Примерное время чтения: 5 минут
175

БЮРОКРАТИЧЕСКИЕ ИГРЫ-88. Время рисковать

"Ладья" - так называется хозрасчетное творческое объединение, которое создано на киностудии имени М. Горького. С его художественным руководителем П. О. АРСЕНОВЫМ беседует наш корреспондент Р. ВАЛИТОВА.

КОРР. Павел Оганезович, модель экспериментальной студии "Ладья" во многом повторяет "ЭТО" - экспериментальное творческое объединение, существовавшее когда-то на Мосфильме. И там, и тут в основе принцип хозрасчета, хотя "Ладья" в чем-то пошла дальше своего предшественника...

АРСЕНОВ. На сей раз студия - монопольный хозяин своей продукции и наделена правом самостоятельного проката. Этим существенно отличается от чухраевского объединения. Ведь самостоятельный прокат означает, что студия реализует свои фильмы напрямую конторам кинофикации, кинотеатрам, что раньше было монопольным правом Главного управления кинофикации и кинопроката. Оно рассчитывалось с нами по количеству проданных зрительских мест, цифры же эти зачастую оказывались дутыми. Но обманывать друг друга было выгодно. Теперь кинотеатр покупает копию, платит за нее от 12 до 30 тысяч рублей, показывает зрителю столько раз, чтобы и деньги вернуть, и еще заработать себе на ремонт, рекламу. А мы вложим эти 12 или 30 тысяч в следующую картину.

КОРР. Но представьте, что ни один фильм у вас не купили...

АРСЕНОВ. От этого мы не застрахованы. Более того, в принципы работы студии заложена возможность банкротства. Но пока нам это, кажется, не грозит. Копии двух фильмов - "Француз" и "Воры в законе" уже проданы нескольким конторам кинопроката. На наш расчетный счет - кстати, их два, в рублях и инвалютный - перечислены несколько тысяч.

Но представим все же, что на аукционе "Ладья" не продала ни одной картины. Что делать? Сразу объявить себя банкротом? Нет. Сначала попытаемся все-таки найти покупателя. Взять картины, актеров и отправиться в длительный вояж по стране, чтобы завоевать прокатчиков и зрителя.

КОРР. А вы не боитесь, что в погоне за зрительским успехом "Ладья" возьмет крен в сторону коммерческого кино?

АРСЕНОВ. Не боюсь, хотя и не понимаю, почему коммерческое кино становится образчиком дурного вкуса. Давайте посмотрим на эту проблему с другой стороны.

Зрители - это люди с разными вкусами, этическими, эстетическими потребностями. Но годами экономика кинематографа не знала своего рынка, не ориентировалась на спрос. И если появлялась такая картина, как "Пираты XX века", и ее смотрели почти 90 млн. человек, кинодеятели попросту отмахивались от этого феномена. А его следовало изучить.

Настораживает другое. Знаете, сколько человек сегодня занято в кинопроизводстве? 33 тысячи. А прокатывают фильмы 253 тысячи. Возможно ли, чтобы первые прокормили вторых? Нет. Поэтому Главное управление кинофикации и кинопроката заинтересовано, чтобы, расплачиваясь со студиями, обойтись меньшей кровью. Мы просто получали 20 тысяч рублей за фильм, а все остальные доходы от него управление забирало себе.

КОРР. Но вот вы заработали несколько миллионов, а у вас их захотели отобрать...

АРСЕНОВ. Грустный прогноз. Значит, опять полунищенское существование и картины, где из каждого кадра бедность так и кричит. Хватит экономить на кинематографе, особенно на детском! Поэтому мы снимем яркий, зрелищный фильм, например сказку, населенную фантастическими существами. Не поскупимся на костюмы, декорации, пригласим известных актеров, художников, музыкантов. По предварительным подсчетам, такой фильм может стоить больше миллиона рублей, но мы пойдем на эти траты. И ни копейки не возьмем у государства, откажемся от дотации. Риск? Конечно, но время такое подоспело - рисковать.

КОРР. Когда "Ладья" "отправлялась в плавание", вы верили, что на своем пути она не встретит сопротивления?

АРСЕНОВ. Что вы, мы не настолько наивны. Кстати, сопротивление оказывают те же силы, что способствовали закрытию "ЭТО". Хотя главное действующее лицо той печальной истории - Госкино - сейчас наш сторонник и защитник.

А в среднем звене чиновников ничего не изменилось. В том, что эти люди не с нами, ничего удивительного нет, психология нахлебника очень живуча. Было время, когда и на студии Горького относились к нам настороженно, пытались даже мешать. Теперь, если мы и не получаем реальной помощи, то по крайней мере видим интерес к себе.

КОРР. Павел Оганезович, а может в условиях хозрасчета сниматься авторское, или, как иногда говорят, элитарное кино?

АРСЕНОВ. Может, даже необходимо, чтобы снималось. Такие режиссеры, как Иоселиани, Тарковский, Сокуров, Герман, - разведчики в кино. Их находки, открытия развивают язык кинематографа.

Да, их фильмы не рассчитаны на массового зрителя и с финансовой стороны невыгодны хозрасчетной студии, но мы будем хорошо платить такому режиссеру за качество. Будем возить его фильм на международные кинофестивали, и там он своей новой стилистикой поработает на престиж советского кинематографа и студии "Ладья".

КОРР. Расскажите, кто из сценаристов, режиссеров начал с вами сотрудничать?

АРСЕНОВ. Вы задели за живое. Да, нам нужны таланты, звездопад талантов! Без этого "Ладье" далеко не уплыть. И мы уже задали себе высокий уровень в отношении сценариев: режиссер Мамилов запускает картину по повести Анатолия Приставкина "Ночевала тучка золотая", Евгений Герасимов начинает съемки фильма "Вешние воды" по Тургеневу. Молодой режиссер Юрий Кара будет работать над картиной "Золотой шар" по повести Кира Булычева. Юрий Мороз, сделавший уже две короткометражные фантастические картины, за одну из которых "Эксперимент-200" получил малого Оскара, приступает к съемкам "Подземелья ведьм" Стругацких.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно