слиты воедино достижения советской физики и машиностроения, математики и приборостроения, других отраслей науки и техники, профессиональное мастерство рабочего класса.

Из ответов М. С. Горбачева алжирскому журналу "Революсьон африкэн".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно