Примерное время чтения: 3 минуты
126

ГЛАЗАМИ СОВРЕМЕННИЦЫ. "Они тоже были Буденными"

В НАЧАЛЕ 30-х годов наша семья занимала небольшую дачу в поселке "Военстрой" (ныне - Красная Звезда) у станции Красково под Москвой. Неподалеку от нас за высоким забором располагались дачи работников ВЦИК.

В выходные дни мы подходили к воротам, смотрели, как выезжают большие машины, и страшно радовались, когда узнавали лица, знакомые нам по портретам. С особым нетерпением мы ждали встреч с нашим кумиром - Семеном Михайловичем Буденным. Как раз тогда мы научились завязывать пионерские галстуки замысловатым узлом - его называли "буденновские усики", и нам втайне хотелось, чтобы сам Буденный узнал об этом.

В будние дни нам удавалось сквозь лазейки в заборе проникнуть на запретную территорию - за малиной. И там, в лесу, мы иногда встречали смуглого черноглазого мальчика лет 13 - 14, которого все называли сыном Буденного. Мальчик хотел нас поймать: он сидел на шее у милиционера и погонял своего "коня" прутиком. Но мы разбегались в разные стороны, и мальчик очень сердился.

Еще о дно мое личное воспоминание относится к 50-м годам, когда я работала в психиатрической больнице имени Соловьева в Москве. В 54- м или в 55-м году к нам в отделение поступила больная с тяжелым психическим расстройством. В медицинской карте она значилась как Ольга Стефановна Михайлова-Буденная.

Нам стало известно, что эта женщина, бывшая когда-то солисткой Большого театра, приглянулась уже немолодому Семену Михайловичу и стала его то ли второй, то ли третьей женой. Однако впоследствии получила клеймо "итальянской шпионки", была арестована, осуждена и в конце концов сослана в глухую деревню.

После смерти Сталина сестра Ольги Стефановны добилась ее реабилитации и привезла в Москву. Однако болезнь - следствие тюрьмы или лагеря - привела ее к нам в отделение.

Вскоре наступило новое обострение болезни: бедная женщина неожиданно воспылала любовью к своему бывшему мужу, пыталась прорваться к нему через милицию и вахтеров в престижный дом на улице Грановского. В результате снова оказалась в больнице.

Вероятно, Семен Михайлович боялся встреч с бывшей женой: он не раз звонил нашему главврачу Василию Дмитриевичу Денисову, прося перевести ее куда-нибудь подальше от столицы. Но Денисов так и не дал на это своего согласия.

Недавно писали о 110-летней годовщине со дня рождения "красного маршала". Но я вспоминала черноглазого мальчика и высокую седеющую женщину со следами былой красоты. Ведь они тоже были Буденными...

Москва

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно