Примерное время чтения: 10 минут
129

ГОРЯЧАЯ ТЕМА (20.02.1991)

Из телеинтервью Б. Ельцина

Событием всколыхнувшим страну, стало телеинтервью Б. Ельцина. Оценки его позиции в обществе порой противоположны. Предлагаем вашему вниманию заключительную часть обращения Председателя Верховного Совета РСФСР и первые отклики на него.

...Россия смогла жить по своим законам, если бы Россия смогла реализовать принятые законы, если бы не было блокирования республиканских органов со стороны центра, - все это сказывается прежде всего на работе предприятий, положении людей, работе местных органов.

Жить лучше мы не сможем при существующем центре. Вот что я хотел сказать. Не сможем при постоянной политике обмана народа центром. Горбачев первые два года после 1985 года вселил некоторую надежду во многих из нас, фактически с этого момента началась его активная политика, я извиняюсь, но обмана людей. Давая обещания, он, надо полагать, не очень хорошо представлял, как выполнять эти обещания. Вселив надежду в людей, он стал действовать по другим законам, особенно это проявилось в последнее время. Когда стало совершенно очевидно, что он хочет, сохраняя слово "перестройка", не перестраиваться по существу, а сохранить систему, сохранить жесткую централизованную власть, не дать самостоятельность республикам, а России прежде всего, здесь и проявилась его антинародная политика. Это денежные манипуляции, готовящееся беспрецедентное павловское повышение цен, резкий крен вправо, использование армии против гражданского населения, кровь межнациональных отношений, крах в экономике, низкий уровень жизни людей и т. д. В этом результат шестилетней перестройки, в этом главное.

Сегодня идет откат, идет попытка реанимировать командно- административные методы, укрепить командно- административный центр. При этом не проявляется никакого желания видеть процессы, происходящие в республике.

После избрания меня Председателем Верховного Совета избиратели высказывали настойчивое требование идти на сотрудничество с руководством центра. И скажу откровенно, и видит Бог, я много сделал попыток, несколько попыток, чтобы действительно сотрудничать, и мы несколько раз собирались и обсуждали по пять часов наши проблемы, но, к сожалению, результат после этого был одним.

Я считаю моей личной ошибкой излишнюю доверчивость к Президенту. Судя по всему, центр не даст республикам делать самостоятельных шагов.

Тщательно анализируя события последних месяцев, я заявляю. Я предупреждал в 1987 году, что у Горбачева есть в характере стремление к абсолютизации личной власти. Он все это уже сделал и подвел страну к диктатуре, красиво называя это президентским правлением. Я отмежевываюсь от позиции и политики Президента, выступаю за его немедленную отставку, передачу власти коллективному органу - Совету Федерации.

Я верю в Россию и призываю вас, уважаемые сограждане, уважаемые россияне, верить в нашу Россию. Я сделал свой выбор, и каждый должен сделать выбор и определить свое место. Я хочу, чтобы вы меня услышали и поняли, я такой выбор сделал, я с этой дороги не сверну. Нуждаюсь в вере и верю в поддержку народов России, в вашу поддержку и надеюсь на нее.

* * *

Отклики американской печати

Это выступление Ельцина, которого с нетерпением ждала советская общественность, содержало самую сильную и острую критику советского руководителя в нынешний период внутренних неурядиц.

Ельцин выступил со своим открытым требованием об отставке президента Горбачева в момент, когда этот советский руководитель пытается укрепить позиции своей администрации, прибегая в большей мере к традиционной опоре Кремля на централизованное планирование и вооруженные силы в целях поддержания порядка.

В свою очередь центральные власти пытаются заставить Ельцина перейти в оборону, начав расследование неправомерных, по утверждениям КГБ, коммерческих сделок.

Руководитель России пытается представить свою республику как более демократическую и ориентирующуюся на свободный рынок альтернативу союзному правительству Горбачева.

"Нью-Йорк таймс"

* * *

Высказывания Ельцина означали, по-видимому, полный и бесповоротный разрыв между двумя самыми влиятельными политическими деятелями страны. Ельцин сохранил хладнокровие, но формулировки, которые он использовал для своей критики, напоминали заявление, которое сделал, объявляя о своей отставке, бывший министр иностранных дел Эдуард Шеварднадзе, когда он предупредил, что "наступает диктатура".

Внимание приковано к явной личной враждебности между Горбачевым и Ельциным. Но между этими двумя людьми, которые некогда были партнерами в попытках осуществить радикальные перемены, существуют также и политические разногласия. Горбачев говорит, что он остается "убежденным коммунистом", и он отверг такую децентрализацию власти, которой требуют Ельцин и руководители других республик. Ельцин вышел из партии в июле прошлого года, и вокруг него начинают объединяться те силы в советском обществе, которые известны как "демократы", или левое крыло. Хотя Ельцин говорил, что он не хочет стать президентом вместо Горбачева, он, безусловно, стал бы первым среди равных в случае, если бы Совет Федерации взял власть в свои руки, что весьма маловероятно.

Ельцин давно стал популистским героем народных масс России. Но стал также явным преемником Андрея Сахарова, как лидер интеллигенции, которая играет доминирующую роль в реформистском движении.

"Вашингтон пост"

* * *

На следующий день

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О выступлении по Центральному телевидению 19 февраля 1991 года Председателя Верховного Совета РСФСР Б. Н. Ельцина

Верховный Совет СССР постановляет:

1. Отметить, что содержащиеся в выступлении по Центральному телевидению 19 февраля 1991 года Председателя Верховного Совета РСФСР Б. Н. Ельцина положения и призывы, направленные, на замену законно избранных высших органов власти страны, немедленную отставку Президента СССР, входят в противоречие с Конституцией СССР и создают в стране чрезвычайную ситуацию.

2. Просить Верховный Совет РСФСР. Совет Федерации и Президента СССР определить свое отношение к указанному выступлению Б. Н. Ельцина.

3. Верховный Совет СССР обращается к народам СССР, Верховным Советам республик, местным Советам народных депутатов всех уровней, ко всем политическим партиям и общественным движениям с призывом консолидировать усилия для стабилизации политической и экономической обстановки на всей территории страны, укрепления демократических начал в переустройстве советского общества, всемерной поддержки законно избранных высших органов власти и Президента СССР.

Председатель Верховного Совета СССР А. ЛУКЬЯНОВ.

Москва, Кремль.

20 февраля 1991 г.

* * *

Мнения депутатов

20 ФЕВРАЛЯ около двух часов Верховный Совет СССР формировал свое отношение к выступлению Б. Ельцина. Приводим некоторые высказывания из этих выступлений.

- Интервью Б. Ельцина ясно против чего - против обновленного Союза суверенных государств.

- Борис Николаевич против единого экономического пространства, где гармонично сочетались бы волеизъявление всех республик и регионов.

- Вчерашнее его выступление - настоящий призыв к гражданской войне. Это непростительно лидеру, который рвется на пост главы нашего государства.

- После выступления Б. Н. Ельцина на карту поставлена судьба нашего Союза, судьба благополучия нашего народа, если хотите - жизнь миллионов людей и наш международный мир.

- Никто не спрашивал народы России - согласны ли они на развал СССР, на демонтаж социализма, реставрацию капитализма.

- Услышанное и увиденное вчера по ТВ можно было бы считать за дурной сон.

- Ядовитые семена раздора и разрушения брошены в души людей, одна надежда на трезвый ум людей труда.

- Остановить руку, поднятую на демократию, на перестройку.

Иных точек зрения на утреннем заседании, которое дважды транслировалось по ЦТ, не звучало.

Вечером депутаты, желающие их высказать, получили такую возможность.

- Б. Н. Ельцин сказал правду, а правда глаза колет. Ельцин имеет право на позицию и имеет право ее высказывать. Он стоит на позиции суверенизации республик, РСФСР, а Верховный Совет СССР и Президент - на позициях унитаризма.

Все, что происходит в этом зале, мы уже "проходили" - единодушное осуждение, изгнание, обструкцию и так далее. Я убежден, что постановление с осуждением Ельцина будет нагнетать ситуацию в стране.

Ельцин не призывал к гражданской войне, насильственному свержению существующего строя, не призывал к тому, чтобы отстранить Президента каким-то незаконным способом. Ничего антиконституционного здесь нет.

- Ельцин произнес то, что другие боятся сказать открыто: не позволим центру командовать республиками.

- Почему, когда на IV Съезде народных депутатов СССР Умалатова предложила в отношении Президента то же самое, что и Ельцин, Верховный Совет СССР не принимал по этому поводу специальных решений?

* * *

ТОГДА не было развернуто и многочасовых критических выступлений по Центральному телевидению. Теперь же только на следующий день после трансляции беседы Б. Ельцина с двумя журналистами Центральным телевидением помимо сессии ВС СССР передавались осуждающие сюжеты в программе "Время", в беседе с одним из руководителей Компартии РСФСР, в актуальном интервью премьер-министра В. Павлова...

Получается, что выступил Ельцин и "создал кризисную обстановку в стране", "обострил конфликты", "поставил народ на грань гражданской войны"... Неужели же у нас так все зыбко, что от двух слов одного человека жизнь рассыпается?

Чего здесь больше? Реальной силы самого Ельцина как авторитетной политической личности и страха перед ним или попыток создать-таки еще один образ врага? В дополнение к "теневикам", "национальным экстремистам", "западным банкам"...

А может, все-таки отнестись к выступлению как к выступлению: согласиться или отвергнуть, и продолжать заниматься делом?

Ведь власть, деньги по-прежнему у тех, кто их имел. Точно так же, как дефицита, очереди, талоны, тоже остались при нас.

Ну а авторитет - дело наживное.

* * *

В кулуарах ВС СССР

В перерыве внимание ряда депутатов привлек комментатор программы "Время" С. Ломакин, проводивший накануне телеинтервью с Б. Ельциным. Как и его коллега с ленинградского ТВ А. Невзоров, он стал в эти дни популярной личностью. Одни жали ему руки и поздравляли, другие требовали ответа, почему он вел себя так беспардонно, перебивая собеседника.

- При подготовке к интервью вы общались с кем-то из руководства, из ЦК КПСС?

- Нет, в ЦК КПСС я не ходил. Один раз виделся с Л. Кравченко. Он спросил меня, что бы я хотел спросить у Бориса Николаевича.

- Вы сами хотели быть ведущим?

- Нет, мне позвонили и сказали, что Кравченко и руководство Гостелерадио считает, что я с этой ролью справился бы лучше, чем кто другой. Это было неожиданностью. В свое время, когда я работал во "Взгляде", мне один раз удалось поговорить с ним, взять интервью. Правда, это интервью потом не пошло по ряду причин.

- Похвалил ли вас Л. Кравченко после интервью?

- Кравченко мне сказал, что это было профессионально с его точки зрения, и все.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно