Примерное время чтения: 6 минут
110

В УЗБЕКИСТАНЕ ОТКРЫТО НЕФТЯНОЕ МЕСТОРОЖДЕНИЕ КРУПНЕЕ КУВЕЙТСКОГО. Станет ли Ташкент "хлебным" городом?

После того как в Ташкенте прошел слух о грядущей денежной реформе, из обращения напрочь исчезла мелкая разменная монета. Турникеты в метро перестали работать, и пришлось вводить бумажные билетики. Теперь в магазине сдачу вам могут дать ломтиком хлеба, а в аптеке - пластмассовой расчесочкой.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ жизнь в Ташкенте также полна массой слухов, строящихся зачастую на всякой косвенной информации. Знатоки предсказывали падение вице- президента Мирсаидова после того как на двух открытых совещаниях президент И. Каримов резко перебил его, и эти предсказания сбылись. Та же молва, кстати, указывает на Мирсаидова как неформального лидера крупного мафиозного клана и мультимиллионера. Открыто клановый характер всегда был присущ политике среднеазиатских республик и Закавказья, и никого в Ташкенте не удивляет, что, пока мужья были при власти, жена Р. Нишанова работала замминистра культуры, а жена Мирсаидова - председателем торгово- промышленной палаты республики.

Приход к власти Ислама Каримова в июне 1969 г. породил в Узбекистане немалые надежды. И первые шаги первого лица республики подтверждали эти надежды.

С самого начала Каримов повел себя смело. Лично выезжал в "горячие точки", не боялся говорить с людьми, доведенными до отчаяния нищетой. Он единственный в Средней Азии руководитель, решившийся пойти на альтернативные президентские выборы, которые состоялись в декабре прошлого года.

14%, которые получил его соперник на выборах М. Солих, - это в условиях Узбекистана, где всегда голосовали за власть, очень большая цифра. Но она могла быть и больше. Однако аппарат президента, фактически бывший ЦК республики, решил "помочь" своему начальнику, распустив студентов - главный оплот оппозиционных партий "Эрк" и "Бирлик" - на досрочные каникулы.

Надо сказать, что студенты правильно оценили "заботу" властей об их отдыхе. Это, по мнению многих, и явилось глубинной причиной волнений в вузгородке в январе.

Немедленно после январских волнений студенты были вновь распущены на каникулы, продолжавшиеся аж до 2 марта. За это время эмиссары правительства прочесали республику, через родителей заставляя студентов давать расписки о том, что они не хотят учиться в Ташкенте, а будут продолжать учебу в областных вузах, спешно переименованных в университеты. Кроме того, издан приказ, запрещающий с будущего учебного года набирать иногородних в ташкентские вузы.

Вообще у многих наблюдателей в Ташкенте зреет убеждение, что благие начинания президента Каримова разбиваются о нежелание всей структуры исполнительной власти проводить в жизнь хоть какие-то перемены. В основном меняются названия. Девять министерств превратились в госконцерны, но их руководителей по-прежнему "из уважения" называют министрами. Для партаппарата мимикрия, кажется, стала делом привычным. Три года назад, когда начался процесс отделения партии от государства, все первые секретари обкомов и райкомов вдруг превратились в председателей Советов, а недавно они стали называться хокимами, чем-то вроде правителей.

Что касается новых партий, то регистрация их крайне затруднена. Организаторы Крестьянской партии с трудом (обусловленным страхом дехкан перед властями) набрали необходимые для регистрации 3 тыс. подписей. Но "подписантов" припугнули, и большинство их от своих подписей отказалось, что дало возможность министру юстиции М. Маликову заявить, что подписи были фальшивые.

Тот, кто хоть раз бывал в крестьянских домах где-нибудь в узбекской "глубинке", никогда не забудет их невероятную бедность. Такой дом можно весь обшарить и ничего не найти, кроме стопки одеял, на которых спит и которыми укрывается вся многочисленная семья. Во многих местах хлопок сажали чуть ли не от порогов домов, стремясь обеспечить "хлопковую независимость" страны. Составляя богатство республики, он в то же время - источник нищеты для тех, кто его выращивает. Это, кстати, прекрасно понимает и президент, издавший недавно указ о сокращении посевов хлопчатника. Однако многие в Узбекистане сомневаются, что его удастся провести в жизнь, возможно, постигнет та же участь, что и прошлогодний указ о земле, согласно которому приусадебные участки крестьян должны были увеличиться с 6-8 соток до 20. Однако, натолкнувшись на упорное сопротивление феодально-бюрократической верхушки, земля была роздана лишь немногим: либо за большие взятки, либо родственникам власть имущих.

За последние годы создано немало СП, однако от многих из них подозрительно тянет запахом грязных партийных денег. Бывший "человек Москвы" в Узбекистане, второй секретарь ЦК А. Ефимов, уйдя со своего поста, стал руководителем СП, где в названии намешано немало стран. Среднеазиатское отделение "Менатепа", который в недавнем прошлом неоднократно обвиняли в укрывательстве партийных денег, возглавил его коллега по ЦК Д. Берков.

"Заниматься коммерцией у нас в республике, - сказал мне один узбекский бизнесмен, разумеется, просивший не называть его фамилии, - дело почти невозможное. Требуется везде сыпать взятками или использовать родственные или дружеские связи. Смешно сказать, но посредническая деятельность, а под нее можно подвести любую коммерцию, относится к разряду лицензируемых, наряду с изготовлением оружия".

В результате бизнес в Узбекистане часто принимает извращенные формы. Вокруг местного ЦУМа бродят торговцы местной "валютой" - купонами. Купон на 1 руб. стоит 7 коп. Говорят, по утрам громкоговоритель в ЦУМе транслирует музыку, к которой внимательно прислушиваются собирающиеся к открытию перекупщики. Если играют "Каким ты был, таким ты и остался" - значит, можно спокойно расходиться - ничего новенького на прилавках не предвидится. Если играют "Аршин мал алан" в исполнении Рашида Бейбутова - значит, будет товар.

А так в Ташкенте все спокойно.

* * *

Лежат на прилавке в ташкентском магазине две курицы: одна импортная в целлофановой упаковке, вся такая красивая. Другая - "наша", синюшная, плохо ощипанная. Импортная брезгливо поморщилась и говорит: "С тобой даже лежать рядом противно!". Наша: "А зато я своей смертью умерла!".

Комментарий коренного ташкентца: "Анекдот, похоже, тоже "импортный", потому что на наших прилавках куры не залеживаются".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно