Примерное время чтения: 6 минут
311

МЫ НЕ ВЕРИМ НИ В БОГА, НИ В ДЬЯВОЛА. НО ОБОЙТИСЬ БЕЗ НИХ НЕ МОЖЕМ. Чтобы жить лучше - надо стать свободным

О перспективах развития политической и экономической ситуации в стране наши корреспонденты В. РОМАНЕНКО и А. УГЛАНОВ беседуют с народным депутатом СССР, полномочным представителем Председателя Верховного Совета РСФСР Г. БУРБУЛИСОМ.

- Геннадий Эдуардович, как, на ваш взгляд, изменится ситуация в стране, в России до конца 1991 г.?

- Сегодня происходит мучительный, но исторически неизбежный распад тоталитарной системы. Кульминацией же этого года будет вынужденное признание союзным Центром главной перспективы, которая уже сейчас обнажена до предела. Суть ее - суверенные республики-государства все равно окажутся определяющими субъектами протекающего юридического и политического процесса.

- Вы считаете, что в результате реализации этих положений Россия станет более монолитной? Но ведь реально идет другой процесс. Сегодня легче сказать, кто из автономий не объявил суверенитета, чем привести обратные примеры.

Конечно, эти процессы не могут оцениваться однозначно, вызывают естественную тревогу. На них влияет ряд обстоятельств. Во-первых, повседневная жизнь с ее унизительными проблемами: от нехватки продовольствия до отсутствия жилья.

Во-вторых, легко просматриваемые шаги союзного Центра на постоянное возбуждение, постоянную стимуляцию таких настроений внутри автономий и народностей, населяющих Россию.

И, наконец, это неизбежная плата за саму идею суверенитета, которая сегодня понимается и реализуется во многом на уровне обыденного представления. И здесь для хранителей старой, монопольной системы власти появляется обширное поле для политических спекуляций.

Так что сегодня основная задача - закрепить тот нравственно-политический авторитет, который, бесспорно, существует у российского руководства в лице его Верховного Совета. Именно это обстоятельство станет гарантом обретения свободы для всех: регионов и территорий, наций и народностей, свободы для трудового коллектива, свободы для гражданина.

И другие республики перестали стыдливо идти к суверенитету в бесконечных оглядываниях на Центр, который приобрел во многом некие мифологические характеристики. Нельзя же в самом деле серьезно считать, что только н. Рыжков персонифицирует сегодня в себе все ужасы некомпетентного управления, а М. Горбачев - весь комплекс так называемой "тактической виртуозности", а точнее - политической нерешительности. Это вибрирует "система", это естественный распад унитарной власти - болезненный и мучительный.

- Вы полагаете, что в течение года-двух по мере решения экономических и политических проблем мы "переболеем" суверенитетом с "национальным оттенком"?

- Сама эта проблема деликатная и вечная. Надо сказать, что в России она не приобрела признаков соорганизованной социально-психологической нетерпимости. И в этом, может быть, уже и проявляется первичная победа российской власти над ситуацией.

Следующий шаг - создание Российского федеративного экономического комитета. Представители всех республик и территорий должны непосредственно и прямо участвовать в выработке принципиальных экономических решений и их практическом воплощении.

- Это хорошо, но реальность такова, что явно видны признаки распада и хаоса буквально во всем...

Не стоит паниковать. Это выгодно тем, кто ничего менять не хочет. Я убежден, что при всем историческом уважении к институту Советов нужно найти в себе мужество признать, что у нас никогда не было Советов, как действенных органов, способных к разделению законодательной и исполнительной власти. Была извращенная тоталитарная система, выражавшаяся прежде всего в структурах партийно- государственного монополизма, которая в атмосфере правового цинизма и привела страну к развалу. Все идет к тому, что нам в России нужно точное и последовательно обеспечивающее разделение власти. Этому может способствовать введение полнокровного президентства.

- Здесь тоже свои проблемы. Эта должность или пост у многих персонифицирован с Б. Ельциным. А вдруг придет новый человек, неизвестный широким массам. Кредит доверия непредсказуем. Получается, как и всегда, - вера в доброго царя-батюшку. Отсутствует система, гарантирующая от случайностей...

У нас, если можно так выразиться, страна махрового атеизма, но живущая по законам религиозного общества. Мы не верим ни в Бога, ни в дьявола, но в своем воспитании, в своей психоструктуре нуждаемся и в том, и в другом. Либо в дьяволе - носителе зла и разрушения, либо в Боге, как в спасителе и благодетеле.

Это превратилось в очень сложную проблему: на поверхности дело выглядит так, что сегодня спорят не столько несорганизованные структуры власти (исторически обреченная тоталитарная система и зарождающаяся демократическая), сколько личности.

Но в этом смысле я хочу обратить внимание на важный момент. Сегодня "персонами" становятся суверенные республики, как некое целое в своем новом качестве. Можно утверждать, что в ряде республик их первые лица изначально не являлись прямыми носителями демократического горизонта. Но, обретая политический профессионализм и оставляя в прошлом кабинетное политиканство и групповое конъюнктурное распределение благ и прав, они начинают чутко прислушиваться к интересам большинства населения.

Возрождающаяся Россия в данном случае востребовала своего персонального представителя в лице Б. Ельцина. Здесь удивительное совпадение требований исторических преобразований с деятельностью личности, которая, несмотря на свою мучительную индивидуальную биографию, опережающим образом воплотила в себе культуру этого нового демократического горизонта.

- Отвлечемся немного от политики. Могут ли люди надеяться, что на полках появятся товары?

- Перспектива одна - это честный диалог суверенных республик между собой в преодолении очень опасного изоляционизма под лозунгом "Спасайся, кто может, собственными силами".

Если бы допустить на минуту, что в этом процессе стал хорошим советчиком и координатором союзный Центр, мы бы прошли его менее болезненно, чем это происходит сегодня.

- Но, согласитесь, обескураживает то, что продукты и товары, как говорят, есть, но их нет там, где они должны быть.

- Здесь напрашиваются такие горькие выводы. При всей неоднозначности процесса (и цены, и коррупция, и ажиотажный спрос) легко понять, куда они в большинстве своем делись. Кто вчера их распределял? Кто вчера управлял поставками? Кто контролировал минимум потребительского потока? И чьими силами существующие в наличии продукты вдруг оказались в изоляции от массового потребителя? Теми же силами, кто их вчера контролировал.

- То есть глобальный саботаж?

- Его носители так не считают. Поскольку для них - это единственный способ удержать старый порядок и свою власть.

Мы с вами обозначили, что кульминация процессов преобразования достигла угрозы изменения системы отношений между республиками и Центром, между людьми. В этой ситуации те, кто распределял и распределяет свои возможности таким чудовищным образом, - оголили прилавки и тем самым поставили новые структуры власти под ответственность за их пустоту.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно