Примерное время чтения: 6 минут
66

НОВОЕ ЛИЦО В ПОЛИТИКЕ. М. Гриб: "Беларусь нужна России так же, как Россия - Беларуси"

В Беларуси недавно избран новый глава парламента - Мечеслав ГРИБ, в недавнем прошлом генерал-лейтенант милиции. С ним беседует заместитель главного редактора "АиФ" Людмила НОВИКОВА.

- Мечеслав Иванович, когда вы были избраны Председателем ВС, для вас это было неожиданно?

- Я этого не хотел.

- Почему?

- Потому что я знаю положение в экономике, политике и т. д. Здесь нужно принимать не поздравления, а соболезнования. Я просто выполнил волю Президиума, который обязал меня не снимать свою кандидатуру.

- Как вы оцениваете нынешнюю политическую и экономическую ситуацию в республике?

- Как очень сложную. В политическом отношении потому, что в преддверии президентских выборов обострилась борьба за власть. Между партиями, между группировками, даже между отдельными личностями. Из кризиса может выйти только сплоченная, объединенная и управляемая республика. Сегодня она неуправляемая. Поэтому я на первый план ставлю задачу организовать управляемость. Экономическое положение Беларуси тоже чрезвычайно сложное. Падает объем производства, отдельные предприятия останавливаются, потому что у них нет денег, чтобы купить энергоресурсы, сырье, организовать производство. Это с одной стороны. С другой стороны, более 30% предприятий останавливаются, потому что не имеют сбыта продукции. Ведь наш рынок сбыта - это страны СНГ, и в первую очередь - Россия.

- Западная продукция дешевле и качеством выше, вот ее и берут. Рынок есть рынок.

- Проблема состоит в том, что сегодня Россия за 1 тысячу куб. метров газа от нас требует 74 доллара. А своим потребителям продает по 17. Это все входит в себестоимость товара. Плюс таможенные пошлины до 30%. И когда наш товар попадает на российский рынок, он пусть даже лучшего качества, но по своей цене - неконкурентоспособный.

- И что вы делаете для этого?

- Я, как Председатель Верховного Совета, согласно старой Конституции, являюсь высшим должностным лицом, но фактически никаких прав не имею. Все должно согласовываться Верховным Советом, им же и утверждаться.

Но главное - мы стремимся как можно быстрее заключить экономический союз с Россией.

- То есть вновь войти в рублевую зону?

- Давайте разберемся в нюансах. Экономический союз с Россией - это первый шаг, вхождение в рублевую зону - это второй. При вхождении в рублевую зону мы могли бы покупать энергоресурсы по одинаковым ценам с Россией. Самым разумным был бы вариант покупать по мировым ценам. Я уверен, что Россия не сможет держать цены ниже мировых и на своем внутреннем рынке. Нам эти цены нужны сегодня. Мы без них задыхаемся. Потом, снятие таможенных барьеров и для России выгодно. Я считаю, что есть противники этого соглашения и в России, и у нас. Но Россия заинтересована в Беларуси в неменьшей степени. У нас тоже есть свои преимущества. В конце концов это коридор для связи с Европой. Это и газо- и нефтепроводы. Это и противовоздушная оборона, которую мы осуществляем для РФ. Деть и другие военные объекты, которые находятся на нашей территории и в которых заинтересована Россия. Если все просчитать разумно, трезво, то интересы есть у обеих сторон. И, во-вторых, это может быть прекрасным примером для других государств.

- То есть вы опять за Союз?

- Я за экономический союз. Мы разрушили все грани сотрудничества* и должны их как-то объединить через экономику. А потом люди решат.

- Согласитесь, что экономического союза без политического быть не может.

- Почему не может? Почему живет Европа в экономическом союзе? Возьмите три славянских государства: Россия, Украина, Беларусь. У нас же все есть, если нам экономически объединиться, мы практически независимы.

- Но республики так долго и настойчиво боролись за независимость.

- Всему должно быть свое время и место. Никто не покушается на нашу суверенность. ВС настроек на сотрудничество с Россией очень активно. И население тоже. Но есть и другие толкования. Например, высказывания лидера Народного фронта Позняка о русском терроризме в советской Беларуси, о новых границах. Но мы его не принимаем. Позиция войны, конфронтации - это не наша позиция. Мало ли что было в истории.

- Мечеслав Иванович, вы юрист. Как оцениваете последнюю акцию нашей Думы об амнистии?

- Это их дело. Они могли принять этот закон.

- Вы бы приняли такой закон?

- У нас, к счастью, нет таких заложников и на сегодняшний день практически нет политзаключенных. Мы старались находить согласие и умели выслушать другую сторону.

- Но у вас тоже недавно прошли многолюдные митинги...

- На площадь Независимости пришло 2 тысячи человек из полуторамиллионного Минска при той агитации и пропаганде, которая велась месяцами. Это же чистейший провал. Людям надоело. И не на митингах надо решать вопросы.

- Вы с Ельциным встречались?

- Будучи в должности Председателя ВС, не встречался. Я только получил от него поздравления, поблагодарил его. У него как раз в тот день был день рождения. Поздравил его. Очень хороший разговор состоялся.

- С Кебичем у вас нормальные отношения?

- Нормальные. Я не знаю, какие у него были с Шушкевичем отношения. Сегодня Шушкевич выходит на трибуну и говорит, что претензий никаких нет. А завтра они появляются снова. То есть за ночь появились. Потом снова нет. У нас с Кебичем позиция одна в отношении ориентации на Восток и развития отношений с Западом. Он занимается своей работой, я - своей. Мы уважительно относимся друг к другу. Обмениваемся телефонными звонками, если надо.

- Мечеслав Иванович, и все-таки, какова сейчас ваша основная цель, ведь, что бы то ни было, вы являетесь главой государства. Над чем работаете?

- Мы сейчас работаем над принятием Конституции Республики Беларусь. На сегодняшний день абсолютным большинством принято 152 статьи. Осталось принять Конституцию в целом и закон о порядке введения. Тогда можем приступить к выборам первого президента.

- Вы думаете, это поможет выйти из кризиса? Во многих республиках президент есть.

- Дело не в этом. С президентом можно связывать и отрицательные моменты, можно находить и положительные. Я думаю, что в мире положительных - примеров все-таки больше, чем отрицательных. А плохой или хороший президент будет - зависит от того, кого выберет народ.

- Вы будете выдвигать свою кандидатуру в президенты?

- Мне сейчас не до этого.

- Кого видите президентом Беларуси?

- Я лучше никого не буду называть, кандидатов слишком много.

- Как вы считаете, возможно ли у вас появление второго Кирсана Илюмжинова? Именно того возраста, тех амбиций, того общественного положения.

- В жизни все возможно. В Беларуси тоже есть богатые люди.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно