56

ЗЛОТЫЙ НА ПУТИ ПОЛНОЙ КОНВЕРТИРУЕМОСТИ. Все как в Польше?

Процесс возвращения в лоно мировой цивилизации происходит сейчас во всех странах Восточной Европы. Приходится констатировать, однако, что наши бывшие солагерники по социализму за последние год-два значительно обошли нас в социально-экономическом развитии. Во всех этих странах проведены демократические выборы, осуществлена деполитизация госаппарата, армии, ГБ и МВД, началось разгосударствление собственности. Везде идут одни и те же процессы, но подошли к ним разные страны по- разному. Многие политологи обращают внимание на то, что перестройка в СССР идет по польскому варианту.

Насколько это справедливо, читатели могут судить, прочитав беседу корреспондента "АиФ" Д. МАКАРОВА с Леоном БУЙКО, московским корреспондентом польской "Газеты выборча".

- Пан Буйко, по-видимому, существует три варианта перехода от тоталитаризма к демократии, которые наглядно продемонстрировала Восточная Европа в 1989 г. Это путь насильственного смещения диктатуры, по такому пути пошла Румыния, путь "бархатной" революции, т. е. бескровного переворота (Чехословакия. Болгария и Восточная Германия), и, наконец, путь реформистский, по нему пошли Польша и Венгрия.

- Вы правы, хотя есть еще четвертый путь - китайский - насильственного подавления революции, но это, я думаю, лишь временное отступление от общей тенденции развития бывших соцстран.

На "китайском" пути находилась в свое время и Польша: в декабре 1981 г. у нас было введено военное положение, и революция была "отложена" без малого на 10 лет.

- Похоже, в СССР революция тоже будет отложена.

- Действительно, ситуация, которая сложилась сейчас у вас в стране, поразительно напоминает Польшу накануне введения военного положения, хотя, конечно, есть и серьезные отличия.

- Сейчас ваша экономика относительно стабилизировалась, магазины полны товаров, злотый стоит на пути полной конвертируемости, поляки не бегут из страны, как бежали раньше.

Все это позволяет и нам надеяться на лучшее будущее. Но 10 лет назад все было по-иному. В чем, на ваш взгляд, сходство между Польшей начала 80-х гг. и СССР начала 90-х?

- Прежде всего в отсутствии доверия к правительству. А нет доверия к правительству, нет и доверия к деньгам. Это заставляет население скупать в магазинах все подряд и тем самым избавляться от наличности. Пустота на промтоварном рынке немедленно влияет на продовольственный. Производителям сельхозпродукции нет смысла продавать продукты за деньги, на которые нечего купить, и тогда наступает искусственный голод.

В Польше в 1981 - 1982 гг. прилавки магазинов были абсолютно такими же, как у вас сейчас, и вот на это "ничего" были введены талоны. Я знаю, у вас есть люди, которые думают, что с их помощью можно распределить и накормить. Поверьте, это не так. Польшу из полуголодного состояния вывели не талоны, а план "шоковой терапии" Вальцеровича, который в общих чертах напоминает план "500 дней".

А поначалу было так. Коммунистическое правительство Раковского создало стабилизационный фонд, куда предприятия обязаны были делать отчисления, и фонд оплаты валютной задолженности, куда насильно изымалась почти вся валюта, которая зарабатывалась предприятиями. В совокупности эту политику можно сравнить с тем, что делал сборщик налогов какого-нибудь барона в средние века. Правительство Раковского драло совершенно грабительские налоги: под предлогом борьбы с "теневой" экономикой. На самом деле это была борьба с частным предпринимательством, которое в любой стране должно составлять становой хребет экономики.

С введением в Польше военного положения на улицах городов появились отряды "зомо" - особой полиции, наделенной полномочиями разгонять демонстрации, избивать на предприятиях бастующих рабочих...

- "Зомо", вероятно, лучше всего перевести с польского на русский словом "ОМОН"...

- ...А органы госбезопасности Польши получили возможность обследовать "подозрительные" частные предприятия, а проще говоря, душить их. Только у нас это делалось без всяких президентских указов.

- Почему?

- Потому что у нас тогда не было президента.

- Каковы были критерии "подозрительности" предприятия для польской ГБ?

- Любое частное предприятие считалось подозрительным, если за ним не стоял кто-то из партийного аппарата. М. Раковский бросил в свое время клич: "Обогащайтесь!". Но в отличие от Н. Бухарина, обратившегося с этим призывом к крестьянству, клич Раковского был направлен исключительно к партийной номенклатуре.

Чувствуя шаткость своего положения, наша партийная элита активно скупала доллары, франки, марки, что ослабляло злотый и явилось одной из главных причин "долларизации" польской экономики в тот период.

Одновременно начался процесс растаскивания госсобственности по различным СП, частным предприятиям и кооперативам. Следует добавить, однако, что хищническое разграбление госсобственности партаппаратом при правительстве М. Раковского не следует путать с официальной, законодательно утвержденной приватизацией, начатой в Польше с середины прошлого года.

- Аналогии между Польшей и СССР просматриваются. Означает ли это, что и нас непременно ждет военное положение?

- Абсолютно точных повторов событий не бывает. У нас военное положение было введено в качестве упреждающей меры. Дело в том, что в декабре 1981 г. на границах Полыни стояли войска СССР, ЧССР и ГДР.

В случае ввода войск стран Варшавского Договора нас ждало колоссальное кровопролитие. Введение военного положения явилось актом спасения страны.

Откровенно говоря, я не верю в возможность введения военного положения у вас в стране, слишком уж она велика, да это и не нужно. Достаточно ввести президентское правление. Звучит вполне цивилизованно, а задачи выполнит те же.

- С другой стороны, я думаю, что президент знает цену чрезвычайного положения.

- Один из крупных идеологов перестройки у вас в стране сказал мне так: "Сейчас у нас еще некому садиться с коммунистами за "круглый стол", как это было в Польше"...

Введение "положения", безусловно, сыграло бы объединяющую роль. Люди обычно консолидируются не за что-то, а против. Кнут формирует оппозицию.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно