Примерное время чтения: 9 минут
118

ТОЧКА ЗРЕНИЯ. Об Ираке без стереотипов

Предлагаем полемические заметки об Ираке востоковедов Ю. ГЕОРГИЕВА и Ю. ДАКАБА.

ДО СИХ ПОР в советскую открытую печать проникало мало сведений о событиях, происходящих в Ираке - стране, лежащей всего в нескольких сотнях километров от наших южных границ.

Что же представляет собой политический строй этого арабского государства с населением 18 млн. человек? Вопреки многим прогнозам, режим, возглавляемый президентом Саддамом Хусейном, не только уцелел в ходе восьмилетней войны против Ирана, принесшей стране колоссальные потери и разрушения, но и стал значительно сильнее - на волне национализма, поднявшейся после того, как иранские войска вступили на иракскую землю. Экономика страны жестоко пострадала, но наличие огромных запасов нефти и приток иностранных капиталов позволяют рассматривать перспективы восстановления хозяйства как вполне благоприятные. С. Хусейн, по сообщениям иностранной печати, чувствует себя более сильным и уверенным, чем когда-либо.

Вооруженные силы, насчитывающие примерно 1 млн. закаленных бойцов, почти 5 тыс. танков и около 500 боевых самолетов плюс ракеты и химическое оружие, являются главной опорой режима. Наличие столь крупной армии делает Ирак способным на проведение крупных наступательных военных операций. Правда, неизвестно, к каком направлении. Ирак заявляет о себе как о главной ударной силе арабского антиизраильского фронта. Ну а пока иракцы передали недавно крупные партии оружия, включая множество танков, ливанским правохристианским силам генерала Ауна, считающегося главным противником Сирии в запутанной и многосторонней ливанской междоусобице.

Вторая и главная опора режима - партия Баас. Ее полное наименование - Партия арабского социалистического возрождения (ПАСВ). Она имеет свои вооруженные формирования, в которые входит большинство гражданских членов партии. По мысли политического руководства страны, эти формирования должны служить своего рода противовесом регулярной армии.

Третьей опорой является служба госбезопасности, буквально пронизавшая все общество. Как отмечает английский журналист В. Мэллет, "иракцы боятся высказывать вслух свои мысли даже в кругу семьи настолько страшен аппарат госбезопасности и настолько эффективна система осведомителей. Казни (демонстрируемые по телевизору) являются повседневным явлением".

ХРАМ ВЛАСТИ НА КРОВИ

Впервые баасисты пришли к власти в результате военного переворота в 1963 г. всего на несколько месяцев. Они успели "прославиться" лишь зверским истреблением коммунистов и курдов и были свергнуты военными. Тогда Советское правительство и КПСС открыто осудили действия Баас.

Второй раз баасисты пришли к власти в 1968 г., и некоторое время казалось, что они учли кровавые ошибки прошлого. Были проведены социально-экономические реформы, главную задачу ПАСВ видела в "осуществлении программы социалистических преобразований во всех областях иракского общества".

Более 10 лет главой государства был генерал аль-Бакр (бывший в 1963 г. премьер-министром первого баасистского правительства), но все знали, что реальный лидер - его родственник, молодой и энергичный Саддам Хусейн. В 1979 г., отправив на пенсию старого генерала, он стал полновластным хозяином страны в ранге президента.

Впервые С. Хусейн, по образованию юрист, стал известен в 1959 г., когда участвовал в неудачном покушении на тогдашнего диктатора Касема.

Родом иракский президент из небольшого городка Тикрит, откуда вышла практически вся верхушка в партии и государстве. Как писал один американский журналист, "иракские руководители так долго вонзали ножи в спину друг друга, что они больше уже никому не могут доверять и считают, что надо держаться за людей из родного города". Но и "своих" тикритцев Хусейн не щадил, если считал, что они представляют опасность для его продвижения наверх: руководя партийной службой безопасности, он методично расчищал себе путь. История господства баасистов - сплошная цепь заговоров, чисток и казней, периодического устранения групп "изменников". Когда в 1979 г. Хусейн официально утвердился у власти в качестве президента, первое, что он сделал, это уничтожил (как всегда, молниеносно, без суда и следствия) значительную часть членов Совета революционного командования. Наша "Правда", прежде чем сообщить об их казни, писала: "Предатели освобождены от своих постов".

ЗАПАДНЯ

Но все это произошло в 1979 г., через 11 лет после второго прихода баасистов к власти. А поначалу режим Бакра Хусейна стремился создать о себе самое благоприятное впечатление как внутри страны, так и за рубежом. И прежде всего в глазах СССР, на который была сделана "стратегическая ориентация".

И одним из доказательств того, что баасисты встали на прогрессивный путь, явилось создание в 1973 г. единого фронта с коммунистами. Вскоре, однако, оказалось, что это был не более чем маневр: в тот момент иракскому режиму нужно было в первую очередь справиться с восстанием курдов, и он временно нейтрализовал компартию с тем, чтобы впоследствии обрушиться на нее с жесточайшими репрессиями.

В конце 70-х гг. тысячи коммунистов, объявленных предателями, были уничтожены. На них была устроена самая настоящая охота. К подозреваемым в принадлежности к компартии врывались в дома и учреждения, их убивали на глазах родственников и сослуживцев и прямо на улицах.

По своим масштабам казни коммунистов в Ираке могут сравниться лишь с аналогичными событиями в Чили в результате военного переворота 1973 г., в Индонезии в 1965 г.

Небольшой части иракских коммунистов удалось уйти в подполье или бежать на север, в горы Курдистана, но основные силы компартии были разгромлены. Никаких публичных протестов Советское правительство и ЦК КПСС на сей раз иракскому режиму не заявляли.

РЕШЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ВОПРОСА ПО-БААСИСТСКИ

Не выражались протесты и в связи с многолетней войной, которую центральное правительство вело против курдов, боровшихся за свою автономию на севере. В 1974 г. автономия была наконец предоставлена, но в достаточно куцем виде, с отторжением исконно курдских территорий, к тому же богатых нефтью. И вновь курды не смирились, и вновь вспыхнула затяжная партизанская война.

В конечном итоге иракские курды, составлявшие, как полагают, около 3,5 млн. человек, оказались на грани национальной катастрофы. Жестоко подавив курдское освободительное движение и разбив повстанческие силы, правительство организовало подлинный геноцид в отношении мирного населения, пустив против него в ход не только 70-тысячную армию (август 1988 г.), но и отравляющие вещества. Спасаясь от смертоносных газов, более ста тысяч курдов бежали в Турцию. По меньшей мере такое же количество людей еще ранее перешло границу с Ираном. В 1987 г. была уничтожена одна тысяча курдских деревень, затем была создана тридцатикилометровая "зона безопасности", из которой все курдское население приграничных районов было насильственно выселено. Всего, как сообщалось, к началу 1988 г. из четырех тысяч курдских деревень осталась одна тысяча, треть всей территории иракского Курдистана была "освобождена" от населения, жившего там многие столетия.

ПОЧЕМУ МЫ МОЛЧАЛИ?

Дело в том, что не менее успешным маневром иракского руководства, но уже во внешней политике, явилось заключение в 1972 г. Договора о дружбе и сотрудничестве с СССР. И поначалу все шло вроде бы по схемам творцов нашей внешней политики. Ирак национализировал нефтяные богатства, принадлежавшие иностранным монополиям, проводил социально-экономические преобразования, неуклонно двигался к социализму, а СССР со своей стороны активно помогал ему, содействуя созданию иракской промышленности и энергетики.

Но постепенно акцент в отношениях все больше смещался в военную область. Нам было выгоднее продавать оружие, за которое Ирак расплачивался звонкой монетой, и мы его продавали. По зарубежным данным, только за 5 лет, с 1982 по 1987 г., СССР поставил Ираку оружия на сумму в 10 млрд. долл., а начались эти поставки еще в 1958 г.

Разумеется, присутствовали тут не только финансовые мотивы. Важное геополитическое значение Ирака не могло не учитываться, но еще основательнее выглядели, видимо, соображения политико- идеологического характера. Реальное положение вещей в Ираке, даже после начавшихся вскоре расправ с коммунистами, не имело в глазах наших тогдашних руководителей большого значения по сравнению с возможностью "приписать" еще одну страну в "неуклонно расширявшуюся сферу влияния и распространения мирового социализма". Во внешней политике, как и во внутренней, застойный бюрократический режим не мог обойтись без приписок и показухи.

Жестокий террор и беспощадные репрессии обеспечили 53-летнему Саддаму Хусейну возможность создать ничем не ограниченную диктатуру. Он - президент республики, верховный главнокомандующий вооруженными силами, генеральный секретарь регионального руководства партии Баас, председатель Совета революционного командования, председатель высшего совета по борьбе с неграмотностью, "рыцарь арабской нации", герой национального освобождения, "вождь-борец". Его изображения развешаны и расставлены буквально всюду.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Публикуя этот острый, необычный для нашей печати материал, редакция "АиФ" отмечает определенную односторонность подхода его авторов к современной истории Ирака. Так, следует отметить, что и иракские коммунисты после революции 1958 г. допускали серьезные просчеты в своей политике относительно баасистов, приводившие к кровавым столкновениям с ними. При той во многом справедливой оценке, которая дана в статье правящему в Багдаде режиму, не стоит забывать, что и наша история изобилует множеством примеров геноцида власти против собственного, и не только собственного, народа. Правительства приходят и уходят, и не по ним надо судить о народах. И те чувства дружбы и доверия, которые испытывают друг к другу советские люди и иракцы, были и остаются основой наших отношений.

И последнее. До сих пор представители той или иной дружественной страны или партии, обнаружив в каком-либо советском печатном издании материал, вызывающий у них недовольство, немедленно подают протест в МИД СССР или ЦК КПСС, будучи уверенными, что именно эти организации инспирировали не понравившийся им материал.

Кстати, так оно и бывало чаще всего на самом деле. Думается, что настало время открыто высказывать мнения, не обязательно отражающие точку зрения тех или иных официальных органов, проводящих нашу внешнюю политику, и, если она того заслуживает, выступать с ее критикой.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно