179

Выше Радуги

...Бесконечные поездки к лучшим офтальмологам страны оказались безуспешными, врачи единогласно констатировали: Диана Гурцкая слепа неизлечимо. Об этом сама Диана до поры до времени не догадывалась, а родители не решались объяснить маленькому ребенку, почему весь мир для нее окрашен в один цвет - черный. Со временем это знание пришло к Диане само собой.

Приму все

- Диана, человеку со стороны может показаться, что вы абсолютно счастливы. Но, простите за неделикатный вопрос: вы хотели бы увидеть этот мир своими глазами?

- Хотела бы, не хотела бы - это не в моей воле. Наверное, да. Но дарует ли мне когда-нибудь эту благодать Господь? Ведь это только в Его руках. Вместе с тем, если вдруг случится прозрение, я боюсь разочароваться в этом мире.

- Он, по-вашему, настолько страшен и жесток?

- Нет, просто я никогда не жила в нем зрячей, и у меня по отношению к нему неясное чувство. С другой стороны, я понимаю, что мир вокруг нас, конечно, разный, в нем есть все - и красота, и уродство. Я не ропщу на Бога, на судьбу: что мне выпало в этой жизни - все приму. Не надо ни о чем жалеть: я счастлива, что имею возможность петь для широкого круга людей, что у меня есть близкие люди, друзья, которые не оставят в беде, свои слушатели, поклонники, которые меня любят и верят в меня. Я благодарна им всем до слез! Без вас, мои дорогие, поверьте, не было бы певицы Дианы Гурцкой.

- А когда и почему вы решили запеть?

- Как решилась петь? Да просто с детства была околдована магией звуков. Окружающего мира-то я никогда не видела. Рядом со мной всегда были мои родные. Мама постоянно что-то напевала - колыбельные, детские песенки, вроде "Жили у бабуси два веселых гуся..." Я заметила, что когда повторяла за ней эти мелодии, то ощущала себя необыкновенно свободно. Мне даже трудно передать словами это чувство. Ничего подобного я не испытывала ни когда играла с куклами в дочки-матери, ни когда воображала себя (ребенок же!) учительницей, врачом... Только всегда просила маму что-нибудь спеть. Еще и еще. Мама сразу поняла, что меня привлекают звуки музыки, пение, и подарила игрушечное пианино. На нем я стала подбирать мелодии, которые слышала. А звучала в то время в основном музыка итальянских исполнителей. Один из них мне очень нравился - Тото Кутуньо. А когда мне исполнилось семь лет, родители определили меня в спецшколу для слепых. Было ли мне трудно? Трудности начались с того, что мне долго пришлось убеждать преподавателей музыкальной школы. Я говорила, что смогу, я обещала, выучусь играть на пианино, несмотря ни на что. И выучилась. А потом была Тбилисская филармония. На сцену же я вышла, когда мне было десять лет. Я принимала участие в концерте, в котором пели уже известные артисты. Помню, что от волнения была вся в холодном поту. А как было не волноваться, если мне предстояло петь с самой Ирмой Сохадзе, очень известной и любимой в то время? Ее "Оранжевая песня" звучала с утра до вечера и на ТВ, и на радио. В этот день меня ожидало море цветов и аплодисментов. С этого момента меня стали узнавать на улице, когда я гуляла с родителями.

- Убедить преподавателей в школе вы сумели, а не пришлось вам переубеждать родителей, когда они узнали о вашем выборе?

- Папа считал, что лучше получить профессию филолога и ею зарабатывать себе на жизнь. Но я не послушалась!

- Разве такое возможно в восточных семьях?

- Мои родители всегда проявляли к нам, детям, уважение и терпение. Они лишь сообщали свое мнение, а мы поступали так, как считали нужным. Правда, "почему-то" мы считали так же, как они.

- Если бы вы не стали певицей, чем бы занимались?

- Я даже не представляю. Все хотели, чтобы я преподавала в школе русский язык и литературу, потому что я очень хорошо понимаю эти предметы и детей. После выпускного моя учительница подговорила папу, чтобы он уговорил меня поступить в педагогический. Он сказал мне: "Доченька, может, ты все-таки попробуешь сдать экзамены? Я тебе помогу, и твоя учительница тебе поможет". Я ему ответила: "Спасибо большое, что ты обо мне думаешь, но я хочу быть певицей. Я не могу без этого жить".

"Девочка, у тебя все будет хорошо"

- Вы с такой нежностью говорите о родителях... Наверное, они сделали все, чтобы детство у вас было счастливым?

- У меня было очень счастливое детство. И этому, естественно, поспособствовали родители. Очень хорошо помню, как просыпалась утром и чувствовала солнце, ко мне сразу заходила мама и желала доброго дня, помню, как мы с ней ходили гулять и собирали цветы. Мне, конечно, очень хочется быть такой, как моя мама: доброй, нежной, заботливой, и я стараюсь. Но не знаю, получится ли у меня это, ведь она была неповторимой. А про трудности я уже говорила. Многие вещи людям, обладающим зрением, просто непонятны. Например, когда я пошла в школу, нам выдали специальные доски для письма, карандашики, и я не понимала, почему у меня не такие тетради, как у моих друзей. Я очень хотела ходить в школу вместе с ними, но родители, естественно, меня не пускали, и я много плакала. Но потом, конечно, я поняла, что они были правы. Было нелегко в музыкальной школе, там-то я училась со зрячими детьми. Приходилось все учить наизусть, что для ребенка чрезвычайно трудно. Но мое желание стать музыкантом было сильнее, и я все-таки закончила музыкальную школу.

- Познание мира отличается от познания нотной грамоты...

- В детстве мне никогда не напоминали, что у меня проблемы со зрением, а наоборот - мои родители меня поддерживали. Было много друзей. И с помощью близких мне людей я потихоньку познавала этот огромный мир, многое, конечно, не понимала, была масса вопросов, но я справилась. Например, я очень долго боялась воды, но в конце концов плавать научилась.

- Вы везучий человек?

- Многие моменты моей жизни можно назвать счастливым случаем, капризом судьбы да просто везением. Это и встреча с Игорем Николаевым, и с Игорем Крутым. Но самое фантастическое событие произошло со мной еще до встречи с этими замечательными людьми. Как-то я жила у своей подруги на проспекте Мира. Где-то в двенадцатом часу ночи нам приспичило погулять. Мы уселись на скамейке в сквере и наслаждались ночной тишиной. Неожиданно перед нами возникла женщина. Она попросила меня снять очки. Об этом меня никогда не просят, даже мои близкие. Незнакомка присела рядом и положила мои руки на свои колени. Они излучали необычайное тепло. Женщина сказала: "Девочка, у тебя все будет хорошо. Особенно в 2000 году. Ничего не бойся!" Вдруг рядом с ней возник мужчина. Он сказал: "Пойдем!" Она повернулась ко мне и произнесла: "Ты поняла? Все хорошо!" После этих слов незнакомцы исчезли так же внезапно, как и появились. Мы с подругой испугались и побежали домой. И предсказание сбылось! Именно 2000 год был для меня очень удачным. В детстве я заслушивалась песнями Тото Кутуньо. Разве я могла себе тогда представить, что судьба мне подарит возможность не только послушать вживую любимого певца, но и спеть с ним дуэтом?

История "судьбоносного" знакомства исполнителей на концерте в Ростове - когда хрупкая очаровательная девушка запела на итальянском языке песню дуэтом с всемирно известным маэстро - потрясла не только русских поклонников певицы. Зал вздрогнул от умиления, когда из-за кулис появилась Диана - Тото уже стоял на сцене и собирался петь известную и любимую многими "Solo noi"... А ведь тогда, в канун Международного женского дня, Гурцкая не была заявлена ни в одной афише - и о её появлении на сцене до последнего момента не знал никто, кроме организаторов. Звезда итальянской эстрады был поражен не меньше ростовчан. Позже, когда Диана пела одну из своих новых песен, он курил сигарету за сигаретой и все повторял: "Bellissimo". Наверно, именно в этот момент в его голове родилась мысль подарить русской певице песню. Спустя более полугода "Solo noi" была записана в студии Аркадия Укупника специально для праздника "Сан-Ремо".

- Вы верите в судьбу?

- Я верю: от того, что предназначено человеку судьбой, не уйдешь. Но это не значит, что надо сидеть и ждать "у моря погоды". И еще. Какая бы тяжелая судьба человеку ни выпала, руки опускать, тем не менее, никогда не следует. Надо всегда надеяться на лучшее.

От редакции:

Когда материал готовился к печати, стало известно, что Диана Гурцкая находится в Башкирии, в клинике Всероссийского центра глазной и пластической хирургии. Знаменитый офтальмолог Эрнст Мулдашев решил попытаться вернуть певице зрение. Первая операция (а всего их понадобится три) уже позади.

- Я чувствую себя прекрасно, - говорит Диана. - Но комментировать свое состояние из суеверия просто опасаюсь...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно