Примерное время чтения: 5 минут
71

ПРЕДПРИЯТИЯМ ОСТАВЛЯЮТ ЛИШЬ 18% ОТ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ. Кому закон не писан

Одни - в основном из гражданских - считают, что надо немедленно отобрать средства у обороны - и тогда мы сумеем выбраться из кризиса. Другие - генералы, в частности - уверяют: сократи эти ассигнования, и рухнут с таким трудом годами созданная современная отрасль, а тут уж нас неминуемо кто-нибудь да завоюет. А что думают об этом сами, "жертвы конверсии" - работники предприятий оборонной промышленности? Об этом - беседа нашего корреспондента с директором завода легких сплавов (входящего в НПО "ВИЛС" И. ЗОРОВЫМ.

- Ведь, признайтесь, Николай Евгеньевич, поминаете частенько и перестройку, и конверсию...

- Благодаря перестройке я в 37 лет стал директором крупнейшего предприятия - меня на альтернативной основе выбрал коллектив. А конверсия... Конечно, ее проводить надо было, но не так безграмотно же! Рядовой обыватель у нас считает, что конверсия - это когда вчера завод производил танки, а сегодня враз начал делать кастрюли. Если бы так! Но сегодня нет ни танков, ни кастрюль.

Ладно, нам, казалось бы, не сложно перестроиться на мирные рельсы - мы производим конструкционные материалы для авиационной промышленности, необходимые и в гражданском авиастроении. Тому, кто действительно делает танки, сложней. Но смотрите - был вчера военный заказ на 50 млн. руб., а сегодня его взяли - и ликвидировали. Не надо, мол. А мне что прикажете делать? Куда людей девать, чем им зарплату платить? Куда, наконец, девать те материальные ценности на 12 млн. руб., которые лежат по сей день на складе под этот заказ? Никто их не забирает, а мне самому ни продать, ни списать не разрешают - нет на то решения свыше. Вот я и плачу ежемесячно за них штрафы как за сверхнормативные запасы.

- Но вы-то сами изыскали возможность эти потери компенсировать?

- Да, но не за счет производства кастрюль, хотя и их производим - нельзя иначе. Мы в первую очередь стараемся развивать новые, перспективные направления производства, то есть проводим тот самый маркетинг, о котором все говорят и пишут, но мало кто понимает и делает. Вот, в частности, освоили производство автомобильных колес но самой передовой технологии, которые хотят закупить Соединенные Штаты, Англия. Корея и многие другие страны.

В 1989 г. мы зарегистрировали наше предприятие как полноправного участника внешнеэкономических связей, провели целый ряд операций. В прошлом году заработали около 2 млн. долларов, закупили на них запчасти и инструменты, оборудовали новый медико-диагностический центр в микрорайоне, приобрели товары для коллектива. А в этом году, после выхода Указа Президента СССР о валютном регулировании, вся внешнеэкономическая деятельность резко пошла на нет - ведь теперь после всех отчислений предприятию остается всего 18% от заработанной валюты. Кто назовет еще одно такое государство, которое берет с предприятий налог почти в 90% и надеется, что кто-то будет в таких условиях работать?

Но, как говорится, голь на выдумки хитра. Посмотрите последние данные - объемы внешнеэкономической деятельности в стране даже выросли, а валютные поступления государству - сократились. По этому можно судить об эффективности деятельности нашего правительства.

- По вашему мнению, все разговоры о рынке очередная политическая игра?

- На словах - "строим правовое государство", а что на деле? Я вот прочитал Закон об общих основах предпринимательства в СССР. Прекрасный закон, ничего не скажешь. Я, согласно ему, как директор завода являюсь предпринимателем, и у меня целая куча прав. Я могу устанавливать любые ставки и расценки, применять любые формы и системы оплаты труда, могу сам распоряжаться прибылью, сам выбирать себе и поставщиков, и потребителей. Но просмотрите указы нашего Президента, постановления Кабинета министров... А банк, к примеру, плевал на законы и руководствуется в своей деятельности только инструкциями, разработанными на основе этих самых указов и постановлений. Так что, выходит. Верховный Совет законы принимает исключительно для внутреннего употребления.

Или взять реформу цен. Мы у себя на заводе изыскали возможность доплачивать всем минимум по 150 руб., а не по 60, но и это, конечно, далеко не компенсирует рост цен. Зарплату же повысить своим работникам я права не имею, ибо в этом году получаю ее в зависимости от объемов продукции. Есть у меня 104% по отношению к прошлому году - имею право увеличить фонд заработной платы на 4%. И все.

- Николай Евгеньевич, а вот как в условиях начинающихся рыночных отношений, с одной стороны, и продолжающегося жесткого регламентирования сверху содержать на своем балансе огромную непроизводственную сферу, даже хоккейную команду "Крылья Советов"?

- В общем, предприятий, подобных нашему, в столице немного. У нас ведь на балансе жилой микрорайон со всей инфраструктурой, Дворец спорта "Крылья Советов" и дворец культуры, стадион... Всем этим пользуются, конечно, не только коллектив завода, но и жители города. Давайте возьмем, к примеру, ситуацию фантастическую - не могу я все это содержать и бросаю завтра на произвол судьбы. Кто теоретически все это должен подобрать? Муниципальные службы. Но все мы прекрасно знаем - нет у них на это ни людей, ни мощностей, ни денег. Значит, завтра они не смогут платить зарплату воспитателям детских садов, ремонтировать спортивные сооружения... Так что нам, как и другим таким предприятиям, нужна в принципе поддержка города, льготы в налогообложении.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно