Примерное время чтения: 11 минут
185

В каждой женщине сидит дьявол?

ЗА ЧТО МЫ любим кино? Кино ласкает глаз красотой, щекочет нервы опасностью, интригует разум тайной. Неудивительно, что объектом кинообожания и киноисследования чаще всего оказывается женщина. Не в обиду будет сказано мужчинам, детям и животным, но только в женщине красота, опасность и тайна присутствуют всегда и сочетаются в самых невообразимых комбинациях.

Опасная непредсказуемость и таинственная красота лучшей половины человечества с давних времен пугали и одновременно манили к себе мужчин. Пытаясь обуздать страсти и побороть страхи, мужчины придумывали им разные имена - дьяволица, колдунья! До определенного момента этим контингентом занималась в основном святая инквизиция, устраивая для своих подопечных увлекательные аутодафе. Позднее был изобретен синематограф, и за дело взялись киношники. И если для большинства современных мужчин "ведьма" - это семейно-психологическая характеристика, то пытливые кинорежиссеры обращаются к профессионально-колдовской стороне явления.

Там, где мало веры

"Молот ведьм". Это практическое руководство в стиле "занимательная инквизиция своими руками" было составлено в XV веке монахами-доминиканцами Яковом Шпренгером и Генрихом Инститорисом. Все летающие по ночам женщины, известные ранее как Ламин, Стриги, Маски, сведены в этом трактате в единое боевое подразделение и названы ВЕДЬМАМИ. Основной причиной их появления признаны одержимость дьяволом и вступление с ним в естественную или противоестественную связь.

Авторы "Молота" особо упирают на тот факт, что "ведьмовство" - удел исключительно женский, приводя, помимо прочих, убийственный лингвистический аргумент. Оказывается, латинское "femina" (женщина) происходит от "fides" (вера) и "minus" (меньше), что означает меньшую, по сравнению с мужчинами, склонность к вере у женщин. А где мало веры, там и Рогатый тут как тут.

Обозвав напоследок женщин "красиво окрашенным естественным злом", дотошные филологи-инквизиторы переходят к вопросам профориентации. Все свое рабочее время ведьмы заняты тем, что лишают мужчин производящей силы, женщин - дара деторождения, насылают болезни, порчу на скот, грозу и градобитие на поля, придают людям облик зверей (так что, если увидите по TВ политика, похожего на обезьяну или барсука, знайте - ведьмина работа) и даже служат повивальными бабками. Они могут убить новорожденного или посвятить его дьяволу. В общем, напряженный рабочий график.

В свободное от колдовства время ведьмы отправляются на шабаш. Шабаш, согласно тому же "Молоту ведьм", имеет две основные модификации. "Малый шабаш" - ну здесь все ясно: собрались соседки посплетничать и выпить по рюмочке чаю. А вот "Большой шабаш" - дело серьезное, со своими правилами и церемониями. На него собираются ведьмы целого округа. Место проведения - заброшенное кладбище, холм с виселицей (лучше в комплекте с повешенным), развалины монастыря или замка. Время слета - среда и суббота, но бывают и исключения. Способ прибытия - специальная мазь из печени детей, умерших некрещеными (кошмар какой!), магические слова и, конечно, помело. На месте сбора местные секьюрити проверяют аккредитации - наличие "печати дьявола" (в этих местах тело не чувствительно к боли).

Затем начиналась торжественная часть - Черная Месса ("богослужение наоборот"), на которой поклонялись Князю Тьмы. После нее следовали бесовские пляски, а следом за дискотекой - банкет со специфическим меню (не к столу будет сказано). Завершалось мероприятие, как водится, оргией. Ну не мог такой богатый фактурный исторический материал остаться без внимания кинематографа! Он и не остался.

Ведьмы разные нужны, ведьмы всякие важны

Уже в 1921 году ведьмы вырвались на экран в Скандинавии - любимой стране демонов, гномов и эльфов. В фильме режиссера Беньямина Кристенсена, который так и назывался - "Ведьмы", актрисы Эмми Шенфильд и Алис Фредериксен отработали всю "обязательную программу", причем по-скандинавски натуралистично. Зрители увидели адюльтер с Сатаной, жуткий шабаш, пытки инквизиции, истерическую одержимость и... далее по списку.

В 1942 году знаменитый режиссер Рене Клер, перебравшийся из оккупированной Франции в Голливуд, заставил героя своей комедии "Я женился на ведьме" испытать все прелести семейной жизни с представительницей колдовского ремесла. Чертовски (!) симпатичная Вероника Лейк сыграла дочь старого колдуна, сожженную вместе с отцом в 1770 году и волею случая вернувшуюся к жизни в Америке 40-х. Ее цель - отомстить нынешнему потомку главного виновника их гибели - кандидату в губернаторы Уоллесу Вули. Однако, выпив по ошибке приворотное зелье, разъяренная мстительница превращается в трепетную влюбленную, чья мечта - тихая супружеская идиллия по-американски. И вот, ради своего "светлого будущего", Дженнифер мобилизует все свои темные силы. Средневековая "охота на ведьм" превращается в актуальную "охоту за мужем". Дженнифер околдовывает весь город, помогая возлюбленному... выиграть губернаторские выборы. Нечистая сила всегда была сильна в PR-технологиях! В результате все, вплоть до младенцев и попугаев, кричат: "Мы хотим Вули!", а путешествие героев по всем кругам "семейного счастья" завершается 99-процентным хеппи-эндом в окружении розовощекой детворы. А 1% - это младшая дочурка, сущий ангелочек с виду, которая почему-то очень любит... скакать на метле!

Совсем в иной, жестко-реалистической манере трактует тему фильм "Салемские колдуньи", поставленный режиссером Раймоном Руло по пьесе Артура Миллера в 1956 году. Конец XVII века, городок Салем в Новом Свете становится ареной настоящей "охоты на ведьм". Под знаменем "божьего суда" сводятся старые счеты. Лишь одна из обвиненных в колдовстве способна противопоставить клевете достоинство и разум. Однако ее спокойная красота и природная сила духа пугают толпу фанатиков гораздо больше, чем козни придуманных дьяволиц. В роли Элизабет Проктор выступила звезда экрана и символ Франции 50-х Симона Синьоре.

Не играй всерьез

Реальные события ведьмовской истерии в провансальском монастыре урсулинок в 1610 году послужили сюжетом фильма "Дьяволы" режиссера Кена Рассела, чье особое отношение к Князю Тьмы подтверждается всем его творчеством (вспомним "Готику" или "Логово белого червя"). Кровавые ужасы не затмили яркий дуэт Оливера Рида в роли инквизитора Михаэлиса и Ванессы Редгрейв, сыгравшей одержимую монахиню, утверждавшую, что в нее вселились сразу три демона. Аналогичные события, происходившие в средневековой Польше, легли в основу фильма "Мать Иоанна от ангелов" (реж. Ежи Кавалерович, 1961 г.).

Однако бесспорным коммерческим фаворитом экранной одержимости стал блокбастер Уильяма Фридкина "Экзорцист" ("Изгоняющий дьявола", 1973 г.) по одноименному бестселлеру Питера Блэтти.

В 12-летнюю девочку Риган вселяется демон, и милый ребенок помимо своей воли превращается не просто в ведьму, а в настоящее исчадие ада. Некоторые эпизоды вызывают просто тошнотворные ощущения даже при чтении романа, а в фильме борьба опытного экзорциста (Макс фон Сюдов) и его молодого помощника (Джейсон Миллер) с силами зла выглядит еще более впечатляюще. В результате - сумасшедший успех у публики и... серьезное психическое расстройство у исполнительницы главной роли Линды Блэр. Мораль: не играй с

Дьяволом всерьез.

Изящной "игрой понарошку" и настоящей ведьмоклассикой можно назвать фильм режиссера Джорджа Миллера "Иствикские ведьмы" (1987). Блестящий тройной бенефис разыграли Сьюзен Сарандон, Мишель Пфайффер и певица Шер. Дело происходит, как водится, в штатовской глубинке. Три обыкновенные американки - училка музыки, мать-одиночка с отрядом детишек и непризнанная скульпторша - под руководством заслуженного Люцифера мирового кино Джека Николсона открывают в себе ведьмовские таланты, а затем объявляют войну своему учителю и хозяину, подтверждая известную истину: "Разбудив в женщине ведьму, не жди от нее пощады, даже если ты Дьявол!"

Не обошли вниманием ведьмовскую тему и "молодые" из компании культового режиссера 90-х Квентина Тарантино. "Женское кино" о ведьмах сняла его приятельница Эллисон Андерс, но не сказала о них ничего нового. Ее фильм "Странное варево" (первая новелла в киносборнике "Четыре комнаты", 1995) запоминается только присутствием в кадре Мадонны, упакованной в лаковую кожу, которая играет одну из ведьм, собравшихся на ежегодный междусобойчик в шикарном отеле.

Кто первый?

Уж если кого и возводить на пьедестал почета в международном первенстве киноведьм, так это бесподобную, неповторимую, дьявольски таинственную Анжелику Хьюстон, дочь великого режиссера Джона Хьюстона и экс-жену уже упомянутого выше Джека Николсона.

Не вдруг и не сразу пришла она к глубокому пониманию демонического образа. Для начала в 1989 г. в комедии Н. Роуга "Ведьмы" Хьюстон выступила в роли председателя профсоюза работников "метлы и магии". В этом фильме колдуньи наконец сбросили маски (в буквальном смысле слова) и показали свои ужасные рожи, созданные легендарным мастером Джимом Хенсоном, автором "Маппет-шоу" и великолепной сказки-фэнтези "Лабиринт".

Но подлинным триумфом актрисы стала, конечно, Мортишия Адамс, героиня нетленных "черных комедий" Барри Зонненфельда "Семейка Аддамсов" и "Ценности семьи Аддамсов". Кто хоть раз видел Анжелику Хьюстон в этой роли, навсегда запомнит божественную (или дьявольскую?) фигуру, затянутую в черный шелк, неземную походку и царственную осанку, а также бледное лицо-маску и глаза, подсвеченные изнутри мягким сатанинским огнем.

Имея такую королеву, славная корпорация киноведьм может рассчитывать на продолжение истории. Одним из хитов последнего киносезона стала мистификация "Ведьма из Блэр: курсовая с того света" режиссеров Дэниэла Майрика и Эдуардо Санчеса. Это новое слово экранной демонологии стилизовано под любительскую видеосъемку и, помимо "морской болезни" из-за хаотического движения ручной камеры, рождает чувство подлинного страха перед непонятным и необъяснимым. Зрители ведьму не видят, но во всем они ощущают ее присутствие, им начинает казаться, что ее злые чары могут распространиться и за пределы экрана. Так что в XXI веке скука и спокойствие в кинозалах нам не грозят.

Шабаш, но наш!

"Ведьмы мы али не ведьмы, патриотки али нет?!" - спрашивал Владимир Высоцкий в песне о страшных муромских лесах. Отечественная кинонечисть, безусловно, может составить достойную конкуренцию зарубежным коллегам именно потому, что она сказочная. Главная и уникальная ведьма советского экрана - Баба Яга - участвует в состязаниях "вне конкурса" по причине явно выраженного мужского пола ее исполнителя Георгия Милляра. Хотя существует правдивая легенда о том, что Ягой Милляр стал именно из-за женщин. В силу своего французского происхождения и природной галантности он не смог допустить, чтобы кто-нибудь из актрис появился на экране в таком, мягко скажем, несимпатичном виде.

Но артистка Театра сатиры, а позже Ленкома Татьяна Пельтцер приняла эстафету у Георгия Милляра на посту Бабы Яги и по-домашнему тепло и уютно изобразила эту героиню русского фольклора в фильмах "Там, на неведомых дорожках..." и "После дождичка в четверг...".

Если заграничные ведьмы пугают взрослую аудиторию, то с нашими мы встречаемся в раннем возрасте. Можно вспомнить жуткие детские впечатления от просмотра советского "ужастика" под названием "Вий", когда Наталья Варлей в роли гоголевской Панночки пускала кровавые слезы, летала в гробу и, оскалившись, бегала вокруг освященного мелового круга, не в силах дотянуться когтями до Хомы Брута.

А кто забудет сказочный боевик "Руслан и Людмила" Алексея Птушко и превращение красавицы Наины в жуткую старуху-колдунью? Роль последней исполнила Мария Капнист, которая, судя по воспоминаниям, и в жизни любила "поиграть в ведьму".

Даже примадонна любимовской Таганки, инфернальная красавица Алла Демидова отметилась в образе ведьмы, причем дважды. В фильме "Аленький цветочек" она сыграла главную злодейку, замаскированную под служанку в замке чудовища, а в "Сказке странствий" выступила в пугающе-величественном облике ведьмы-чумы.

Совсем другая, устало-печально-мудрая ведьма получилась у Галины Волчек в картине "Русалочка". Правда, характер персонажа давал себя знать - могла она и пятку почесать на глазах у всего королевского двора, и охамевшему рыцарю надавать по шее от всей широкой ведьминской души.

Подлинный конфликт поколений на почве ревности произошел в нетрадиционной колдовской среде в новогоднем теле-хите "Чародеи", поставленном по сценарию братьев Стругацких режиссером К. Бромбергом. Представительница старшего поколения, деловая дама, правильная во всех отношениях, Кира Шамаханская (Екатерина Васильева) метала молнии и стирала память, а молодая смена - красавица Аленушка (Александра Яковлева), которая все-таки ведьма "по сути", носилась на метле, распевая лихие куплеты: "Как на Лысой горе Чертов камень лежит, из-под камня того Ведьма-речка бежит",- чем до смерти пугала Сатанеева (персонаж Валентина Гафта).

И хотя в последние годы достойных ведьм на наших экранах что-то не видно, и булгаковская Маргарита в исполнении знаменитой Анастасии Вертинской так и не явила себя зрителю (фильм Юрия Кары "Мастер и Маргарита" все еще ждет своего часа), очевидно, что дело тут не в отсутствии талантов, а в общем бедственном положении отечественного кино. Поэтому, когда грянет час - "Дорогие россиянки! Мы верим, есть среди вас настоящие ведьмы! Мы знаем - вы это можете! Дерзайте и... помело вам в руки!"

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно