Примерное время чтения: 8 минут
149

НА XXVIII СЪЕЗДЕ КПСС ВПЕРВЫЕ ВЫСТУПИЛИ С ОТЧЕТАМИ ЧЛЕНЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО РУКОВОДСТВА

А. ЯКОВЛЕВ: Партия комчванства или комбратства?

ЧТО ЖЕ СЛУЧИЛОСЬ с нами? С партией, некогда поднимавшей народ на революцию во имя справедливости и братства? Случилась беда, ибо партия идеи, революционной идеи, превратилась в партию власти. В сущности, они всегда сосуществовали: партия служения народу и партия непрекословия, комчванства и комбарства. Именно партия идеи и начала перестройку, чтобы отвести погибель Отечества. И если говорить об основном противоречии острых процессов сегодня, то оно - в жесткой сшибке вдохновляющей идеи народовластия и разлагающей практики народоподавления.

В этих условиях считаю, что только обновленная, полевевшая и помолодевшая партия способна будет повести страну и дальше по пути серьезных преобразований. Движение это неостановимо, оно пойдет - с партией или без нее. Консервативные настроения и тенденции, которые выразительно заявили о себе в последнее время, - следствие и свидетельство того, что партия еще в значительной степени остается пленницей системы общественного застоя, порожденной режимом личной власти. Именно этот хребет авторитарного организма пытается переломить перестройка. Но по этой же самой причине она вызывает у определенных слоев жгучую к себе ненависть. Судить теперь перестройку, которая, конечно же, небезупречна, или разобраться всерьез, чем она вызвана, что ей мешает и противодействует? Вот дилемма съезда, как я ее вижу.

Е. ЛИГАЧЕВ: Не забывать о классовом подходе

ПОЗВОЛЬТЕ мне, товарищи, напомнить вам, с какой целью началась наша перестройка. Ведь с целью наиболее полного использования потенциала социализма. Так я хочу спросить: неужели распродажа предприятий в частные руки способствует раскрытию возможностей, заложенных в социалистическом строе? Конечно, нет. Меня не убеждает и введение в оборот новой категории "трудовая частная собственность", как, по- видимому, последнее достижение современной теоретической мысли.

Я думаю, что вы согласитесь со мной, если я скажу, что тип собственности - это уже не тактика, это уже стратегия. Говоря о типах собственности, хотелось бы сказать и об общечеловеческих и социалистических ценностях. Мне представляется, что социалистические ценности целиком и полностью включают в себя общечеловеческие. И это очень важно. Но они неравноценны, неадекватны. Скажем, общественная собственность - это ведь социалистическая ценность. Социалистические ценности, как мне представляется, - более широкое понятие. Неправомерно также и то, что мы предаем забвению классовый подход. Ведь отсюда пошло, что не имеет никакого значения классовый состав Советов народных депутатов, отсюда пошла недооценка рабочего и крестьянского движения. А к чему все это привело, теперь видно. Все это, конечно, вопросы теории и практики, и они требуют более глубокой проработки.

Нередко раздаются, да и здесь слышится голос о гражданском мире, о партийном товариществе. Я за гражданский мир и, безусловно, за партийное товарищество.

Но посмотрите, что у нас получается, товарищи? Как будто по чьей-то команде, как будто из какого-то центра начинаются интриги и шельмование по известному принципу: кто не с нами - тот против нас.

Вот и сейчас бросили всю свою рать буквально, чтобы опорочить всех российских коммунистов, или развернули нападки на армию, которая сама себя начала защищать.

В последнее время стали поговаривать, что и с партией или без партии - независимо от этого все равно пойдет перестройка. Я мыслю иначе. С партией и только авангардной партией мы можем двигаться вперед по пути социалистического обновления. Вез партии коммунистов перестройка дело безнадежное.

Э. ШЕВАРДНАДЗЕ: Отказаться от лжеидеологии

НЕ ДЕЛАЮ никакого секрета из того, что готов не баллотироваться в руководящие органы партии. Я считаю, что необязательно министру работать и в Политбюро, и в Президентском совете, и в Совете обороны, и еще в международных различных органах.

Уже давно, придя к выводу о тупиках, в которые нас вколачивают догматизм и убивающая живую мысль идеологическая схема, я активно отстаивал и практически осуществлял идею приоритета общечеловеческих ценностей перед классовыми, групповыми или иными интересами. Я этого не скрывал и не скрываю. Потому что достаточно ясно понял, что, кроме свойства искажать цели и совершать подмену понятий, лжеидеология имеет еще и вес, и цену, и четкое материальное выражение.

Так, придя в Министерство иностранных дел и получив доступ к соответствующим данным, я узнал, что только два последних десятилетия идеологической конфронтации с Западом добавили 700 миллиардов рублей к стоимости военного противостояния.

Знаю, что внешнюю политику и меня упрекают, а последнее время, скажем прямо, ругают ни много ни мало за уступки в сфере безопасности. Я больше чем убежден, что нашей державе нужны сильные Вооруженные Силы. Но нельзя все свести к этому.

Но, очевидно, если мы будем продолжать, как делали это раньше, тратить четверть своего бюджета на военные расходы, мы окончательно разорим страну. Нам просто не нужна будет оборона. И армия не будет защищать систему, приведшую к экономической и социальной разрухе. Выход один - политика должна взять на себя задачу создать запас безопасности при сокращении расходов на оборону.

В будущей "большой Германии" армия будет меньше, чем сегодняшняя армия ФРГ. Что для нас лучше? Иметь дело с полумиллионным бундесвером ФРГ или, скажем, вполовину меньшей армией объединенной Германии?

Д. ЯЗОВ: Армию нельзя деполитизировать

ЧРЕЗВЫЧАЙНО острой является сегодня проблема обеспечения квартирами военнослужащих и их семей. Несмотря на принимаемые меры, мы не смогли улучшить положение с жильем. Сегодня у нас 173 тыс. бесквартирных военнослужащих, а с выводом войск из Чехословакии и Венгрии их число возрастет до 200 тысяч.

Должен сказать, что по сравнению с 1985 г. количество правонарушений в армии и на флоте уменьшилось на 25%, в том числе неуставных взаимоотношений более чем на 40%. Но, к сожалению, решить эту задачу так, как требовал Центральный комитет партии, нам не удалось. Более того, тенденция к сокращению правонарушений в 1989 г. прекратилась. По-прежнему теряем очень много людей, не изжиты случаи хищений, особенно в последнее время, оружия и боеприпасов.

В пришлом и текущем годах широкое распространение получили небывалые прежде явления уклонения от воинской службы, дезертирство. Одна из главных причин этих явлений - антиконституционные акты, принимаемые местными органами власти в ряде регионов страны, в частности в Прибалтике, Армении, Узбекистане.

Вызывают недоумение попытки руководителей ряда высших учебных заведений путем заблаговременного зачисления школьников и учащихся производственно-технических училищ в студенты увести их от призыва в Вооруженные Силы. К сожалению, подобные действия находят не только оправдание, но и поддержку в некоторых средствах массовой информации. Например, "Комсомольская правда" в номере за 1 июля писала об этом в статье "Опять студентов под ружье?"

Я хотел бы пригласить корреспондентов "Комсомольской правды", еженедельника "Аргументы и факты" изучить ситуацию в Вооруженных Силах и ответить на вопрос: чьи сыновья под ружьем?

Что касается моих взглядов на место и роль Вооруженных Сил в обществе, на их настоящее и будущее, то хочу со всей определенностью сказать, что наша армия должна и впредь быть подлинно народной, интернациональной. Она должна быть регулярной, кадровой, формирующейся на основе всеобщей воинской обязанности по экстерриториальному принципу. Сегодня нередко звучит тезис о деполитизации армии. Считаю этот тезис несостоятельным теоретически и вредным практически. Наша армия используется только по своему прямому назначению.

ОТ РЕДАКЦИИ. Мы благодарны маршалу за приглашение "изучить ситуации" в Вооруженных Силах". Считаем необходимым доложить, что в "АиФ" знают об армии не понаслышке, не по речам с высоких трибун: практически вся мужская часть коллектива - офицеры и сержанты запаса. Ежегодно армия пополняется за счет нас и наш коллектив - за счет армии. Немало в нашей почте писем из армии и об армии.

Непонятно, что имел в виду министр, призывая нас "ответить на вопрос: чьи сыновья под ружьем?". Очевидно, помощники, готовящие доклад, что- то напутали.

Но мы принимаем предложение и готовы опубликовать данные о том, где служат дети и внуки наших генералов и маршалов, а также высоких гражданских руководителей. В Кушке? На Камчатке? В "точках"?

Нас волнуют те же проблемы, которые волнуют министра обороны: "любого рода злоупотребления и правонарушения", бытовая неустроенность и социальная незащищенность офицеров, падение дисциплины. И мы говорим об этом чаще устами самих военнослужащих.

У нас одно оружие - слово. У министра - власть.

И если он с трибуны признается, что из ведомства уплывает оружие в бандитские формирования, и он, министр, ничего поделать не может это ли не повод для отставки?

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно