102

Встречи с лидерами стран Запада еще не освободились от пропагандистских ходов, демаршей, попыток набрать очки через пропагандистские приемы. За кулисами визита

Закончилась четвертая за последние три года советско-американская встреча на высшем уровне. Пять дней она держала в напряжении весь мир. Ее освещали 5635 журналистов из 63 стран. По соглашению с Гостелерадио СССР американская кабельная телесеть Си-эн- эн вела круглосуточные передачи из Москвы. Наши телезрители могли их наблюдать по шестому каналу. Центральные газеты и телевидение широко освещали ход встречи и ее результаты. В материалах этой полосы мы бы хотели рассказать об эпизодах, оставшихся "за кадром", о том, кто и как со стороны "команды Рейгана" обеспечивал проведение встречи, в том числе и ее пропагандистскую сторону.

ОПРЕДЕЛЕННАЯ пропагандистская заданность визита проявилась с самого начала. Тщательно была спланирована неофициальная часть программы президента: это посещение Свято-Данилова монастыря, встреча с диссидентами и "отказниками", выступление перед студентами и преподавателями МГУ. Сам подбор пунктов этой программы говорил, что президент был твердо намерен сместить акценты, как выразилась одна английская газета, с проблем ограничения вооружений на права человека. Ведь недаром в одном из своих выступлений в США перед поездкой в Москву, перечисляя пункты повестки дня встречи, президент поставил на первое место права человека, на второе - региональные конфликты, и лишь потом шли двусторонние отношения и проблемы разоружения.

Для обоснования этих приоритетов президента заранее были подготовлены речи, где с неизменной настойчивостью подчеркивались "достижения свободной Америки" и "еще недостаточно большие усилия в области прав человека в СССР". Авторы речей президента, зная его увлечение пословицами и цитатами, нашпиговали ими почти все его выступления и подготовили мощный набор выдержек из произведений русских и советских писателей и поэтов. Здесь были строки из Пушкина и Гоголя, Евтушенко и Пастернака, ссылки на Алишера Навои и Достоевского, художника Кандинского и композитора Скрябина, что должно было, как задумывалось, расположить аудиторию к оратору.

ХОРОШО ПОДГОТОВЛЕННЫЙ ЭКСПРОМТ

Пропагандистская заданность проявилась уже в первый день - напомним неожиданное обращение Р. Рейгана к советским женщинам в конце интервью Советскому телевидению, когда президент заговорил о своем сочувствии к прекрасному полу Подоплека этого "экспромта" показалась очевидной и для западных корреспондентов. "Видимо, Рейган специально поднял этот вопрос?" - спросила американская журналистка Джоан Кэннон представителя Белого дома М. Фитцуотера на брифинге в пресс-центре советско- американской встречи на высшем уровне. "Он просто хотел отметить, - сказал М. Фитцуотер. - что в Советском Союзе женщины не получают той оценки, которой они заслуживают".

У советских женщин, сказал на это представитель МИД СССР Г. Герасимов, действительно двойная ноша - работа и семья. И хотя у нас есть специальный женский праздник, чего нет в Соединенных Штатах, нам еще предстоит многое сделать для того, чтобы воздать нашим женщинам должное.

Кстати, едва ли в США всем женщинам живется так уж легко и безоблачно: они все больше отходят от традиционной роли домашней хозяйки и матери и подключаются к напряженной работе наравне с мужчинами. Напомним, что 27-я поправка к американской конституции о равенстве мужчин и женщин до сих пор не ратифицирована сенатом. Хотя, безусловно, развитой западный сервис снимает с женщин в США многие проблемы, столь упорно преследующие нас.

Важную пропагандистскую нагрузку несло и посещение Рейганом Свято-Данилова монастыря, где он процитировал А. Солженицына и выразил надежду на то, что "скоро советские религиозные общины... смогут заниматься вероисповеданием свободно и открыто, а также обучать своих детей основам веры в своих домах и за их пределами". (О реакции религиозных деятелей на эту встречу рассказывает корреспонденту "АиФ" митрополит Филарет на с. 3.)

ШОУ НА ПЛОЩАДИ

Определенная нацеленность на получение заранее запрограммированных образов виделась и в работе некоторых американских журналистов. Корреспондент "АиФ" стал свидетелем, например, того, как 30 мая группа теле- и радиожурналистов из США ожидала на Красной площади приезда супруги президента Нэнси Рейган. Правда, позднее выяснилось, что в тот день график пребывания супруги президента претерпел изменения, и на Красную площадь она в тот день так и не приехала.

Изнывавшие от жары корреспонденты, однако, что называется, "без работы не остались". Во втором часу дня на площади появилась группа людей, отрекомендовавшихся представителями "центра по изучению проблем советских евреев" со штаб-квартирой в Нью-Йорке. Быстро развернув плакаты с надписями "Я молюсь за то, чтобы моему народу разрешили уехать" и раскрыв чемоданы, они набросили на себя религиозные одеяния и под аккомпанемент музыкальных инструментов совершили, по их словам, молитву за то, чтобы "сотни тысяч советских евреев уехали из СССР".

Затем они с видимой готовностью стали давать интервью перед телекамерами. Говорили они по-английски, перемежая свою речь фразами на иврите. Тексты на плакатах были написаны также на английском языке. По-русски за все время выступления, длившегося минут 10 - 15, не было сказано ни слова.

Внимание американских журналистов вскоре, правда, переключилось на стоявшего невдалеке человека, прокричавшего (уже по-русски), что он хочет рассказать иностранным корреспондентам о том, как его "пытались засудить". Но, видимо, испугавшись собственного крика, он вдруг сорвался с места и побежал по площади по направлению к зданию ГУМа. Забыв про "представителей", с фотоаппаратами, переносными телекамерами наперевес за ним помчались и западные корреспонденты. Наблюдать эту сцену без смеха было просто невозможно. Где уж эта орава изголодавшихся по сенсациям корреспондентов "прижала" новоявленного диссидента, увидеть нам не удалось. Ну, ничего, может, мы его еще услышим по разным радиоголосам.

Оставшись без внимания прессы, "представители евреев" мгновенно переоделись в обычные костюмы и исчезли. Некоторых из них можно было увидеть через несколько часов недалеко от резиденции американского посла, где в это время проходила встреча Р. Рейгана с так называемыми "отказниками" и диссидентами.

ВСТРЕЧА С ДИССИДЕНТАМИ

96 советских граждан были отобраны американской стороной для встречи с Рейганом в зале резиденции посла США. Репортаж о ходе этой встречи, продолжавшейся около часа, был передан тремя американскими корреспондентами. Они пересказали выступления трех "правозащитников", превозносивших усилия США в деле защиты прав человека. "Отказник" Ю. Кошаровский начал, например, свое выступление, следующим образом:

"Господин Рейган, для нас огромная честь обратиться к Вам, руководителю страны великой демократии, страны, народ которой возглавил борьбу за права человека во всем мире. Особенность вашей державы не только в приверженности самым высоким принципам проповеди гуманности, но и в воплощении этих принципов в жизнь. Ваша постоянная преданность идеалам борьбы за права человека во всем мире дала важный импульс обстановке в СССР. Без этого историческая, беспрецедентная встреча в Москве была бы невозможна".

Затем произошел любопытный инцидент, о котором рассказали американские журналисты. Высокопарную речь "отказника" вынужденно прервал посол США в СССР Д. Мэтлок. Он призвал участников встречи к терпению и порядку. Дело в том, что на столах кроме кофе и пирожных находились карточки с печатью президента США. Не слушая выступления своего соратника, собравшиеся стали передавать карточки на стол президента с просьбой дать автограф. Тот стал подписывать. Возник шум. Посол Мэтлок стал успокаивать аудиторию, заверив всех, что автографы получит каждый, и попросил не создавать ажиотаж, чтобы дать возможность выступающему закончить свою речь.

Некоторые участники встречи взяли с собой маленьких детей. Как пишут американские корреспонденты, атмосфера встречи время от времени нарушалась их криками. Был момент, когда 8-месячный ребенок, одетый в матросский костюмчик, так громко подал свой голос, что президент Рейган, реплику которого в это время переводили на русский язык, посмотрел на него с недоумением! Потом маленькая девочка вдруг замяукала по- кошачьи. Один из американцев ответил ей лаем.

Позднее на брифинге в пресс-центре советско-американской встречи на высшем уровне представителя МИД СССР Г. Герасимова попросили прокомментировать эту "встречу с советскими гражданами", как она официально называлась. Г. Герасимов сказал, что президент Рейган может, безусловно, встречаться, с кем он считает целесообразным. Однако подобный подбор лиц для обсуждения прав человека у советской общественности - в нашем понимании это более широкое понятие, чем то, что предложили американцы, - вызывает справедливое недоумение. Это отнюдь не цвет советского народа, заметил Г. Герасимов, имея в виду участников встречи, более того, скорее наоборот.

Представитель Белого дома М. Фитцуотер был вынужден признать, что американская сторона недостаточно хорошо знала биографии приглашенных. Оказалось, что на обсуждение "идеалов гуманности" попал и некто Николай Рожко, осужденный за сотрудничество с фашистами, бывший военный преступник, полицай.

- Каких комментариев советских средств массовой информации ожидали американцы в связи со встречей президента с диссидентами? - с этим вопросом наш корреспондент обратился к директору информационного агентства США (ЮСИА) Чарльзу Уику.

Раньше мы могли бы ожидать очень жестких оценок со стороны советского телевидения, печати, ответил Уик. Однако сейчас я не мог не обратить внимания на сдержанность вашей реакции. Для нас это важный сигнал - значит, гласность работает, люди могут встречаться, высказывать свое мнение, хотя кто-то может с ним и не соглашаться.

В МОСКОВСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ

"Это один из важнейших моментов программы пребывания Р. Рейгана в Москве", сказал, стоя перед телекамерами, журналист американской телекомпании Си-эн-эн, за несколько минут до начала встречи президента США со студентами и преподавателями МГУ. Он, видимо, был хорошо осведомлен, что президентская команда с особой тщательностью готовилась к этой встрече.

Задолго до ее начала зал уже заполнен до отказа: на отведенных для прессы трибунах - сотни американских корреспондентов газет и телерадиокорпораций, суетятся помощники президента и сотрудники охраны, долго опробуется освещение трибуны, с тем чтобы президент выглядел "как надо". Затем на трибуне укрепляют изображение печати президента Соединенных Штатов.

За 15 минут до начала встречи появляются государственный секретарь Дж. Шульц и другие члены американской делегации. В зале - напряженное ожидание, вся обстановка создает ощущение особой значимости происходящего. Наконец, входит сопровождающий повсюду президента офицер морской пехоты со знаменитым чемоданчиком с торчащей антенной. С его помощью президент как главнокомандующий вооруженных сил США через космос поддерживает постоянную связь со страной на случай чрезвычайных обстоятельств.

Один из помощников торжественно объявляет: "Дамы и господа, Президент Соединенных Штатов Америки". На сцену актового зала в сопровождении ректора МГУ А. Логунова выходит Рональд Рейган.

О речи президента США писали центральные газеты. Добавим только, что на присутствующих произвела глубокое впечатление манера, в которой она была произнесена: Рейган говорил уверенно, плавно, хорошо поставленным голосом, умело меняя интонации, за все 30-минутное выступление он ни разу не запнулся. Казалось, он мастерски импровизирует. Однако, видимо, мало кто из участников встречи знал, что текст выступления был составлен авторами его речей заранее, скорее всего, еще в Вашингтоне, что этот текст уже роздан американским журналистам и переводчикам, а читать его без запинки позволяет специальное, почти незаметное устройство, совмещающее функции электронного подсказчика и пуленепробиваемого экрана.

Отметим также, что речь президента почти целиком была посвящена пропагандистскому провозглашению преимуществ американской системы и стремлению научить нашу молодежь, как ей действовать сейчас. Этого не могли не заметить студенты МГУ. Их вопросы, не всегда удачные, тем не менее в паре случаев поставили президента в непростое положение, когда, например, он не нашелся, что ответить на вопрос, почему же в составе принятых им накануне диссидентов оказался бывший полицай. Было видно, что отвечать экспромтом на вопросы президенту оказалось куда труднее, чем произносить отрепетированную речь. Видимо, почувствовав это, его помощники дали знаками понять, что время, отведенное на встречу, истекло.

Французская газета "Либерасьон", комментируя 1 июня выступление Рейгана в МГУ, писала, что высказывания президента были выдержаны в духе передач "Голоса Америки".

"ГОЛОС АМЕРИКИ" В МОСКВЕ

Пропагандистское обеспечение визита американского президента в Советский Союз велось и по каналам "Голоса Америки". Так, в редакционном комментарии в очередной раз выделялись слова Р. Рейгана о том, что вопрос "прав человека" остается краеугольным вопросом советско-американских отношений. Встреча с диссидентами, состоявшаяся в "Спасо-хаус", была названа кульминационным моментом визита. Таким образом, по представлению "Голоса Америки", центр тяжести находился в эти дни не в Кремле, где шла дискуссия о будущем человечества, а в резиденции посла США в СССР.

Каждый день в эфир на волнах "Голоса Америки" выходили два его собственных корреспондента в Москве - Николай Сорокин и Виктор Французофф. Мы попросили одного из них - Виктора Французоффа, который работает в русской службе "Голоса Америки" с 1947 г., - ответить на вопросы нашего корреспондента.

- "Голос Америки" нередко говорит, что свобода состоит в том, может или не может гражданин критиковать свое правительство, намекая на то, что советские люди этого делать не могут. А как же обстоит дело в США? В передачах "Голоса Америки" из Москвы не было какой-либо критики в адрес президента, хотя, как нам кажется, не все из того, что он делал в Москве, заслуживает одобрения. Ваше мнение?

- Я бы воздержался от каких-либо резких замечаний в адрес президента, потому что я отношусь к нему с уважением, понимаю, как ему здесь трудно. Если бы у меня были какие-то замечания по поводу его заявлений, речей - это было бы другое дело.

- И вы можете это высказать в своем репортаже?

- Как вам сказать, могу вообще-то, но вряд ли стал бы. Президента так просто не принято критиковать, я бы лично не стал этого делать. Сотрудник государственной организации не может критиковать президента, разве что частным образом. А я работаю в государственной организации. Именно поэтому я не буду высказывать вам какую-либо критику в его адрес.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно