Примерное время чтения: 7 минут
67

ИЗ ПОЧТЫ "АиФ" (25.08.1989)

Одно ведомство - один хозяин

В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ весь берег Байкала поделен на сферы влияния и принадлежит целому ряду организаций. Это - Минлесхоз (с его леспромхозами), областные и районные органы власти, заповедники (каждый из которых абсолютно самостоятелен и независим от других), дирекция национального парка (недавно созданного и владеющего весьма малой территорией), Управление водоохраны (под его опеку выделена 30-метровая полоса берега), Управление лесной пожарной охраны (один инспектор - на 150 км берега), Совет по туризму и экскурсиям, всевозможные организации, причем не только Иркутской области и Бурятии, владеющие своими клочками берега с базами отдыха.

Кроме того, часть берега контролируют Министерство обороны, колхозы и совхозы, а также Управление рыбоохраны.

Разумеется, такое обилие хозяев дает полную свободу каждому творить на берегу все, что заблагорассудится. Например, вырубать лес, строить лесоперерабатывающие производства, склады горючего, выгребные ямы с естественным стоком нечистот и т. п. Свободно разъезжают по Байкалу неорганизованные туристы, браконьеры.

Как же бороться с этим многоликим злом?

Необходимо объявить всю территорию Байкала национальным парком (с отчуждением вокруг него береговой полосы не менее 50 км). Предоставить ему все права распоряжаться на этой территории. За счет береговых штатов инспекторов-контролеров Минлесхоза дирекций рыбоохраны и водоохраны, Управления лесопожароохраны создать Управление по контролю и охране национального парка и Байкала, подчиненное дирекции национального парка.

При ней же необходимо создать независимую организацию, контролирующую состояние байкальской воды. А в целом дирекцию подчинить только Госкомприроде без каких-либо привязок к областным организациям.

Фонд защиты Байкала готов оказать безвозмездную помощь в сооружении стоянок для отдыха туристов, проведении расчетов экономических, исследовательских, проектных работ, в разработке положения о дирекции национального парка Байкала, определении маршрутов и их оборудовании для туристов, выделит необходимые средства.

Всю деятельность и организацию дирекции национального парка необходимо узаконить соответствующим Законом СССР (именно СССР), ибо Байкал - это не республиканская боль и забота, а общесоюзная и даже мировая.

А. Кураго, член правления Фонда защиты Байкала

***

Воевали-то одинаково

Я БЫЛ ПРИЗВАН в Красную Армию в 1941 году. После войны служил в Вооруженных Силах и уволился в запас капитаном. Награжден 3 орденами и 14 медалями. И вот случилось обратиться в военкомат за помощью: попросил направить меня в военный госпиталь для лечения. Отказали мне по той причине, что я не майор или подполковник. Спрашивается: разве хуже майоров воевали на фронте капитаны и лейтенанты? Или, быть может, пули и снаряды, что нас ранили, были разными для каждого звания?

В. Пруидзе, Кутаиси

***

Как в зеркале

В НАШЕМ небольшом городе горсовет занимает одноэтажное, тесное помещение на задворках города. Местная типография - в кирпичном подвале с проваливающимися полами. Районное общество "Знание" ютится в одной комнате, а его библиотека - в шкафу. Зато в центре города, на главной площади, высятся здания райкома партии, райисполкома и их гаражи. Такая картина как нельзя лучше отражает истинное отношение местных властей к Советам, к "Знанию", к печати и к себе лично.

Р. Зинченко, г. Добруш, Гомельская обл.

***

Просим нас услышать

СТАТЬЯ о "деле Чурбанова" ("АиФ" N 30) вызвала надежду на его пересмотр, если мафия не сумеет задержать подачу протеста в установленный срок. Почему мафия? Да потому, что расцвет ее в Узбекистане пришелся на времена Щелокова и Чурбанова. Именно поэтому приговор по "делу Чурбанова" вызвал возмущение в народе своей мягкостью. Свидетельствую об этом как пропагандист. Сейчас правоведы много рассуждают о независимости суда. А вот что он должен зависеть от морали общества молчат.

"Дело Чурбанова" показало, что есть два вида взяток: наказуемые уголовно и административно. Для уголовного наказания необходимо действие получателя взятки, например, в виде повышения по службе взяткодателя. Если подобных действий нет, то взятка наказывается административно. Но нигде не сообщалось, до какой суммы взятку можно считать "подарком". Да и административное наказание при повторных "подарках" должно заключаться в снятии с руководящей должности, а не в порицании или выговоре.

По меньшей мере странно, что суд не интересовался моральной стороной "дела". Ведь самое страшное преступление Чурбанова - это растление аппарата МВД и руководителей - взяткодателей других ведомств бездействием. Можно ли при этом говорить о независимости судов? Получается, что они ведут дела независимо от морали общества.

М. Персиков, Москва

ЧИТАЯ и анализируя материалы, публикуемые периодической печатью об "историческом" процессе крупных государственных взяточников во главе с Чурбановым и Щелоковым, поражаешься, как в эпоху гласности и демократии этот процесс, важнейший для восстановления истинной законности и социальной справедливости, не стал достоянием широкой печати и обсуждения? Многие видные юристы уже высказали мнение, что процесс по сути не вскрыл и не дал оценку существующим у нас в стране большим группам коррумпированной мафии, которые продолжают прикрывать толпы продажных, потерявших всякую совесть государственных чиновников.

Почему уходят от судебного рассмотрения и наказания Усманходжаев, Умаров и другие крупные государственные взяточники? Почему, наконец, не опубликуют стенограмму "чурбановского" процесса? Видимо, кому-то выгодно упрятать "своих" людей под крыло либерального приговора, сохранить структуру не контролируемой народом и закрытой от гласности власти! Как же так? Стенограмму "бухаринского" процесса опубликовали, и это сейчас документ эпохи, а вот "чурбановского" почему-то нельзя, не положено.

Требую и прошу редакцию сделать через газету запрос в Прокуратуру СССР о привнесении протеста на приговор по делу Чурбанова и других взяточников.

М. Васильев, Москва

ОТ РЕДАКЦИИ

К нам продолжают поступать отклики на материал "Законность и целесообразность" ("АиФ" N 30). Суть большинства из них схожа с опубликованными письмами. Наши читатели интересуются - так был все же внесен протест Прокуратурой СССР на приговор Верховного Суда СССР или нет? Мы присоединяемся к этому вопросу и просим Прокуратуру СССР дать на него исчерпывающий ответ.

***

Пошлина не обязательна

ПО ДОЛГУ моей службы - а я страховой агент - мне ежедневно приходится общаться со страхователями. Инспекция Госстраха у нас районная, и поэтому мы имеем дело с сельскими жителями.

В последнее время люди отказываются страховать свои собственные дома, потому что тут есть некоторые нюансы. Если владельцы домов хотят подарить дом своим детям или внукам или же когда дома остаются без владельцев, то их дети или родственники не хотят вступать в права наследства, так как тогда им будет необходимо уплатить ужасающую госпошлину - 10% от стоимости дома.

Будут ли какие-либо изменения в этой области? Люди очень встревожены и озабочены несправедливостью.

Л. Большакова, г. Череповец, Вологодская обл.

Письмо комментирует заместитель начальника подотдела налогов Минфина СССР В. НОВИКОВ.

За выдачу свидетельств о наследстве на движимое и недвижимое имущество органами, производящими работу по оформлению этих документов, на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 29 июня 1979 г. взимается государственная пошлина. Она является своего рода компенсацией за предоставляемые юридические и правовые услуги.

Однако пункт, касающийся обложения налогом за наследство ближайших родственников, должен пересматриваться - его следует значительно понизить либо вообще освободить этих лиц от уплаты пошлины. Это в перспективе. А в настоящее время финансовые отделения на местах имеют право понижать пошлину с учетом материального положения лиц, наследующих имущество. В сельской местности возможно даже полное освобождение от налога в случае, если наследники будут проживать в том месте, где наследуют дом.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно