Примерное время чтения: 5 минут
80

ФРАНЦИЯ. Что нового в парламенте

Корреспондент "АиФ" П. ЛУКЬЯНЧЕНКО беседует с председателем Национального собрания Франции Лораном ФАБИУСОМ.

- В июне прошлого года, сразу же после избрания на пост председателя Национального собрания Франции, вы призвали к гласности, открытости в работе парламента. Значит ли это, что до вас заседания Национального собрания проходили за закрытыми дверями?

- Нет. Речь шла о том, что Национальное собрание практиковало в своей работе устаревшие методы, не желало поворачиваться лицом к общественности. Поэтому, став председателем, я предложил сделать гласной работу комиссий нашего парламента, расширить возможности задавать вопросы правительству, созывать в стенах парламента коллоквиумы, опубликовать ряд документов, которые не публиковались ранее, - одним словом, открыть окна для гласности.

Кроме того, я предложил Национальному собранию заняться наконец контролем за выполнением законов. Что я имею в виду? Наше Национальное собрание затрачивает массу времени на разработку законов, голосование по различным поправкам к ним. И на этом считает свою работу выполненной. А для гражданина республики важнее то, как применяются и применяются ли вообще эти законы на практике.

- Говорят, что вы пострадали за критику, когда год назад критиковали премьер-министра М. Рокара за отсутствие детально разработанной глобальной программы действий правительства и отсутствие видения перспективы...

Моя критика касалась не только правительства. Я тогда говорил, что общество может двигаться вперед только при условии, что оно воодушевлено каким-то великим делом. Мало того. Нужно, чтобы это великое дело каждодневно претворялось в жизнь, чтобы каждодневно жизнь улучшалась. То есть нужен общественный идеал, который должен постоянно сверяться с реальностью. В программе же М. Рокара ни того, ни другого предусмотрено не было.

- Вы возглавляете Национальное собрание страны и одновременно являетесь лидером фракции французских депутатов-социалистов в Европарламенте. Печать критиковала вас за то, что вы хотите усидеть на двух стульях. Что заставляет вас совмещать эти два поста?

- Действительно, это нелегко. Но я пошел на это сознательно. Как вы знаете. Франция является членом Европейского сообщества (ЕС). Но вся проблема состоит в том, что все важнейшие решения в ЕС принимаются без участия депутатов Европарламента, так как среди них мало руководящих деятелей стран ЕС. Я же считаю такое "бесправие" депутатов недемократичным. Надо, чтобы, с одной стороны, парламенты стран, входящих в ЕС. в большей степени контролировали свои правительства в вопросах. касающихся общеевропейских дел, и чтобы, с другой стороны, Европарламент говорил свое веское слово при принятии решений, определяющих судьбу сообщества. То есть, как в моем случае, чтобы в Европарламенте было немножко больше Франции, а во французском парламенте - немножко больше Европы.

Конечно, признаюсь вам, совмещение двух постов заставляет меня проявлять чудеса акробатики, так как график работы председателя Национального собрания очень напряженный.

- Во Французской социалистической партии на сегодня существуют, по меньшей мере. 3 крупные соперничающие друг с другом группировки. Не вносит ли это сумятицу в партийные ряды?

- Если мы хотим иметь жизнеспособную партию, надо, чтобы в ней была возможность высказывать самые разные точки зрения - конечно, при общем согласии по кардинальному вопросу о стратегических целях партии. Так что нас не смущает нынешнее положение в ФСП. Я бы даже сказал, что это стало уже нашей партийной традицией.

- Вы были самым молодым премьер-министром за всю историю Третьей, Четвертой и Пятой республик, и печать до сих пор называет вас не иначе как "молодым и блестящим политиком". Вас считают самым вероятным кандидатом на пост президента страны в 1995 г. Связано ли это каким-то образом с тем, что вы, по мнению французов, являетесь "любимчиком г-на Миттерана"?

- Увы, моя молодость с каждым днем становится все более туманным понятием. Любимчик г-на Миттерана? Это приятно. Действительно, мне посчастливилось занимать серьезные посты, когда я был еще очень молод. Но причина очень простая. За последние 30 лет слой французских политиков обновлялся только дважды - в 1958 г., с установлением Пятой республики, и в 1981 г., когда к власти пришла ФСП. К этому моменту партию возглавило поколение молодых, и в их числе я. Конечно, не буду кривить душой, моему продвижению помог тот факт, что я долгое время работал помощником Миттерана...

- И последний вопрос. Вы приехали в нашу страну вместе с председателем бундестага ФРГ госпожой Р. Зюсмут. Как вы относитесь к тому, что сегодня женщины все чаще и чаще теснят нас, мужчин, занимая самые высокие посты в правительствах разных стран, возглавляя государства?

- Слава богу, во Франции нам пока это не грозит. Одна из моих знакомых, активная участница борьбы за права женщин, объясняет это так: "Во Франции женщине скорее уступят место в автобусе, чем в Национальном собрании".

Вы, может быть, удивитесь, но французские женщины получили право голоса только после окончания второй мировой войны. Еще в 1789 г. мы приняли Декларацию прав человека и гражданина, но по пути о женщинах забыли. Одним словом, к нашей прекрасной идее о равенстве мы должны пройти еще очень долгий путь.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно