172

В МГВ бывшей ГДР работало около 98 тыс. человек. "Штази" раскрывает секреты

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МГБ бывшей ГДР ("Штаатезихерхайт", в просторечии "Штази"), учитывая причастность этой организации к секретам государственной важности, никогда широко не афишировалась, представляя тайну за семью печатями не только для широкой общественности, но и для депутатов Народной палаты, которые по своему статусу должны были ее контролировать. Бюджет МГБ и его отчеты, основные направления деятельности обсуждались и утверждались в узком кругу.

Среди государственных и общественных институтов ГДР созданное в 1950 году МГБ пользовалось безусловным приоритетом в финансировании и техническом снабжении. Его служащие имели целый ряд социальных привилегий: получали значительно более высокие оклады, вне очереди - просторные квартиры и дачи, снабжались дефицитными промышленными и продовольственными товарами. Ширма секретного ведомства позволяла им вести более свободный образ жизни по сравнению с другими гражданами.

В течение четырех месяцев специальная правительственная комиссия по ликвидации МГБ ГДР провела ревизию движимой и недвижимой собственности этой организации, попыталась исследовать скрывавшиеся от посторонних глаз формы и методы ее деятельности.

В заключении комиссии говорится, что на службе в МГБ состояло свыше 85 тыс. (по уточненным данным, около 98 тыс.) сотрудников. Более 9 тыс. из них занимались разоблачением зарубежных агентов, защитой народного хозяйства от возможных диверсий. В задачи этого подразделения входила и борьба с оппозиционными и экстремистскими силами. При этом дело доходило до абсурда. Провозглашая СССР своим самым близким другом, партийные функционеры запрещали молодежи ходить на мероприятия берлинского Дома советской науки и культуры - работники "Штази" несли здесь вахту.

Около 3 тыс. сотрудников осуществляли контроль почтовых отправлений, около 1,5 тыс. - занимались подслушиванием телефонных переговоров. Даже советским журналистам не раз приходилось сталкиваться с присутствием в эфире незримого "третьего лишнего". Более 8 тыс. человек обеспечивали деятельность разнообразных электронно-технических служб, около 5 тыс. - вели борьбу против терроризма, обеспечивали охрану партийных и государственных объектов, 12 тыс. вели пограничный контроль, следили за транзитными пассажирами. Разветвленной и многочисленной была сеть окружных и районных подразделений.

Комиссия установила, что на вооружении МГБ находилось свыше 200 тыс. единиц легкого огнестрельного оружия и 5 тыс. единиц различной боевой техники и тяжелого вооружения. В их пользовании было 1819 служебных и спортивных сооружений, а также объектов отдыха. Были и специальные конспиративные объекты, замаскированные под другие организации - здесь осуществлялась вербовка и обучение агентов. Технический парк МГБ состоял из 12 900 легковых автомашин и почти 6 тыс. автомобилей спецназначения. Все это было реквизировано и продано общественным организациям и частным лицам, вырученные деньги перечислены в госбюджет.

В архивах МГБ было накоплено 6 млн. личных досье. Если учесть, что в каждом из них прослеживались связи (а чаще всего случайные контакты, которые почему-либо казались подозрительными) с другими лицами, можно допустить, что почти все население ГДР оказалось под "колпаком" "Штази". Вопрос о том, что делать с этим материалом, по-прежнему остается открытым. Настойчивые требования гражданских движений обеспечить каждому человеку доступ к его архиву встречает вполне резонное возражение, что это может привести к невиданным по масштабам конфликтам.

Подводя итог проделанной работы, правительственная Комиссия по ликвидации МГБ ГДР констатировала, что в полном объеме выполнить поставленные перед нею задачи не удалось. "Штази" распущено, но "Штази" "живет! Дело в том, что большое количество офицеров "Штази", тщательно замаскировав свое прошлое, продолжает занимать весьма ответственные посты в различных сферах экономической, государственной деятельности, не исключая возможность создания ими тайного преступного синдиката.

Большую тревогу у властей вызывает и предположение о том, что в период деятельности правительств X. Модрова и Л. де Мэзьера ведомство госбезопасности могло "отмыть" и вложить в различные акционерные общества значительные финансовые средства, в том числе - за рубежом.

По материалам ТАСС.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно